Одиночество

Я в одиночестве стою на мокром камне и смотрю на бурные волны, подсвеченные багровым закатом. Они с отвращением выбрасывают на берег остатки того, что ещё совсем недавно символизировало достижения человечества, его творческий потенциал и радость бытия.

Вот из пены прибоя вынырнула яркая детская коляска, сверкая хромированными спицами колёс, перевернулась и вновь скрылась в волнах.

Коричневая, потемневшая от воды, крышка рояля, подталкиваемая серой водой, медленно выползла на берег и грузно осела на песок.

Волейбольную сетку с запутавшимися в ней мячами волны толкают на камень у моих ног, а затем с раздражённым рокотом уносят обратно в океан.

Вчера закончился праздник жизни на этой планете. Впрочем, все праздники когда-нибудь заканчиваются, и начинаются будни. Но здесь их уже не будет, как не будет и человечества, сгубившего самого себя в слепой самоуверенности собственной непогрешимости и вселенской значимости.

Обычный, казалось бы, эксперимент в погоне за очередной сенсацией и сверхприбылью, нарушил экологическое равновесие, и вызвала планетарную катастрофу. Всего лишь за сутки уровень мирового океана поднялся на десятки метров, исчез озоновый слой, а содержание углекислого газа в атмосфере превысило допустимый предел в несколько раз.

Радиация последней расписалась на приговоре человечеству, поставив тем жирную и окончательную точку в истории людей.

Мне искренне их жаль — в сущности, люди были неплохими существами. Наверное, это странно, что я могу испытывать эмоции, потому что конструктор, создавший меня, говорил, что у роботов эмоций не бывает…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *