Парковка запрещена

http://viboo.org/project/fant/item/valevskij-anatolij-parkovka-zapreshchena

— Ну вот, прибыли, наконец, — удовлетворённо констатировал Макс Граховский, отодвигаясь от монитора бортового курсографа.
Дэниел Старк, с терпеливым ожиданием наблюдавший за ним, возбуждённо потёр ладони.
— Надеюсь, кэп, официальная часть не займёт слишком много времени, — воскликнул он. — Хочется размять ноги и вообще посидеть в каком-нибудь местном уютном баре. Заодно и пообщаться с аборигенами…
Капитан космического исследовательского челнока сочувственно усмехнулся. Он-то уже знал из показаний газового спектрографа, что в местной атмосфере кислород напрочь отсутствовал. Поэтому ни о каких посиделках в баре и речи быть не могло. Хотя он отчасти понимал состояние известного на весь космофлот ловеласа Старка, который засиделся без романтических приключений. Шестимесячный полёт в двухместном челноке кого угодно в тоску вгонит.
— Послушай, Дэн, здесь метановая атмосфера, поэтому, как ты понимаешь, подходящих подружек мы тут не найдём.
— Да уж, — сокрушённо кивнул Старк. — Придётся ещё полгода влачить жалкое монашеское существование. Хорошо хоть, что мы сюда не надолго. Наладим контакт, и — обратно.
— Это точно…
Защитные экраны разошлись в стороны, открывая наружный обзор.
Прямо по курсу в безбрежном звёздном пространстве парил длинный мегалитический причал, в конце которого возвышалось многоярусное здание. За ним виднелась планета, окружённая молочной атмосферной дымкой. На самом причале озабоченно сновали разнокалиберные механизмы, обслуживающие несколько огромных звездолётов непривычной конструкции, пришвартованных по бокам причала.
— Вот так громадины, — потрясённо пробормотал Дэн. — Наша птичка по сравнению с ними просто крохотуля.
Граховский тем временем обнаружил свободное пространство у причала между двумя звездолётами и направил туда челнок. Тотчас по курсу вспыхнул зелёный мигающий квадрат с оранжевым окаймлением.
— Гляди, нас уже приветствуют! — воскликнул Старк. — Любопытно, что бы это могло означать?
— Скорее всего, указывают место парковки, — предположил капитан.
Он уверенно подвёл корабль к причалу в том месте, где пульсировал зелёный квадрат, и включил швартовочный автомат. Дальше всё шло согласно стандартной процедуре. Пока челнок швартовался, космонавты облачились в скафандры, оснащенные автоматическими переводчиками Фрейденталя модели «Линкос».
У выхода экипаж поджидала небольшая летучая платформа с поручнями. Как только они взошли на неё, платформа мягко скользнула к зданию, и через несколько минут космонавты уже входил внутрь.
Когда за ними сомкнулись наружные створки шлюза, открылись внутренние, и Граховский со Старком вошли в круглый зал, окаймлённый многочисленными панелями управления. В центре стоял представитель местной власти, отдалённо напоминающий жука-переростка. Он развёл в стороны верхнюю пару конечностей и что-то проскрипел.
— Приветствую вас, пришельцы из дальних миров! — перевёл автомат. — Меня зовут Эргхлад. Я дежурный администратор. Вы прибыли на служебный терминал орбитальной грузовой базы планеты Сларг.
— А я — Максим Граховский, командир исследовательской экспедиции, — представился капитан. — А это мой напарник и второй пилот — Дэниел Старк. Мы прибыли к вам издалека: понадобилось шесть месяцев подпространственного перелёта. И вот теперь мы рады первыми из людей вступить в контакт с вашей цивилизацией и обсудить перспективы будущего сотрудничества.
Сларгианин благосклонно кивнул усиками и с достоинством ответил:
— Безусловно, как только мы покончим с маленькой неприятной процедурой, о вас тотчас же будет доложено в верховный совет…
— Что ж, это было бы здорово, и, если…
Граховский запнулся на полуслове, недоумённо переглянулся со Старком, и настороженно поинтересовался:
— Простите, уважаемый Эргхлад, какую процедуру вы имеете ввиду?
— О, это совершеннейший пустяк, о котором не стоит особо волноваться! Дело в том, что вы нарушили правила орбитального движения, припарковавшись у служебного терминала. Вы же не могли не заметить зелёный мигающий квадрат с оранжевым окаймлением?
— Безусловно, мы его очень хорошо видели и приняли за указатель места швартовки. А разве это не так?
— К сожалению, нет. Знак указывает, что парковка в этом месте категорически запрещена…
— Простите, но мы этого не знали и не хотели нарушать ваши законы.
Сларгианин подошёл к одному из многочисленных пультов и быстро набрал на клавиатуре какую-то комбинацию знаков, при этом продолжая просвещать землян:
— Я вам охотно верю. Но незнание закона не освобождает от ответственности. Впрочем, не стоит особо волноваться, так как стандартная процедура предусматривает всего лишь изъятие транспортного средства, в данном случае вашего звездолёта, и размещение его на штрафной площадке без права посещения.
На одном из многочисленных мониторов космонавты увидели свой челнок, который перемещался куда-то в сторону планеты на грузовой космической платформе.
Макс и Дэн растерянно переглянулись. Старк с добродушной улыбкой шагнул вперёд.
— Постойте, наверное, это шутка? — предположил он. — Мы же прилетели издалека и не знаем ваших законов.
Сларгианин совсем по-человечески развёл лапки в стороны. Казалось, сейчас он извинится за недоразумение и объявит, что первый контакт гораздо важнее каких бы то ни было правил. Но вместо этого из переводчика раздались бесстрастные слова:
— Сожалею, но закон есть закон, и это не обсуждается.
Тогда слово взял Граховский. Он говорил медленно, стараясь доходчиво разъяснить местному администратору сложность ситуации:
— Послушайте, Эргхлад, как вы уже, наверное, заметили, мы в защитных скафандрах, потому что не можем дышать вашей метановой атмосферой. Она для нас губительна. Если вы не отмените своё решение, то мы просто через некоторое время, когда у нас закончится автономный запас кислорода, задохнёмся.
Но сларгианин остался непреклонным, упрямо талдыча одно и то же:
— При всём желании ничем не могу помочь.
— А на какое время мы будем лишены доступа в свой корабль? — спросил капитан.
— Всего лишь на двое суток. После чего транспортное средство будет возвращено вам в целости и сохранности.
— Уф, — облегчённо вздохнул Старк. — В таком случае ничего страшного, поскольку запасов кислорода в скафандрах нам вполне хватит на трое суток, и даже…
Внезапно он осёкся, взглянув на окаменевшее лицо командира.
— В чём дело? — спросил Дэн, интуитивно почувствовав какой-то подвох.
— Ты что, до сих пор не понял? — голос Макса стал глухим. — На Сларге одни сутки равны двум с половиной земных…
— И что?
— А то, что по факту это будет пять земных суток, а кислорода у нас всего лишь на трое…
Старк ощутил, как вдоль его позвоночника пробежались ледяные коготки страха. Лоб мгновенно покрылся испариной, внутри него начала нарастать паника. Он быстро обернулся к Эргхладу, но тот был непреклонен.
— Я искренне сожалею, что наша атмосфера непригодна для вашей жизнедеятельности, но на Сларге главенство закона превыше всего. Так было и будет всегда!
— Но ведь бывают же исключения! — с отчаянной надеждой воскликнул Дэн. — Неужели никогда не было прецедентов?
— Нет, такое невозможно.
— Ладно, допустим, вы ничего не можете изменить, — предположил Граховский. — Но неужели у вас тут совершенно нет запасов кислорода?!
— Только на исправительных рудниках планеты Сларг, где трудятся преступники из разных звёздных систем, есть одна пещера с подходящей для вас искусственной атмосферой.
— Что ж, в таком случае отправьте нас туда на время вынужденного ареста нашего челнока!
Эргхлад на мгновение замер, обдумывая предложение, а затем категорично заявил:
— Нельзя. Это нарушение закона. Вы же не преступники.
— Но тогда мы задохнёмся!
— Сожалею…
Космонавты беспомощно переглянулись. Старк хмуро поинтересовался:
— Скажите, Эргхлад, а как на эти ваши рудники можно попасть? Какое нужно совершить преступление?
Сларгианин зашевелил усиками, словно припоминая, и принялся перечислять:
— Ну, допустим, вы ограбили бы межгалактический банк…
— Мы даже не знаем, где он находится, — возразил Макс.
— Или угнали бы императорский крейсер, — продолжал администратор. Но только чисто гипотетически, поскольку это совершенно невозможно…
— А что-нибудь попроще нельзя придумать?
Сларгианин снова задумался на некоторое время, после чего нерешительно объявил:
— Есть ещё один пункт, предполагающий интересующее вас наказание. Однако должен признать, что подобных прецедентов на Сларге не было уже несколько столетий.
— Неважно. Что это за пункт?
— Нападение на административного служащего и оскорбление его достоинства во время несения им государственной службы…
— И сколько за это дают?
— Год.
Граховский и Старк быстро переглянулись и поняли друг друга без слов. Выбор у них был простой: либо задохнуться через несколько дней без кислорода, либо провести следующие два с половиной земных года на каторжных рудниках. Да, это не предвещало ничего хорошего, но, по крайней мере, оставляло хоть какую-то надежду на жизнь. Они молча кивнули и решительно повернулись к администратору, который, ощутив неясную угрозу, неуверенно отступил на шаг.
Граховский грубо ткнул в его сторону пальцем:
— Вы служащий?
— Да…
— При исполнении? — зловеще усмехнулся Старк.
— Да… но…
— Никаких но! Сожалею, но ничем помочь не могу… Получай, таракашка!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *