Предупреждение

Шесть месяцев монотонного прочёсывания созвездия Пегаса не дали результатов. Исследовательский полёт подходил к завершению. Бортовые сканеры считывали последнюю информацию о планетах системы звезды Маркаб.
Делать было особо нечего, поэтому штурман Герман Диз внёс небольшие уточнения в бортовой журнал и запустил программу прокладки курса возвращения на Землю. Сцепив пальцы на затылке, он откинулся в кресле и мечтательно зарыл глаза, представляя, как проведёт заслуженный отпуск на одном из солнечных островков Бермуд.
Именно в этот момент раздался мелодичный перезвон.
Диз нехотя открыл глаза и увидел над пультом управления голографическое изображение исследуемой системы. Пятая планета от звезды пульсировала мягким зеленоватым свечением. Рядом с ней вспыхивали столбцы знаков и цифр, характеризующих параметры исследуемого объекта.
— Обнаружена планета земного типа, потенциально пригодная для органической жизни…
Бесстрастный голос СЭМа окончательно вырвал штурмана из плена романтических грёз. Его охватило волнение. Подобная находка являлась уникальной, поскольку шансы отыскать в бескрайних просторах космоса планеты земного типа были исчезающе малы. За последнее столетие обнаружили всего лишь две, да и то подходящие только по некоторым параметрам. Перед их колонизацией потребуется много средств и времени, чтобы создать необходимые условия. А тут, судя по предварительным показаниям, характеристики были очень близки к земным.
Диз внутренне подобрался и распорядился:
— СЭМ, объяви общую готовность экипажа и сообщи капитану о находке.
— Слушаюсь, лейтенант!
Штурман снисходительно усмехнулся. По какой-то причине самообучающийся электронный мозг, который для простоты окрестили СЭМом, решил, что должен соблюдать субординацию, как и все остальные члены экипажа разведывательного звездолёта «Странник».
Вскоре в командную рубку быстро вошёл капитан. Как всегда, гладко выбрит и подтянут. Причём брился он по старинке — настоящими лезвиями, а не электронным депилятором, и являлся образцом для подражания. Впрочем, так, наверное, выглядели все настоящие капитаны ещё со времён древних парусников. Капитан Тим Бартон относился именно к таким.
— Ну, Герман, неужели нам повезло? — бодро поинтересовался он.
— Будем надеяться. Нужно сначала выйти на орбиту, взять пробы, произвести визуальное обследование и определить наличие разумной жизни. Хотя… судя по тому, что мы до сих пор не уловили никаких радиосигналов…
— Думаю, СЭМ вполне справится с этой задачей самостоятельно, — улыбнулся Бартон. — Наш «выход» предусмотрен лишь в том случае, если обнаружится разумная жизнь. Тогда включается программа установления контакта и…
Капитан резко оборвал собственные рассуждения, вовремя вспомнив, что штурман и сам прекрасно знает процедуру, и предложил:
— Давайте, Герман, выпьем пока по чашечке кофе и дождёмся первых результатов…
Тем временем, произведя необходимые расчеты, СЭМ осуществил подпространственный переход звездолёта прямо на орбиту планеты. На голографических экранах появилось её увеличенное изображение, окружённое прозрачным голубоватым ореолом.
От корабля отделились автоматические зонды и помчались в разных направлениях, словно пчёлы в поиске медоносных цветов.
Тотчас начали поступать данные о составе атмосферы, силе тяжести, наличии полезных ископаемых и степени загрязнения. Одновременно с этим шло сканирование объекта с пошаговым увеличением изображения.
Три больших материка и множество островов занимали примерно половину поверхности планеты. Остальное покрывала вода. Автоматически включились фильтры прозрачности, и группы облаков словно растворились.
Выбрав наиболее крупный материк, СЭМ зафиксировал положение звездолёта и приступил к тщательному анализу полученной информации.
Разглядывая быстро чередующиеся изображения на экранах, Бартон с надеждой произнёс:
— А что, если планета и в самом деле окажется пригодна для людей? Предлагаю назвать её Надеждой…
— Звучит неплохо, капитан.
— Представляете, Герман, как сюда хлынут колонисты с переполненной Земли?! Ведь это самый настоящий природный заповедник!
— Если только его никто не успел занять до нас, — пошутил штурман.
— Внимание! Обнаружены прямые признаки наличия техногенной цивилизации…
Голос СЭМа прозвучал совершенно неожиданно. Капитан и штурман быстро переглянулись и подались вперёд, вглядываясь в постепенно укрупняющееся голографическое изображение участка материка. В центре сходящихся прямых линий, судя по всему, являющихся дорогами, находился большой город. Сомнений не могло быть — даже с такого расстояния явно просматривалась архитектура строений земного типа. Город расчерчивали на кварталы прямые широкие улицы. Кое-где виднелись зелёные массивы — очевидно, городские парки.
— Вот вам и заповедник… — растерянно пробормотал капитан.
— Глазам своим не верю, — Диз озабоченно нахмурился. — Если бы меня разбудили и спросили, где мы находимся, я, ни секунды не сомневаясь, ответил бы, что приближаемся к Земле…
— Тем не менее, мы находимся весьма далеко от неё.
Бартон нахмурился, но тут же улыбнулся и добавил:
— Зато, судя по всему, нам предстоит встреча с братьями по разуму. И, возможно, они будут не очень сильно отличаться от нас…
Один из автоматических зондов опустился почти до крыш зданий и медленно пошёл над залитой солнечным светом улицей, направляясь к центральной площади. Внизу не наблюдалось абсолютно никакого движения, словно все в городе спали.
— Как-то всё это странно выглядит, — не выдержал штурман. — Неужели нас до сих пор не обнаружили? Да и вообще, где сами хозяева планеты? Где их техника?!
— Погодите, Герман, — остановил его капитан. — Странно не только это. Прислушайтесь — практически нет звуков…
Звуковые анализаторы выдавали всего лишь лёгкий посвист ветерка в проводах вдоль улицы да тихий шелест листьев. Ни гула, ни хруста, ни рокота работающих механизмов — ничего! Впрочем, кажется, ещё присутствовали голоса птиц.
Когда зонд оказался над площадью, капитан перевёл его в режим ручного управления и заставил медленно показать круговую панораму.
При ближайшем рассмотрении стало видно, что здания уже изрядно обветшали от времени, хотя активных разрушений не наблюдалось. На всём лежал слой многолетней пыли. А в центре площади возвышалась скульптурная композиция, состоящая из группы вооружённых людей. Над ними гордо развевался стяг. Некоторые фигуры подняли над головами руки, в которых держали удлинённые предметы, напоминающие оружие.
— Не может быть! — воскликнул штурман. — Это же люди, совсем такие же, как мы!..
Капитан приблизил зонд вплотную к скульптурам и ткнул пальцем в экран, указывая на руку одной из фигур.
— Да, сходство и впрямь невероятное, — согласился он. — И если бы не шесть пальцев, то отличить по внешним признакам и в самом деле было бы невозможно…
Тем временем СЭМ завершил окончательную проверку всех поступивших данных и выдал заключение о полной пригодности атмосферы для жизнедеятельности людей. Никаких вредных микроорганизмов и излучений приборы не зарегистрировали. По данным зондов, разосланных по всей планете, в океане и в лесах обитали многочисленные представители местной фауны. И всё. Кроме пустых городов и практически истлевшей техники, ни одного человека.
— Что-то мне это не нравится, — озадаченно произнёс капитан. — Куда могли подеваться все люди?
— Если бы не заброшенность городов, я бы даже предположил, что они спрятались, узнав о нашем приближении, — неуверенно отозвался штурман. — Но это нелепо…
— Да… и команда ждёт разрешения на высадку… что им сказать? Почему-то мне совершенно не хочется опускаться на поверхность этой планеты, но…
Тим Бартон в задумчивости забарабанил пальцами какой-то замысловатый ритмический рисунок на приборной доске. Затем, приняв решение, нажал на сенсор общей связи и объявил:
— Всему экипажу находиться в режиме полной готовности. Группе разведчиков и контактёров приготовиться к высадке.
Отключив громкую связь, капитан повернулся к штурману.
— Надеюсь, Герман, что поступаю правильно.
— Да, капитан. В конце концов, мы же не можем улететь просто так. Нужно найти ответы…
Бартон кивнул и вышел из рубки.
* * *
Десантный модуль плавно опустился на площадь перед мемориальным комплексом. Повсюду царило запустение. Не было следов разрушений или беспорядочного бегства. Просто казалось, что отсюда все ушли — спокойно и не торопясь.
Командир группы подошёл ближе к скульптурному ансамблю и, задрав голову, долго и пристально разглядывал фигуры на пьедестале. Затем озабоченно нахмурился и произнёс:
— Подобные монументы я видел и на Земле. Все они относились к той давней эпохе, когда люди ещё враждовали между собой. Тогда человечество было поделено на государства, воюющие друг с другом…
— В центральном здании, находящемся за скульптурной группой, зафиксировано слабое излучение электронных приборов, — сообщил СЭМ. — Судя по структуре волн, это похоже на информаторий.
Капитан и штурман внимательно следили за происходящим на экранах.
Группа вошла в здание и приступила к обследованию просторных залов, расположенных один за другим. Похоже было на музей, в котором собрали экспонаты из разных эпох, начиная с каменного века. Постепенно продвигаясь дальше, исследователи добрались до последнего, самого большого зала, посреди которого возвышался многоярусный электронный пульт. На нём едва пульсировали огоньки.
— Красовский, будьте осторожны, — обратился капитан к командиру группы. — Мы не знаем, что это за пульт и чем он управляет…
Но тут снова вмешался бортовой компьютер корабля:
— Неопознанное электронное устройство, условно именуемое словом «пульт», не соединено кабелями ни с одним объектом, находящимся за пределами здания. Также, согласно произведенному мной глубинному сканированию устройства, отсутствуют радиоэлементы, допускающие радиосвязь, что говорит о полной автономии и замкнутости данного устройства самого на себя. Взрывоопасные и облучающие приспособления не обнаружены…
СЭМ умолк, словно в раздумьи.
— Что же это такое? — не выдержал штурман. — Не тяни душу. Наверняка, ты уже всё просчитал.
— Это похоже на… кинотеатр…
Капитан и штурман переглянулись. Кинотеатр в музее…
— Я могу его активировать, — предложил СЭМ.
— А ты уверен в безопасности?
— Абсолютно. В самом устройстве не имеется ничего, кроме архива данных и голографического плеера…
Бартон взглянул на штурмана — тот неуверенно пожал плечами.
— Ладно, запусти его, — принял решение капитан. — А вы, Красовский, будьте наготове. В случае возникновения опасности, будьте готовы к срочной эвакуации и уничтожению объекта.
— Слушаюсь.
Повинуясь распоряжениям командира группы, разведчики взяли в полукольцо пульт и привели в боевую готовность плазменные излучатели.
Тем временем СЭМ активировал пульт. По приборной панели суетливо забегали разноцветные огоньки. В центре зала возникло едва заметное голубоватое свечение, и раздался спокойный мужской голос. Быстро проанализировав фонетику чужого языка, СЭМ начал переводить:
— Приветствую вас, чужестранцы на нашей утраченной планете… Утраченной для нас, её коренных разумных обитателей…
Последние слова прозвучали с какой-то горькой иронией. На некоторое мгновение воцарилась тишина, а затем голос продолжил:
— Моё имя Терлин Менкор, и я последний из людей этой планеты. Наверное, вас удивило полное отсутствие населения? Что ж, это гибельные последствия глобальной войны, длившейся более сотни лет, которую развязали коррумпированные политики наших стран. В погоне за сверхприбылями и ради удовлетворения собственных амбиций они столкнули народы двух самых больших стран в братоубийственной войне. Постепенно в неё оказались втянуты и государства поменьше… Ложью и подменой фактов политики добились того, что люди разных стран стали ненавидеть друг друга, и война продолжалась, не стихая. Она требовала всё новых и новых жертв — в основном это были мужчины, которые непосредственно участвовали в сражениях. Для того чтобы безостановочно пополнять ряды воинов, учёные-генетики вмешались в структуру ДНК, дабы мужских особей рождалось большинство. Это вмешательство оказалось роковым…
Вновь повисла тишина, но никто не посмел нарушить её и малейшим звуком. Даже СЭМ, казалось, замер в трагическом молчании.
— Случилось непоправимое… — голос зазвучал снова. — Никто и не заметил, когда перестали рождаться девочки. Ведь для войны нужны были только мужчины. Когда выяснилось, что живущие на планете женщины в силу возраста утратили способность к детородству, оказалось, что молодых женщин нет. За несколько десятков последних лет не родилось ни одной девочки… когда об этом стало известно, войны прекратились сами собой. Но было уже поздно… как ни старались учёные всей планеты, сколько вкладывалось средств — всё оказалось безрезультатно. Способность человечества к воспроизводству утратилась. Казалось, сама природа приняла решение о нецелесообразности существования вида, истребляющего самого себя, и поставила на нём крест…
На этот раз пауза оказалась длительной, и капитан решил, что обращение закончилось. Он уже открыл рот, собираясь отдать распоряжение, когда СЭМ вновь начал переводить:
— Обращаюсь к вам, неведомые пришельцы. Мы — мужчины последнего поколения приложили все силы для того, чтобы навести порядок на планете и восстановить разрушения, вызванные войной. Если наша планета подойдёт вам, поселитесь на ней и живите счастливо в мире и дружбе. Не повторите наших ошибок. Ведь войны несут смерть, за которой следует забвенье. Никакие, даже самые красивые идеи, никакие богатства и амбиции не стоят человеческой жизни. Помните об этом…
* * *
На экране заднего обзора удаляющаяся планета превратилась уже в едва различимую искорку, а капитан по-прежнему задумчиво хмурился. Штурман искоса поглядывал на него, не решаясь прервать молчание. Наконец не выдержал:
— Капитан, все данные систематизированы и готовы к отправке на Землю. По традиции, как первооткрыватели мы обязаны дать название планете. Но я не уверен, что Надежда — лучший вариант…
— А мне кажется, что это название символизирует надежду на то, что подобная трагедия никогда более не повторится. Это предупреждение для человечества. Ведь разум был создан вышними силами и существует не для того, чтобы сам себя уничтожать…
— Вы действительно верите в существование этих гипотетических сил? — осторожно поинтересовался Диз.
— Чем же в противном случае можно объяснить всё это…
Тим Бартон провёл рукой, указывая на обзорные экраны, отображающие бесконечный космос, усыпанный мириадами искорок звёзд, среди которых вершил свой путь «Странник».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *