Ночной гость. Глава 9 — Пыль дорог

Сандер принес друзей на свою родину, когда забрезжили первые лучи утренней зари.
Издали Драконьи горы выглядели мрачными беспорядочно громоздящимися гигантами с ледяными шапками. Снаружи их неприступным частоколом опоясывали черные скалы. Но как только Сандер пролетел над ними, путешественники ахнули, восхищенные открывшимся видом.
В цветущих зеленых долинах, притаившихся у подножия гор, поблескивали прозрачные, озера. По скальным уступам спешили вниз звенящие горные речки и ручьи. Они падали с огромной высоты сверкающими водопадами. Яркие радуги призрачными мостами соединяли петляющие в глубоких ущельях речушки.
На высокогорных лугах мирно отдыхали драконы. Малыши-дракончики весело резвились, неуклюже подпрыгивая и громко хлопая еще неокрепшими крыльями.
Сандер опустился на центральное плато. Его тотчас окружили соплеменники. Они с недоуменным любопытством смотрели на необычных пассажиров. Еще ни разу нога человека не ступала на земли драконов!
Вперед с величественным достоинством вышел древний дракон. Это был новый повелитель. Его бронзовая чешуя так потемнела за тысячелетия, что он казался почти черным. Внимательно выслушав Сандера, повелитель учинил строгий допрос нежданным гостям, а затем, немного поразмыслив, разрешил им остаться на один день, но только при условии, что они никогда и никому не расскажут о том, что здесь видели.
— Сандер, а ты не мог бы отнести нас прямо к магическому проходу в мир Ларри? — с надеждой спросила Лина, когда друзья остались одни.
Дракон, уныло покачав головой, с сожалением ответил:
— Нет, драконам запрещено летать в тех местах, где живут люди.
— Кем запрещено?
— Теми, кто создал этот мир.
— А кто они?
Сандер шумно вздохнул.
— Ты требуешь от меня мудрых ответов, а ведь я еще совсем молодой по нашим, драконьим, меркам. Но поверь мне: этот закон свят и нерушим для всех нас. Даже сам повелитель Драконьих гор подчиняется ему беспрекословно…
— Ну что ж, — вздохнул Ларри. — Законы нужно соблюдать! Пойдем пешком…
— Погодите! — остановил друзей Сандер. — Дело в том, что я не могу донести вас до магического прохода в другой мир, а к подножию Венценосных гор доставлю.
— Ты же сам сказал, что вам запрещено… — начал, было, Полдо, но дракон прервал его:
— Да, но отсюда и до Венценосных гор местность не заселена людьми, значит, я не нарушу закон. На всякий случай вылетим ближе к ночи, чтобы не попасться на глаза какому-нибудь случайному бродяге.
— Конечно, мы подождем до вечера! — ответила за всех Лина.
До самого заката бродили друзья по чудесным лугам, любовались искрящимися водопадами, играли с малютками-дракончиками, пили чистую студеную воду из многочисленных ледниковых ручьев. Грозные и могучие драконы-великаны оказались весьма миролюбивыми. Они издали с интересом разглядывали Лину, Полдо, а особенно Ларри, потому что Сандер всем рассказал о том, как юноша одним взмахом Небесного меча перерубил заговоренную цепь.
Когда накатили сумерки, и вершины гор окрасились угасающим заревом, собрались в путь. Простившись с древними хозяевами Драконьих гор, друзья взобрались на Сандера. Он разбежался и взмыл вверх. Сделав прощальный круг над горами, дракон начал набирать высоту.
Вечерело. Густые темно-синие тени заполнили все пространство между вершинами неприступных Драконьих гор, скрывая от глаз высокогорные луга, бирюзовые озера и хрустальные водопады. Последний багрянец таял за дальним горизонтом. Плотные тучи надвигались с востока, затягивая небо непроглядным покрывалом.
Воздух был чистый и прохладный. Чтобы не замерзнуть, путешественники тесно прижались друг к другу. Ларри старался прикрыть Лину от ветра, бережно обнимая ее. Фрида прижалась к их ногам. Она чувствовала себя не очень уверенно, глядя на землю с высоты птичьего полета.
Земля полностью утонула в ночной мгле. Небо заволокли тяжелые тучи, скрыв звезды и луну. Сандер летел в кромешной тьме. Все молчали. Согревшись возле Ларри, Лина задремала. Ей снился сон…
Она шла по извилистому коридору, держа в руках свечу и прикрывая ее рукой от сквозняка. Отсветы огня беспорядочно метались по гранитным стенам подземелья, сплетаясь в таинственные символы и силуэты невиданных существ. Во все стороны расходились тоннели, из которых веяло ощутимой угрозой. Там что-то ворочалось, провожая девушку голодным взглядом.
Лина бережно несла свечу, стараясь не думать о пугающей темноте за спиной, в которой слышалось тоскливое бормотание и заунывные вздохи.
Впереди, у самой стены, прислонившись к ней и опираясь на белый посох, стоял черный горбун. Его лицо скрывал глубоко надвинутый капюшон. Когда Лина поравнялась с ним, горбун безмолвно протянул к ней руку, повернутую ладонью вверх. На ней лежал серебряный кинжал с двумя изумрудами в костяной рукояти и цветком лотоса, выгравированным на лезвии. Девушка несмело потянулась к нему и взяла кинжал, а горбун другой рукой так же молча указал вперед. Лина подняла свечу повыше и успела заметить, как за дальним поворотом скрылась чья-то спина, напоминающая своими очертаниями…
— Дедушка! — крикнула она.
Но ответа не было. Девушка оглянулась — на том месте, где только что стоял горбун, высилась колонна, подпирающая свод пещеры. Лина бросилась вперед, и в это время прямо из стены вышли два чудища. Угрожающе поднимая когтистые лапы, они двинулись ей навстречу.
— Ларри, помоги мне! — закричала Лина в отчаянии.
— Тише… тише… Успокойся, я здесь…
Девушка открыла глаза и увидела Ларри, заботливо вытирающего слезы на ее лице. Лина с благодарностью прильнула к юноше и едва слышно прошептала:
— Дедушка жив! Я уверена в этом…
Но шум крыльев заглушил ее слова, и Ларри ничего не услышал.
Через несколько часов впереди обозначились белые пятнышки, которые постепенно приближались.
— Что это, Сандер? — крикнул Ларри.
— Венценосные горы, — ответил дракон, повернув голову. — Они почти такие же древние, как и Драконьи.
В это время в просвете туч появилась луна, выбелив спящую внизу землю. Четко проступили очертания величественных гор. Они стояли плотным строем от самого берега океана и, пересекая материк, уходили далеко на восток, теряясь вдали. Каждая вершина была увенчана ледяной короной — отсюда и пошло название Венценосных гор.
У самого подножия каменных великанов мигнул яркий огонек, а затем еще и еще…
— Все. Дальше лететь не могу, — заявил Сандер. — Это свет человеческого жилища.
Дракон начал осторожно снижаться, высматривая место для посадки. Приметив большую поляну посреди лесной чащи, Сандер направился прямиком к ней. Опустившись на землю, дракон сложил могучие крылья и прислушался. Вокруг стояла настороженная тишина.
— Ну, вот и прибыли… — вздохнул Сандер. — На этом месте мы расстанемся. Я хотел бы пойти с вами, но не имею права…
Друзья спустились на землю. Лина подошла к дракону и ласково провела рукой, разглаживая морщинки вокруг его больших глаз.
— Прощай, Сандер, — грустно сказала она. — Ты спас нас от гибели в Ущелье Серых Теней и помог добраться до Венценосных гор. Мы благодарим табя за помощь!
— Ведь вы первыми освободили меня от заговоренной цепи! Жаль, что нужно расставаться…
— Мне тоже жаль, — сказал Ларри. — Но время бежит неумолимо, и нам приходится спешить. Может быть, когда-нибудь в будущем мы еще увидимся… прощай, друг!
Полдо дружески погладил дракона по боку, а Фрида потерлась о его переднюю лапу. Окинув друзей прощальным взглядом, Сандер взмахнул крыльями и стремительно поднялся в небо.
— Прощайте! — донесся сверху его удаляющийся голос. — Помните, что вы никому не должны рассказывать о Драконьих горах!
— Прощай, Сандер! — хором воскликнули друзья.
Огромная крылатая тень промелькнула над лесной поляной — только листья деревьев зашелестели от сильного порыва ветра — и умчалась на юг.
Настороженная тишина сразу навалилась со всех сторон. Когда Сандер был рядом, Ларри и Полдо чувствовали себя спокойно и уверенно. Теперь же, оставшись без мощного союзника, они снова оказались лицом к лицу с неведомыми опасностями, подстерегающими на каждом шагу. Угрюмый лес, казалось, затаился, следя за пришельцами из темноты глухих оврагов и густых зарослей колючего кустарника.
— Нужно идти туда, где мы заметили огонь жилья, — нарушил молчание Ларри.
Лина предостерегающе подняла руку, заставив Ларри мгновенно умолкнуть. Она стояла в напряженной позе, к чему-то внимательно прислушиваясь. Юноша и моряк замерли в ожидании, а пантера плавно скользнула в заросли — на разведку. Она бесшумно кралась по темному лесу, обходя поляну по кругу, но не обнаружила никакой опасности. Так же незаметно, как исчезла, Фрида вновь появилась на поляне и улеглась у ног Ларри. Она мысленно сообщила юноше, что вблизи нет никакой опасности.
Наконец девушка вздохнула, расслабившись, и посмотрела на спутников.
— Что случилось? — спросил Ларри.
— Я разговаривала с деревьями, — ответила Лина. — Здесь нам ничего не угрожает, но дальше таится опасность. Возле Венценосных гор расположено жилище очень плохих людей — так, во всяком случае, говорят деревья.
— Может быть, мы обойдем то место стороной? — предложил Полдо.
— Нет! — решительно возразил Ларри. — Нам нужно торопиться! Если Гиркан захватил Санфлауэр, то, мы уже вряд ли сможем к нему подобраться.
— Я согласна, — поддержала Лина. — К тому же невозможно пройти мимо того места. Оно расположено как раз там, где проходит единственный путь на другую сторону Венценосных гор.
— Откуда это известно? — спросил Полдо.
— Деревья сказали.
— Значит, нечего раздумывать, если другого пути нет, — решил Ларри.
Раздвигая ветки кустарника, друзья углублялись в темный лес. Шли, ориентируясь на шум морского прибоя, и вскоре очутились на обрывистом берегу. Далеко внизу ленивые волны лизали острые выступы гранитных утесов, с шумом разбиваясь о них и, разочарованно ворча, откатывались обратно. Над самым обрывом извивалась еле приметная тропинка, которая вела к двухэтажному деревянному дому. В нем светилось одно окно. На террасе в проеме распахнутых дверей стоял какой-то человек.
— Фрида, спрячься и не показывайся, — шепотом произнес Ларри. — А мы пойдем: разузнаем, что к чему.
Пантера послушно легла на траву и словно растворилась в ночной тьме. Ларри, Лина и Полдо неспеша направились к дому.
Мордах в одиночестве стоял на террасе. Какое-то предчувствие точило его, не давая покоя. Вчера все вышло как нельзя лучше: Мордах сорвал с южанина жирный куш за проданных ему в рабство пиратов, а заодно избавился от капитана Гулла. Трактирщик самодовольно ухмыльнулся. Теперь грозный капитан беспомощно висит в подземелье. Вчера Мордах всласть поиздевался над бывшим предводителем пиратов. Но сегодня утром слуги доложили, что трое пленников сбежали из сарая, проломив дыру в скалистой стене. Они ушли в пещерный лабиринт Венценосных гор. Мордах не стал их преследовать — он прекрасно знал, что из лабиринта никто еще не возвращался, потому что в путанице бесконечных ходов найти дорогу невозможно.
— Жаль, конечно, что товар пропал… — раздраженно пробормотал трактирщик. — Лучше бы я их сразу продал Глиру…
Со стороны обрывистого берега донеслись звуки шагов. Мордах прищурился, вглядываясь в темноту.
— Интересненько, кого это еще принесло в такой поздний час? — проворчал он.
Вскоре показались три неясных силуэта. Когда они приблизились, трактирщик чуть не поперхнулся от изумления. Одной из них была девушка, к тому же, как он успел приметить, весьма миленькая! Мордах подозрительно осмотрелся, но больше никого не заметил. Значит, ночных пришельцев действительно всего лишь трое!
Трактирщик алчно потер ладони: девушка в этих краях была редким явлением. За нее можно взять сотню золотых, а то и больше, если не спешить, а дождаться богатого покупателя.
Мордах угодливо изогнулся и расплылся в любезной улыбке.
— Добрый вечер, господа, или доброй ночи, — я уж и не знаю, как вернее будет! — приветствовал он незнакомцев. — Заходите на огонек…
— Благодарим тебя, гостеприимный человек, — осторожно ответил юноша. — К сожалению, у нас мало времени, да и денег, признаться, вовсе нет. Не подскажешь ли нам дорогу на ту сторону гор?
— Сейчас слишком темно, а дорога трудна и опасна, — вы можете упасть со скал и разбиться. Лучше заходите в трактир, согрейтесь. До утра можете отдохнуть у меня, заодно и подкрепиться, а с восходом солнца я сам проведу вас на другую сторону гор.
Увидев, что путники в нерешительности остановились, Мордах добавил:
— Уж так и быть: денег я с вас не возьму, тем более, что люди должны помогать друг другу, не правда ли?!
Полдо тихонько шепнул на ухо Ларри:
— Ох, не нравится мне этот «бескорыстный» трактирщик! Да и физиономия у него чересчур масляная. Чует мое сердце: плохой человек…
— Спасибо тебе, добрый человек… — начал, было, Ларри, но его прервала Лина.
— Хорошо, мы отдохнем у тебя, — неожиданно согласилась она.
— Вот и хорошо, вот и чудненько! — засуетился трактирщик. — Сейчас мы вас накормим и спать уложим. Заходите!
С этими словами он исчез внутри дома, позвав гостей за собой.
Ларри и Полдо с недоумением посмотрели на Лину.
— Зачем ты согласилась? — удивился юноша.
— Я заметила у него на поясе кинжал — точно такой, как мне подарил Ридлер. Может быть, это он и есть?!
— Но ведь твой кинжал был у дедушки, а он… — Полдо запнулся на полуслове и виновато опустил голову.
— В том-то и дело, — спокойно ответила девушка. — Нужно выведать, откуда у него взялся этот кинжал.
Друзья вошли в пустой зал и уселись за столик в углу.
Мордах весело хлопотал за стойкой, что-то напевая. Он несколько раз громко крикнул, и через минуту в зал ввалились три здоровяка с хмурыми заспанными лицами. Ларри незаметно положил руку на рукоять меча, а Полдо передвинул на колени лук со стрелами. Трактирщик вполголоса отдал слугам какое-то распоряжение, и те исчезли. Мордах поставил перед гостями блюдо с тушеным мясом и кувшин вина, а сам уселся напротив, подперев физиономию ладонями, и принялся откровенно оценивающе рассматривать ночных пришельцев. Притворно радушно улыбаясь, он спросил:
— Откуда путь держите и что делаете в наших краях?
— Мы путешествуем, — коротко ответил юноша.
— Странные места для путешествия, — заявил трактирщик.
— Почему?
— Да потому, что края здесь опасные. У меня вам, конечно, ничего не угрожает, но вот дальше…
— А что там дальше страшного?
— Тут вокруг полно разбойников.
— А вы не боитесь, что на вас нападут? — задала вопрос Лина.
— Что ты, девочка, — усмехнулся Мордах. — Кому я нужен, бедный несчастный торговец?! У меня за душой и гроша ломанного нет. Кокой с меня разбойникам прок?
— Однако кинжальчик у тебя на поясе в серебряных ножнах и с двумя изумрудами, — заметил Полдо. — Такой, небось, целое состояние стоит?
Трактирщик на мгновение растерялся, глазки его беспокойно забегали. Но он тут же пришел в себя и снова ухмыльнулся.
— А это не мой кинжал. Мне его один моряк оставил на хранение в счет должка. Вот я и ношу его на поясе, чтобы не потерялся случайно.
Друзья взволнованно переглянулись.
— Не помнишь ли ты имя того моряка? — спросил Ларри.
— Он мне не представился!
— Как же это может быть? — удивился Полдо. — Он тебе оставил на хранение дорогую вещь, а ты даже не знаешь, как его зовут. Странно это…
— Ну и что, — заупрямился Мордах. — Ваших имен я тоже не знаю, однако же вы сидите у меня в трактире, причем даже без денег!
— Может быть, его звали Снапером? — с надеждой в голосе спросила Лина. — Он высокий, светловолосый с коротко остриженной бородой?!
— Что вы ко мне пристали?! — возмутился трактирщик. — Никакой он не высокий, а маленький, лысый и одноглазый.
— Можно мне взглянуть на кинжал поближе? — попросила Лина. — Он такой красивый…
Мордах подозрительно посмотрел на девушку, мгновение помешкал, словно сомневаясь, а затем нехотя отстегнул кинжал от пояса и протянул ей. Лина бережно взяла оружие и повернула к свету — на ножнах отчетливо проступила гравировка в виде цветка лотоса. Слезы выступили на глазах девушки. Она прижала кинжал к груди и с дрожью в голосе попросила:
— Скажи, добрый человек, не говорил ли тебе этот моряк, как достался ему этот кинжал?
Мордах нахмурился, глаза его вспыхнули алчным огнем. Он протянул руку к девушке.
— Ничего он мне не говорил! — сердито ответил трактирщик. — Отдай кинжал!
Полдо перехватил руку Мордаха.
— Погоди! — твердо сказал он. — Сначала ответь на вопрос.
Мордах вывернулся из цепкой хватки моряка и проворно отпрыгнул от стола. Глаза его полыхнули недобрым огнем. Он громко свистнул. Тотчас в зал ворвались подручные Мордаха, вооруженные секирами и дубинами.
— Ничего я вам не скажу! — злорадно прошипел трактирщик. — Спросите у моряка, когда окажетесь вместе с ним в одном подвале!
Мордах взмахнул рукой и крикнул слугам:
— Взять голодранцев и заковать в цепи! Только с девушкой аккуратней — это ценный товар! Если подпортите, я с вас шкуры спущу!
Громилы ринулись к жертвам, бряцая оружием. Полдо отступил в угол, прикрывая собой Лину. Перевернув стол, Ларри стремительно выхватил меч и бросился навстречу нападающим.
От неожиданности бандиты попятились, со страхом глядя на сверкающий, подобно голубой молнии, меч. Они не привыкли к сопротивлению со стороны жертв коварного трактирщика.
— Вперед, трусы! — завизжал Мордах. — Их всего двое, девчонка не в счет!
В дверях появилось еще несколько подручных трактирщика. Приободренные подоспевшим подкреплением, слуги снова рванулись вперед. Свистнула стрела, выпущенная Полдо, и один из нападавших рухнул замертво на пол. Ларри сделал стремительный выпад — и другой бандит свалился, пронзенный мечом. Но врагов было слишком много. С улицы ломились еще — все они стремились выслужиться перед Мордахом в надежде на барыши.
Ларри, тяжело дыша, отступил и отчаянно крикнул:
— Фрида, — ко мне!
Громкий треск внезапно заглушил вопли и ругань бандитов. Окно разлетелось вдребезги, над столами черной молнией мелькнуло тело пантеры. Грозный рык вспорол мгновенно наступившую тишину. Фрида бросилась на врагов, круша их ударами когтистых лап.
— Дьявол! Черный дьявол! Спасайся, кто может! — в ужасе закричали бандиты.
Они бросили оружие и ринулись наутек, топча и калеча друг друга. Через несколько мгновений трактир опустел.
Фрида стояла посреди пустого зала, рыча и сердито хлеща себя по бокам хвостом. Ларри устало опустил меч, подошел к пантере, обнял ее за шею и прижал к себе, успокаивая.
— Интересно, куда подевался трактирщик? — спросил Полдо.
Держа лук со стрелами наготове, он заглянул за стойку и, не обнаружив там Мордаха, недоуменно пожал плечами.
— Наверное, сбежал, — сказал Ларри. — Думаю, нам не стоит здесь задерживаться. Уходим.
— Погодите! — остановила друзей Лина. — Трактирщик говорил, что у него в подвале томится моряк, у которого он, по-видимому, отобрал кинжал. Давайте найдем его.
— Хорошо. — Ларри повернулся к Полдо. — Вы с Фридой оставайтесь здесь и будьте начеку, а мы с Линой спустимся в подвал.
— Только возвращайтесь быстрее, — озабоченно сказал Полдо. — Мне это место не нравится…
Ларри взял один из фонарей, брошенных разбойниками, и, держа меч наготове, отворил дверь в подвал. В лицо пахнуло сыростью и промозглым холодом.
* * *
Затхлый воздух, насыщенный запахом плесени, вызывал головокружение и тошноту. В ушах шумело — словно ворчал морской прибой. Гулл висел на цепях, проклиная коварство Мордаха и свою собственную неосторожность. Как мог он, опытный морской волк, довериться подлому трактирщику, который готов продать все и всех?!
Он рванулся изо всех сил, но цепи держали его надежно. Гулл опустил голову, и устало закрыл глаза.
Перед его мысленным взором пронеслись картины из далекого детства, когда он еще мальчонкой с восхищением рассматривал стоящие у причала корабли. Потом был восторг первого в жизни короткого, но запоминающегося плавания юнгой на торговом судне. Опыт и настоящий успех пришли, когда Гулл уже водил через океан большие корабли. Как давно это было… Затем мятеж на пиратском судне. Пылающие корабли, вереницы рабов и пьяные гуляния в портовых кабаках… И вот теперь он сам закован в цепи…
Мучительная улыбка искривила губы бывшего пирата. На какое-то мгновение ему принесла облегчение мысль о бегстве старика и моряка, которых Гулл продал трактирщику. Вчера, когда Мордах издевался над капитаном, по лестнице прогрохотали торопливые шаги, и в подвал ввалился одноглазый верзила. Он задыхался от быстрого бега, а его единственный глаз вращался, как белка в колесе. Клацая зубами и запинаясь, верзила испуганно доложил:
— Х-хозяин, пленники сбежали!
— Как так сбежали?! — взъярился Мордах. — Немедленно изловить!
— Никак не возможно…
— Что-о?! — Мордах зашипел, как яичница на сковороде. — Догнать! Изловить! Иначе я тебя самого в цепи закую!
Верзила униженно грохнулся на колени, пытаясь обнять ноги трактирщика, и плачущим голосом взмолился:
— Смилуйся, хозяин! Беглецов уже не догнать, они проломили ход в скале и ушли в пещерный лабиринт…
Мордах скривился, как от зубной боли, и выскочил из подвала. Слуги поспешили следом за ним.
Гулл остался один. Его мучила совесть по отношению к моряку и Фимбо, и теперь он обрадовался их побегу. Капитан прикусил губу и, почувствовав сладковато-соленый вкус крови, от бессилия скрипнул зубами. Он снова подумал о Мордахе. Еще горели на теле огнем удары хлыста. Ослепляющая волна гнева поднялась в груди и захлестнула сознание Гулла. Он дернулся, пытаясь разорвать цепи, и зарычал, как дикий зверь.
И в этот самый миг наивысшего напряжения он услышал чистый строгий голос, звучавший, казалось, отовсюду:
— Смири свою гордыню! Вспомни о невинных жертвах и разрушенных очагах, чья кровь и пепел на руках твоих, человек! Моли Всевышнего о прощении, ибо несть числа грехам твоим…
Гулл открыл глаза и успел заметить меркнущее сияние. Пелена гнева схлынула, разум прояснился. Мучительный стыд и раскаяние наполнили душу горечью.
— Господи! — простонал Гулл. — Прости меня. Дай мне возможность искупить свои грехи, а там уж…
* * *
В подвале никого не было, лишь большие винные бочки угрюмо толпились вдоль сырых стен.
— Где же этот моряк? — недоуменно пробормотал Ларри.
В этот момент он приметил в конце темного подвала дубовую дверь, запертую на большой замок. Юноша направился к ней. Он передал фонарь Лине, двумя руками ухватился за рукоять меча и с размаху рубанул по замку. Лязгнул металл, и замок отлетел в сторону. Распахнув дверь, Ларри вошел в темницу. Девушка последовала за ним, держа фонарь над головой.
Они одновременно увидели человека, который висел на стене, закованный в цепи. Сердце у Лины забилось быстрее. Она шагнула вперед, протягивая к пленнику руки, но, увидев незнакомое лицо, остановилась в нерешительности.
Заметив вошедших, человек с надеждой уставился на них.
Ларри подошел к стене и быстро перерубил цепи. Незнакомец свалился на пол, но тут же поднялся, растирая запястья.
— Кто вы, мои спасители? — спросил он.
— Наверху поговорим, ответил Ларри. — Нужно быстрее убираться из этого осиного гнезда!
Освобожденный поспешил за юношей и девушкой наверх.
Войдя в зал, он первым! делом подхватил валявшуюся на полу секиру и только тут заметил пантеру. Отшатнувшись, незнакомец быстро прижался к стене и взял оружие наизготовку.
— Не бойся, — поспешил успокоить его Ларри. — Это — Фрида. Она вместе с нами и ничего плохого тебе не сделает.
— Славная кошечка, — уважительно произнес незнакомец, опуская секиру. — Мое имя — Гулл. А как зовут вас, мои юные спасители?
— Мое имя Ларри, а это Полдо. С Фридой ты уже знаком…
— Постой! — настороженно воскликнул Полдо, поднимая лук. — Уж не тот ли ты капитан Гулл, по прозвищу Кошмар — главарь пиратской шайки?
Гулл, скрестив руки на груди, спокойно ответил:
— Бывший предводитель пиратов, друзья! Теперь все это в прошлом. Когда-то я был честным моряком, но жизнь сложилась так, что я стал изгоем. Я не прошу сочувствия, потому что грешен и совершил много преступных деяний — за то мне Бог судья! Но я искренне раскаиваюсь и, если вы поверите мне, постараюсь отблагодарить за мое освобождение. Может быть, этим я заслужу хоть малую толику прощения за свои грехи.
Он умолк, ожидая решения.
Ларри, Лина и Полдо молча переглянулись, не зная, что на это ответить.
— С чего это ты решил, что мы нуждаемся в твоей помощи? — враждебно спросил Полдо.
— Потому что вы хорошие люди, это я уже понял, — усмехнувшись, ответил Гулл. — А в этих краях обитают только разбойники и работорговцы. Раз уж вы здесь оказались, то не по доброй воле — значит, вам нужна помощь. Опасность подстерегает здесь на каждом шагу.
— Ты — пират! Я тебе не верю! — засомневался Полдо.
— Твое право, — спокойно ответил Гулл. — Мне нечем доказать правдивость своих слов. Но, даже будучи пиратом, я никогда не врал. Не найдется ни одного человека, даже среди моих врагов, который мог бы обвинить меня в трусости, подлости и лжи, .Дело за вами — как решите, так и будет! Я в вашей власти…
Лина во время разговора молча наблюдала за Гулом. Теперь она подошла к нему и, протянув кинжал, спросила:
— Скажи, пожалуйста: где ты взял этот кинжал?
Взглянув на него, Гулл помрачнел и ответил:
— В океане я подобрал моряка и старика, потерпевших кораблекрушение…
— Они живы?! Где они?! — наперебой воскликнули Лина и Ларри.
— Последний раз я видел их прошлой ночью. А кем они вам приходятся?
— Это мой дедушка и наш друг, — ответила девушка, с надеждой глядя на капитана.
— Вот оно в чем дело, — сокрушенно вздохнул Гулл.
Он устало опустился на стул, плечи его поникли, словно под тяжким грузом. Неспеша Гулл поведал всю историю о том, как он подобрал Фимбо и Снапера в океане, а затем продал Мордаху. В каждом слове бывшего пирата чувствовалась горечь и раскаяние. Закончил Гулл свой рассказ словами:
— Сегодня, незадолго до вашего появления, когда Мордах издевался надо мной, я слышал разговор о том, что ваши друзья сбежали…
Он замолчал. Повисла напряженная тишина. Полдо недоверчиво косился на Гулла. Наконец Лина прервала тягостное молчание.
— Несмотря на то, что ты совершил, я верю тебе. Сердце подсказывает мне, что ты говоришь правду и искренне раскаиваешься во всех своих преступлениях. Если мои друзья тоже поверят тебе, то можешь попытаться искупить свою вину добрыми делами.
Полдо с сомнением пожал плечами. Все посмотрели на Ларри, ожидая его решения.
— Ну что ж, — юноша посмотрел прямо в глаза Гуллу. — Помощь нам и в самом деле нужна. Впереди нас ждут опасности, а может, и гибель. Ты должен сам решить — идти с нами или нет.
— Я — воин! — твердо ответил Гулл. — Опасности — это моя стихия. Если вы берете меня, то я пойду с вами до конца, какой бы он ни был. Вот только Мордаху должок верну!
— Судя по всему, он удрал, — нехотя сообщил Полдо. — В такой темноте искать его в ночном лесу — только время зря тратить.
— Тогда — в путь! — решил Ларри.
Прихватив с собой припасы, все дружно покинули трактир. Выходя из разбойничьего притона, Гулл швырнул на пол фонарь, словно сжигая мосты к пиратскому прошлому. Стекло разлетелось вдребезги, и горящее масло растеклось по залу.
Путники вышли под открытое небо.
Серые предутренние сумерки мягко окутывали все вокруг туманной дымкой. Внутри трактира что-то громко затрещало. Жаркие языки пламени вырвались из окон, с жадностью охватывая деревянное здание. Вспыхнула крыша, взметнувшись к небу фейерверком огненных мотыльков.
Раздалось испуганное ржание. Под напором обезумевших лошадей рухнула дверь сарая, и бедные животные, вырвавшись на свободу, умчались во тьму ночного леса.
— Эх, зря я не сообразил, — спохватился Гулл. — Могли бы дальше на лошадях ехать, а теперь — ищи их в лесу…
Внезапно из кустов выскочил какой-то человек. Громко вопя: «Золото! Мое золото!!», — он промчался мимо растерявшихся людей и скрылся в дверях пылающего трактира. Это был Мордах.
Обрушилась подгоревшая крыша, погребая под собой обезумевшего от алчности Мордаха. Огромный, до небес, костер полыхал на месте трактира.
Таков был конец «Бухты отчаяния» и ее хозяина.
Не говоря ни слова, друзья по узкой тропинке направились вдоль обрывистого берега в сторону Венценосных гор. Они несли на плечах рюкзаки с необходимыми в дороге вещами, найденными в трактире. Надежда на скорую встречу с Фимбо и Снапером согревала их сердца.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *