Придётся подождать

— Ну, допустим, в ваших словах есть какой-то смысл… но всё равно – это ерунда, и быть такого не может!
Мой собеседник самодовольно ухмыльнулся и откинулся на спинку барного кресла, глядя на меня с превосходством – как обычно взрослые смотрят на несмышлёных малышей. Он поднял бокал, лукаво подмигнул сквозь него и, отпив несколько глотков, снова доверительно наклонился ко мне:
— Признайтесь, вы ведь всё это выдумали прямо сейчас?!
В его карих глазах искрился смех и непоколебимая уверенность в своей правоте, и я понял, что снова проиграл.
Вот уже более часа я беседовал с одним из ведущих специалистов исследовательского центра проблем темпоральных аномалий. Наша встреча выглядела случайной, хотя была спланирована загодя. Разузнав о привычках профессора, я заранее пришёл в уютный тихий бар под вывеской «Старый шкипер» и, заняв место у стойки, где он обычно любил проводить субботний вечер, терпеливо ожидал. Когда профессор занял своё излюбленное место, я представился и повёл разговор издалека. Постепенно тема увлекла моего собеседника, однако, надежда на положительный исход нашего диспута начала таять. Профессор напрочь отрицал существование какой-либо цивилизации в пределах солнечной системы, кроме земной. А уж о том, что на Марсе тайно существует древняя высокоразвитая цивилизация, он и слушать не хотел, обвиняя меня в излишнем увлечении фантастическими романами Берроуза.
— Послушайте, профессор, но вы же сами проводите исследования по теме «Гравитационное красное смещение»… кому, как не вам знать о таких понятиях, как локальное замедление времени?! – сделал я отчаянную попытку.
Профессор кивнул головой, словно нехотя соглашаясь, и ответил:
— Да, но это лишь теория… и к тому же она несколько отличается от той версии, которую выдвигаете вы, молодой человек.
Я невольно усмехнулся – знал бы профессор, сколько мне лет на самом деле! Но сейчас не это было главное, а то, что он упрямо не хотел верить и отвергал все мои аргументы. Если мне не удастся его убедить, то миссия вновь отложится на длительное время.
— На самом деле всё довольно-таки просто, — снова начал я. – Представьте себе, что временной поток вокруг планеты сдвинут относительно пространственного вектора буквально на несколько единиц и в таком случае представляет собой некое подобие киноэкрана, на который можно проецировать любое изображение…
— Допустим, — нехотя кивнул мой собеседник. – Но каким образом? Как это осуществляется технически? Мы же с вами не маленькие дети, которые слепо верят в красивую сказку. Теория – это одно, а практика – совсем другое… к тому же, как вы и сами прекрасно знаете, на Марсе уже побывало несколько автоматических станций, которые продемонстрировали всему миру лишь пустынные ландшафты. Скажите на милость: хоть на одном снимке вы видели что-нибудь, напоминающее остатки какой-либо цивилизации? Да какие там остатки?! Хоть бы намёк на них…
Профессор пренебрежительно махнул рукой и снова отхлебнул пива.
— А вы не допускаете вероятность того, что вам, землянам, просто не хотят до поры показать истинную картину? – возразил я. — Что, если вам подсовывают фальшивые изображения?
Профессор некоторое время молча смотрел на меня, словно изучая, затем снисходительно улыбнулся и пожал плечами:
— Я устал спорить с вами, молодой человек… скажу только одно: если бы на Марсе существовала древняя цивилизация, и её эмиссары находились среди нас, то уже давно, невольно обнаружили бы себя. Но где?! Покажите мне хотя бы одного из них?!
И тут я выложил джокера:
— Он перед вами…
— Я бы вам охотно поверил, но…
Неожиданно профессор замолк, в изумлении уставившись на меня, словно увидел привидение. В его глазах сначала промелькнул испуг, а затем какая-то новая мысль заставила его осторожно отодвинуться и несколько неестественным голосом произнести:
— Да-да… конечно… я вам верю…
Судя по всему, меня приняли за сумасшедшего. Уже в который раз… впрочем, чего ещё можно было от него ожидать? Чем он отличался от тех десятков просвещённых людей своих эпох, которые смотрели на меня такими же глазами?! Сколько раз после таких вот бесед меня пытались привселюдно сжечь на костре, четвертовать или поместить в психушку. Эх, люди… люди… всё меняется и совершенствуется в этом мире, кроме человеческой косности взглядов – «этого не может быть, потому что быть не может!»
Профессор настороженно поднялся и, кисло улыбнувшись, торопливо откланялся со словами:
— Мы ещё с вами как-нибудь побеседуем, молодой человек, а сейчас, извините, тороплюсь… дела, знаете ли…
Быстро рассчитавшись с барменом, профессор вышел в темноту прохладного вечера. Я проводил его взглядом и тоже направился к выходу.
Свежий воздух остудил моё лицо. В северной части неба низко над горизонтом ярко сияла крупная звезда слабого красноватого оттенка – моя родина. Я подмигнул ей и подумал: «Что ж, значит, время ещё не пришло — придётся подождать, а пока – домой!»
Я шагнул за угол и растворился…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *