Ночной гость. Глава 5 — Сандер

Белые корни свисали с потолка низкой сырой пещеры, едва не задевая головы людей. Из многочисленных трещин сочилась вода и стекала по шершавым стенам на пол, образуя заплесневелые лужи. Растревоженные летучие мыши беспокойно возились в боковых ответвлениях пещеры, испуганно тараща подслеповатые глаза на незваных гостей.
Впереди светлым пятном обозначился выход из пещеры. Все, не сговариваясь, ускорили шаг. Еще немного — и они, жмурясь, вышли на большую каменистую площадку, залитую ярким солнечным светом. Со всех сторон ее окружала глубокая пропасть. Лишь позади возвышалась неприступная стена, из которой только что вышли друзья. Раздался скрежет. Огромная гранитная глыба опустилась, закрывая выход из пещеры.
— Куда же нам идти? — подал голос Полдо. — Отсюда нет выхода…
— Нужно осмотреться, — Ларри прикрыл рукой глаза от яркого света. — Здесь должна быть какая-нибудь тропа.
Фрида, плавно скользя вдоль стены, уже изучала площадку. Добравшись до самого дальнего края, она призывно зарычала.
Ларри поспешил к ней.
За крайним выступом начиналась узкая тропинка, карнизом опоясывающая гору. Она извивалась по каменистому склону, исчезая за следующим выступом.
— Идите сюда! — позвал Ларри. — Фрида нашла тропу.
Лина и Полдо подошли к друзьям.
— Похоже на то, что другого пути нет, — Ларри поправил на боку меч и, стараясь казаться беззаботным, добавил:
— Я пойду первым, а вы следуйте за мной. Только будьте осторожны и внимательно смотрите, куда ставить ноги, чтобы не сорваться.
Фрида встала между юношей и тропинкой. Она недовольно заворчала.
— В чем дело, Фрида?
Юноша смотрел прямо в глаза Фриде. Несколько мгновений они безмолвно переговаривались.
— Она хочет идти первой, — пояснил Ларри. — Фрида лучше любого из нас разведает тропу, да и реакция у нее гораздо лучше.
Пантера ступила на тропинку и, осторожно переставляя лапы, медленно пошла вперед. За ней двинулся Ларри, одной рукой цепляясь за выступы расщелин, а другой придерживая Лину, которая шла за ним.
Полдо еще разок глянул вниз, что-то неодобрительно проворчав себе под нос. Он перекинул через плечо лук, колчан со стрелами, а затем, расставив руки, встал на тропинку, прижавшись спиной к стене, и начал боком продвигаться вслед за друзьями.
Мелкие камешки срывались из-под ног моряка и улетали куда-то вниз — лишь иногда до слуха доносились едва слышные звуки ударов о склоны горы. Сердитый ветер налетал резкими порывами, пытаясь оторвать смельчаков от каменной стены и сбросить вниз. Он наскакивал то с одной стороны, то с другой, швыряя в лица пыль и каменную крошку.
Тропинка резко завернула за выступ. Ларри, перебравшись за него, протянул Лине руку. Уже шагнув вперед, девушка почувствовала, как у нее из-под ног уходит опора. С глухим шорохом часть тропы провалилась вниз, окутавшись пыльным облаком.
— Держись! — крикнул Ларри, удерживая Лину на весу.
Девушка даже не вскрикнула, повиснув на его руке. Лишь побелевшее лицо да закушенная губа говорили об испуге.
Цепляясь одной рукой за расщелину, Ларри вытащил Лину на тропу. Они облегченно перевели дыхание.
Из-за выступа выглянул встревоженный Полдо.
— Что случилось?
— Обвалился участок тропы…
Ларри озабоченно посмотрел на моряка.
— Как же ты переберешься к нам?
Там, где прежде проходила тропинка, теперь была ровная отвесная стена без единого выступа.
Растерянно почесав в затылке, Полдо нерешительно предложил:
— Может быть, я вернусь назад и поищу другую тропу?
Вновь раздался рев, который путешественники уже слышали, когда поднимались по лестнице. На сей раз, он прозвучал совсем рядом. Громогласное эхо с рокотом прокатилось меж горных вершин. Откуда-то сверху посыпался песок, пролетел камень, за ним другой… Взметнулось облако пыли, и целая лавина камней хлынула в пропасть, сметая все на своем пути.
Лина, Ларри и Фрида вжались в стену. Небольшой карниз над головами спас им жизнь. Полдо укрылся за выступом.
Каменный водопад промчался по склону горы, оставив после себя непроницаемую завесу пыли, которая, медленно клубясь, уползала вниз. Когда она рассеялась, друзья с радостью обнаружили, что все целы и невредимы. Покрытые пылью, они были серые, как мыши. Фрида замотала головой и чихнула.
— А вот и решение проблемы! — воскликнул Полдо, указывая на то место, где обрушилась тропа.
Лавина камней выбила в стене несколько ступеней, по которым он перебрался к друзьям.
— Уф! — облегченно выдохнул моряк. — Ну, вот мы и снова вместе… Но кто же это так ревет, хотелось бы мне знать?
— Я еще не могу понять, — отозвалась Лина. — Никак не удается уловить мысли этого существа. Нужно подойти к нему ближе.
Через несколько выступов тропинка начала расширяться. Идти стало легче, друзья прибавили шагу.
Вскоре приблизились к перевалу. Огромные каменные глыбы лежали по краям тропы, возвышаясь над ней, как стражи.
— Интересно, о каком это испытании, ожидающем нас на перевале, говорила жрица? — произнес Полдо вполголоса. — Ох, не люблю я всякие пророчества и предсказания! То ли дело у нас в рыбачьем поселке…
— Посмотрите! Что это? — воскликнула Лина, прерывая его рассуждения.
— Где?
— Вон там, впереди.
Вокруг самой большой глыбы была обмотана толстая ржавая цепь. Каждое звено ее было величиной с человека.
— Вот это да! — Ларри остановился. — Какими же были кузнецы, которые ее выковали?!
— А меня больше интересует: для кого эта цепь предназначена? — хмуро пробормотал Полдо.
Внезапно Фрида глухо зарычала, шерсть на ее загривке встала дыбом. Цепь звякнула, зашевелилась, и над глыбой поднялась огромная голова дракона.
Друзья в ужасе попятились. Схватившись за оружие, Ларри и Полдо прикрыли собой Лину. Фрида припала к земле у ног юноши, оскалив клыки. Все замерли, ожидая нападения чудовища.
Но дракон повел себя весьма странно. Он зарычал, но не бросился на людей, как они того ожидали, а медленно опустил огромную голову на глыбу. Глаза дракона казались печальными. Он открыл пасть и глухо пророкотал:
— Уходите туда, откуда пришли!
Ларри изумленно взирал на страшилище, не зная, что и сказать. Его выручил Полдо.
— Это почему еще мы должны уходить? — спросил моряк, стараясь всем своим видом показать, что ему ни капельки не страшно, хотя, по правде сказать, от испуга у него поджилки тряслись.
Дракон, шумно вздохнув, ответил:
— Потому, что здесь нет прохода!
— Как же нет, когда — есть! Вот же тропа!
— Тропа есть, а прохода нет!
— Да как же это так? — Полдо начал горячиться. — Куда ж он подевался?
— Никуда. Просто закрыт — и все!
— Кто ж его закрыл?
— Я! И хватит со мной спорить! Лучше уходите, пока не поздно, а то разозлюсь и вмиг проглочу!
Пока Полдо препирался с драконом, Ларри повернулся к девушке и озадаченно сказал:
— Какой-то он странный. Вместо того чтобы проглотить нас, спорит с Полдо. Как-то на дракона это не похоже…
— А разве ты уже встречался с драконами раньше?
— Нет… — юноша растерялся.
Лина смело шагнула вперед и остановилась прямо перед устрашающей мордой чудища, которое с любопытством уставилось на отважную девушку.
— Скажите, пожалуйста, вы — дракон или нет?
— А что, кто-нибудь сомневается?
Раздался шум, треск — и над каменными глыбами поднялось огромное тело, покрытое бронзовой чешуей. Два мощных крыла громко хлопнули, затмив на мгновение солнечный свет.
— Ну что, убедились?!
— О-го-го!!! — только и смог произнести Ларри. А Полдо так и остался стоять с раскрытым ртом, не в силах произнести ни слова.
— А почему вы не проглотили нас?
Дракон смутился. Он неловко завозился среди каменных глыб, затем откашлялся, пуская клубы дыма, и наконец признался:
— Вообще-то я должен был вас съесть сразу, как только вы появились на перевале, но…
— Но что?
Дракон стыдливо опустил глаза.
— Я никогда никого не ел и не хочу! За это меня наказали и посадили на цепь, чтобы я сторожил тропу, ведущую в долину.
— Кто же это сделал?
— Древний правитель Драконьих гор. Да его уже, наверное, и нет давным-давно, а я вот так и сижу здесь, прикованный к этой проклятой горе. Как мне это надоело за тысячу лет…
— А где находятся Драконьи горы? — поинтересовался Полдо. — Что-то я никогда о них не слыхал.
— О! Драконьи горы лежат далеко отсюда, за океаном… — дракон мечтательно зажмурился. — Там прозрачные хрустальные водопады, цветущие долины и белоснежные вершины гор, на которых отдыхают седые тучи. Там моя родина…
Лина с жалостью взглянула на него.
— Почему же вы не порвете цепь и не улетите туда?
Дракон снова завозился на месте, а затем неожиданно выпалил:
— Не могу я так разговаривать! Давай перейдем на «ты», а то я себя неловко чувствую…
— Хорошо, — согласилась девушка. — Меня зовут Лина, а это мои друзья: Ларри, Полдо и Фрида. А как зовут тебя?
— Сандер, — дракон радостно оскалился в улыбке. — Ты назвала эту черную кошку своим другом. Это правда?
— Конечно. — Лина удивилась. — А что в этом необычного?
— Значит, со мной ты тоже могла бы дружить?
— Да…
Внезапно дракон погрустнел и, опустив голову, виноватым голосом произнес:
— Но я все равно не могу пропустить вас в долину. Если я это сделаю, то останусь здесь навечно.
— Эй, Сандер! — вмешался в разговор Ларри. — А почему ты не разорвешь цепь?
— Потому что она не простая, а заговоренная. Ее даже драконий огонь не плавит.
— Неужели от нее никак нельзя избавиться?
Сандер шумно вздохнул, выпустив из ноздрей облачко дыма.
— У меня на родине я слышал легенду о том, что заговоренную цепь может разорвать только небесный камень. Но сколько я здесь нахожусь, еще ни разу с неба ничего подходящего не падало.
— Постой, постой… — Ларри подошел к цепи и внимательно ее посмотрел. Затем, отступив шаг, резко взмахнул мечом. Сверкнув, как молния, клинок опустился на цепь. Раздался звон рассыпающихся звеньев.
Дракон недоверчиво повертел шеей и, не обнаружив на ней привычной тяжести заговоренной цепи, с уважением посмотрел на юношу.
— А ты, оказывается, богатырь!
— Это вообще-то не столько я, сколько мой меч, — признался Ларри. — Он выкован из небесного камня.
— Вот оно что! — Сандер перевел взгляд на клинок, переливающийся льдистыми сполохами. — Пожалуй, он и драконью шкуру проткнуть может… Нет, не хотелось бы мне встретиться с ним в бою!
Полдо слегка кашлянул, привлекая к себе внимание, и обратился к дракону:
— Ну а теперь, когда ты свободен, можем ли мы идти в Долину источников?
— Конечно, друзья мои!
Сандер радостно подпрыгнул — так, что содрогнулась земля под его тяжестью.
— Эй, осторожней! — окликнул его моряк. — Так ты и горы развалишь!
Дракон неуклюже пританцовывал, выражая бурный восторг по поводу своего освобождения. В этот момент он не казался огромным и страшным. Глядя на него, Полдо и Ларри невольно заулыбались, поддавшись его бурному веселью.
Наконец Сандер закончил свой танец и остановился.
Лина спросила его:
— Скажи, Сандер, почему я не могу разговаривать с тобой мысленно? Я даже не слышу ни одной твоей мысли, как будто их и нет вовсе!
— А ты фея?
— Еще не совсем… — смутилась девушка.
Дракон внимательно пригляделся к ней и утвердительно кивнул головой.
— Да, ты — фея! В этом я уверен так же, как в том, что меня зовут Сандер. Как это я сразу не приметил?!
Его пасть растянулась в довольной ухмылке.
— А мои мысли ты не могла услышать, хоть и фея! Дело в том, что мы, драконы, устроены так, что никто не может узнать, о чем мы думаем. Даже великие мудрецы и маги древности перед этим были бессильны!
Сандер окинул взглядом друзей и, словно опомнившись, заторопился.
— Что-то я тут с вами заболтался! Мне же нужно спешить!
— Куда? — удивился Полдо.
— Как это — «куда»?! — дракон изумленно выпучил большущие глазищи. — Ясное дело — домой, в Драконьи горы! Я уж там давненько не бывал. Может, еще когда-нибудь свидимся, а пока — прощайте!
Сандер развернул гигантские крылья, на удивление проворно подпрыгнул и, описав широкий круг над перевалом, полетел в сторону далекого материка, быстро набирая скорость. Вскоре он превратился в черную точку, а затем и совсем исчез.
— Ну вот, улетел… — Полдо задумчиво посмотрел вслед дракону. — Пора и нам двигаться дальше.
— Да… судя по всему, перевал мы прошли. — Ларри вернул меч в ножны. — Но впереди еще ущелье Серых Теней.
— А что жрица о нем говорила?
— Ничего особенного. Сказала, что я сам пойму, если доберусь до него.
Лина окликнула друзей:
— Неужели мы будем стоять здесь до вечера?!
И в самом деле, уже перевалило за полдень. Солнце начало свой неспешный путь к закату. Тени удлинялись, расползаясь по земле.
Пробравшись между камней, Полдо вышел на площадку. Отсюда открывался обзор на лежащую внизу долину, поблескивающую зеркальцами озер. Легкая вуаль полупрозрачной дымки плыла над бесчисленным количеством небольших источников в оправе пышных зеленых дубрав. Тоненькие нити ручейков соединяли их между собой. Со всех сторон долину окружали неприступные горы, подпирающие заснеженными вершинами небеса. И только оттуда, где стояли друзья, можно было спуститься вниз.
Свежесть благоухающих трав и чудесный аромат цветов достигал перевала, успокаивая и завораживая душу. Хрупкий мелодичный перезвон струился над долиной, растворяясь в мягких сумерках дальнего пригорья.
Воистину была Долина источников. Их здесь было не меньше тысячи. На полпути между долиной и перевалом виднелась еще одна гряда гор, хотя и не очень высоких. Темный провал узкого ущелья, к которому вела тропа, выглядел неприветливо.
После всех страхов и опасных неожиданностей последних часов казалось, что все плохое уже осталось позади. Широкая ровная тропа вела прямо вниз. Идти по ней было легко и удобно.
— А где Фрида? — спохватилась Лина.
Друзья остановились и оглянулись.
Солнце осталось по ту сторону перевала. Подсвеченные его лучами, каменные глыбы темными громадинами нависали над тропой. Казалось, они вот-вот сорвутся вниз, сминая все на своем пути. На одной из этих глыб, словно бы слившись с ней, неподвижно сидела пантера. Ее взор был устремлен куда-то вперед. Отсюда, снизу, она казалась величественным и грациозным изваянием.
— Фрида… — осторожно позвал ее Ларри.
Пантера вздрогнула, словно пробуждаясь ото сна. Она мягко спрыгнула с глыбы и догнала друзей.
Тропа приближалась к ущелью, и идти становилось все трудней. Казалось, какая-то злая сила не пускает людей дальше. Все остановились.
— Там что-то есть, — Лина зябко поежилась. — Из ущелья веет угрозой. Это что-то живое, но не похожее ни на зверя, ни на человека. Нет никаких мыслей, одна лишь лютая злоба…
— Может быть, это колдовство? — предположил Полдо.
Ларри быстро взглянул на перстень. Камень был темным. На всякий случай юноша обнажил меч, но его лезвие не подавало никаких признаков тревоги, хотя Ларри тоже чувствовал волны ненависти, выкатывающиеся из ущелья. Он окинул взглядом горы но бокам ущелья. Склоны поднимались вверх неприступными бастионами, заканчиваясь выступающими карнизами, которые угрюмо нависали над тропой.
— Да… — Ларри с тревогой посмотрел на друзей. — Через горы нам не перебраться. Остается только один путь…
— Неужели придется лезть в это чертовое ущелье? — Полдо с надеждой взглянул на Лину.
Но девушка молчала, плотно сжав побелевшие губы.
Ларри провел ладонью по лицу, словно отбрасывая сомнения. Держа меч наготове, он шагнул в ущелье. Фрида, припав к земле, настороженно двигалась рядом с ним. Следом шла Лина. Приготовив лук и стрелы, Полдо замыкал отряд, внимательно оглядываясь по сторонам. Чем дальше продвигались друзья, тем темнее становилось в ущелье. Взглянув вверх, Полдо заметил какую-то густую сеть, протянувшуюся над их головами. Она ему что-то напоминала, только он не мог вспомнить, что именно.
— Ну, конечно же! — хлопнул себя по лбу моряк. — Рыбацкая сеть!
Но тут же остановился в недоумении.
— Откуда бы ей здесь взяться?
— Смотрите! — встревожено шепнула Лина. — Камень двигается…
Серый камень, величиной с большой мяч, пошевелился. Неподалеку от него заворочался еще один. Он приподнялся, и путники увидели мохнатые суставчатые лапы. Внезапно во тьме вспыхнули бусинки красных глаз, которые с холодное злобой уставились на пришельцев. Со всех сторон послышалось шипение и потрескивание. Камни начали оживать.
— Паутина! — воскликнул Полдо. — Как же я сразу не догадался? Мы попали в логово серых пауков. Вот почему это место называется ущельем Серых Теней!
Мохнатый паук, ближе всех подобравшийся к отряду, внезапно прыгнул вперед. Но Ларри был начеку. Мелькнул меч, и паук рухнул, рассеченный пополам. Его волосатые лапы судорожно задергались, скребя землю. Еще два паука атаковали путников. Одного сбила лапой Фрида, расплющив о стену ущелья, а другого подстрелил Полдо.
Пауки отступили, злобно шипя. Взвился в воздухе аркан из липкой паутины и захлестнулся на шее Фриды. Ларри мгновенно перерубил его, но тотчас пространство вокруг путников заполнилось летящими со всех сторон петлями. В мгновение ока друзья оказались облеплены паутиной и не могли даже пошевелиться. Злорадно цыкая, пауки начали приближаться к своим жертвам. Один из них протянул лапы к девушке. Ларри отчаянно рванулся на помощь, но безуспешно. Он закричал, вкладывая в свой крик ярость и ненависть к чудовищным злобным существам…
Неожиданно сверху раздался ответный крик. Вернее, не крик, а яростный рев. Жаркое пламя с треском разорвало пыльный свод паутины и ударило в скопище серых пауков, сжигая и разбрасывая их в стороны. Отчаянно вереща, уцелевшие мохнатые твари в панике бежали, спасаясь от безжалостного огня. Последние обрывки гигантской паутины догорели, и в ущелье стало светло. Сверху свесилась встревоженная морда дракона.
— Эй, как вы там?
— Сандер! — воскликнули друзья в один голос.
— Как мы рады тебя видеть! — добавила Лина.
— Правда? — дракон расплылся в довольной улыбке. — Ну, тогда выбирайтесь быстрей.
Полдо, у которого рука оказалась не очень плотно примотанной к телу, дотянулся до рукоятки меча, лежавшего поблизости, и разрезал им паутину, стягивающую Ларри. Отбросив липкие лохмотья, юноша подхватил меч и освободил своих друзей, и они направились к выходу из ущелья.
Не было видно ни одного серого злодея. Те, кто уцелел, забились в расщелины и дыры в стенах ущелья, откуда в бессильной злобе наблюдали за ускользающей добычей.
Наконец путники вышли на простор. Ущелье осталось позади, а вместе с ним — усталость и тревога, преследовавшие друзей последние дни.
Тропа, вырвавшись из тесного ущелья, застыла перед великолепием зеленой долины, раскрывшей свои приветливые объятия измотанным путешественникам.
Лина от восхищения не могла вымолвить ни слова. Еще никогда в жизни не видела она таких величественных деревьев, источающих огромную жизненную силу. Лишь однажды в лесу возле рыбачьего поселка ей довелось встретиться с вековечным дубом — прародителем всех лесов. А здесь все деревья были такими — древними и мудрыми.
В полупрозрачной дымке закатных сумерек еще видны были смутные очертания далеких гор. Где-то в безмерной дали мигнула ранняя звездочка, предвещая наступление темноты. День угасал. Меж ветвей раскидистых деревьев с гладкими светло-серыми стволами летали маленькие пестрые птички с малиновыми хохолками и длинными кисейными хвостами. Из-за цветущего кустарника доносились необычайно приятные голоса неизвестных певцов.
Послышался шорох осыпающихся камней. Это Сандер спускался по склону горы. Он неуклюже спрыгнул на тропу и остановился возле своих новых друзей.
— Сандер, почему ты вернулся? — спросил Ларри.
— Я я забыл вас поблагодарить за освобождение. Решил вернуться и исправить свою ошибку.
— Ну, теперь мы у тебя в долгу. Ты спас нас от верной гибели, — признался Полдо.
Тем временем голоса невидимых певцов звучали все громче и громче.
— Как красиво поют… — прошептала Лина. — Кто это?
— Эльфы, — ответил дракон.
Было видно, что ему тоже доставляет удовольствие чарующая мелодия. Путешественники медленно вошли под сень вечернего леса.
— Интересно, а какие они, эти эльфы? — спросил Ларри.
Дракон завращал своими глазищами, очевидно, что-то припоминая. Чешуйчатая кожа на его лбу сморщилась, как сушеная груша. Он вздохнул, выпустив облачко дыма, и ответил:
— Ну… эльфы, они… необыкновенные. Эльфы — и все тут!
— Ах, как бы мне хотелось увидеть их! — воскликнула Лина, прижав к груди шкатулку. — Ну, хоть одним глазком…
— Потерпи немного, скоро увидишь… — произнес неподалеку мелодичный голос.
— Кто это? — девушка оглянулась.
Но, кроме друзей, никого не было видно. Легкий серебристый смех прозвучал в ответ, словно тихонько прозвенел колокольчик.
Держась за руки, Ларри и Лина пошли по тропе, которая будто звала за собой, петляя меж древесных великанов, ныряя в тихие, уютные овражки, взбегая на поросшие шелковистой травой холмы. Кустарник и деревья тянулись к девушке гибкими ветвями, нежно касаясь и гладя ее бархатистыми листьями. Цветы раскрывались, когда Лина проходила мимо, поворачивая к ней свои венчики.
Прилетела большая светящаяся бабочка. Трепеща радужными крыльями, она опустилась на волосы юной феи и замерла, освещая путь.
Друзья изумленно смотрели на Лину. Нет, это была совсем не та хрупкая девочка-подросток, которая отправилась с ними в путь. По тропе шла лесная королева со светящейся короной на голове.
Поперек тропы, закрывая проход, свисала ветвь, сплошь покрытая ароматными бело-розовыми цветами. Отведя ее в сторону, путники вышли на просторную поляну, посреди которой весело пылал большой костер. Вокруг него расположились какие-то необыкновенные существа. Внешне они почти не отличались от людей, но были не поземному красивы. Их глаза сияли безграничной добротой и мудростью. Эльфы (а это были именно они) приветливо улыбались. Один из них привстал, приглашая путников к костру:
— Добро пожаловать в Долину источников! Присаживайтесь и будьте нашими гостями.
Удивленные неожиданной встречей, а еще больше пораженные необыкновенной красотой эльфов, Лина, Ларри и Полдо робко расположились рядом с хозяевами. Дракон устроился за их спинами. Он с явным удовольствием разлегся на душистой траве и, зажмурив от восторга глаза, с наслаждением вдыхал чудесный аромат цветущей долины.
Пантера подошла к эльфу, который первым приветствовал друзей, легла у его ног и доверчиво опустила большую голову на его колени. Она смотрела прямо в его глаза, виляя хвостом, как маленький котенок. Эльф засмеялся тихим счастливым смехом.
— Приветствуем вас, отважные путешественники! — сказал он, поглаживая пантеру. — Мое имя — Альфар. Можно ли узнать ваши имена?
— Мое имя — Ларри, — представился юноша. — А это Полдо. Девушку зовут…
— Мы знаем и уже давно ждем ее появления здесь, — мягко остановил юношу Альфар.
— Откуда вам известно обо мне? — удивилась Лина.
— Нам сообщил Отец лесов.
— Но ведь он остался очень далеко…
— Расстояния ничего не значат для него. Отец лесов может появляться в любом месте, где растет хоть одно дерево. Он просил открыть вам тайну источника животворной воды. Но это — завтра, а сегодня вы будете отдыхать и рассказывать нам о том, что происходит в большом мире людей. Давно мы не слышали о нем никаких новостей.
— Неужели вы никогда не покидаете долину? — задал вопрос Ларри, с недоумением глядя на Альфара. — И разве никто не бывает у вас в гостях?
Эльфы переглянулись. Один из них, сидевший рядом с юношей, положил ему на плечо руку и мягко произнес:
— Ты — пришелец из другого мира. У тебя горячее сердце воина. Может, тебе трудно понять, но мы, эльфы, испокон веков живем в этой долине, не покидая ее пределов. В мире людей происходят сражения, там есть жестокость и обман, злоба и зависть. В том мире нет места для нас…
— Но ведь так нельзя жить! — воскликнул Ларри. — Вы говорите только о плохом, но есть и хорошее: дружба, любовь, нежность и честь, щедрость и доброта! Как быть с этим?
— Не горячись, юноша… — попытался успокоить его эльф.
— Почему ты называешь меня юношей? По возрасту, ты такой же, как и я! — возразил Ларри.
Эльф печально улыбнулся.
— Внешне я выгляжу, как и ты, — это правда. Но на самом деле я прожил уже столько, что тебе даже трудно представить!
— Но как это может быть?
— Очень просто, — эльфы бессмертны и живут здесь с изначальных времен.
Ларри недоверчиво обвел взглядом хозяев долины. Лица эльфов были юными и свежими, как весенние цветы.
— Значит, вам не страшно никакое оружие?
— Годы жизни нас не старят, но перед оружием мы беззащитны. Поэтому многие эльфы предпочитают оставаться в этой долине, защищенной от внешнего мира. Здесь, в тишине и покое, мы ухаживаем за источниками, выращиваем чудесные цветы, сочиняем стихи и песни…
Альфар умолк, задумчиво глядя на пламя костра. Причудливые тени метались по зеленой стене кустарника. Искры огненными мотыльками взвивались в темное, теперь уже ночное, небо и там бесследно исчезали.
— Неужели вам никогда не хочется побывать во внешнем мире? — неожиданно спросила Лина.
Альфар вздохнул, виновато разведя руками.
— Мы живем только здесь, хотя и среди эльфов встречаются любители приключений. Иногда бывает, что кто-нибудь из нас навсегда покидает долину и связывает свою судьбу с судьбами людей.
— И что тогда происходит?
— Мы не знаем. Эльфы, которые уходят к людям, никогда не возвращаются…
Наступила тишина, изредка прерываемая потрескиванием обгорающих сучьев костра. Тогда один из эльфов тихим голосом запел. Нежные звуки песни медленно поплыли над зачарованной землей. Даже неугомонные пташки умолкли, не смея нарушить волшебное пение.
Тепло и уютно было у костра эльфов.
Фрида и Сандер задремали, убаюканные нежным пением.
Полдо сидел, опустив голову на руки, и о чем-то размышлял. Постепенно суровые морщины на его лице разгладились, на губах появилась умиротворенная улыбка. Пробормотав что-то неразборчивое, моряк опустился на землю, подложил под голову руки и спокойно уснул.
Ларри взглянул на усталые исхудавшие лица своих спутников. Внезапно он почувствовал, как усталость навалилась непомерным грузом, снова заныли уже зажившие раны. Юноша прикрыл глаза и расслабился.
Полдо, Ларри, Фрида и Сандер уснули глубоким сном. Одна лишь Лина не поддалась сладким грезам. В своей сияющей короне она величественно восседала на мшистом бугорке, словно королева на троне.
Эльфы окружили девушку со всех сторон. Альфар опустился перед Линой на колено, остальные последовали его примеру.
— Юная фея из племени зеленоглазых флауров! — обратился к ней Альфар. — С тех пор, как Отец всех лесов сообщил о твоем рождении, мы ждали тебя, чтобы возвести в сан владычицы Долины источников.
Лина обвела замерших в ожидании эльфов удивленным взором.
— Почему вы избрали меня? Ведь я еще так молода и неопытна. Разве нет фей более достойных и могущественных?
— Многие из нас видели тебя в своих снах нашей королевой, — возразил Альфар. — А сны эльфов — вещие.
Девушка задумчиво опустила голову. Эльфы терпеливо ждали ее решения. Наступила полная тишина. Даже неугомонные сверчки, и те умолкли. Прошла минута, другая… Наконец Лина произнесла:
— Я бы очень хотела остаться в этой благодатной долине. Это было бы для меня высшей наградой! Но… я потеряла дедушку, мои родители в рабстве у Гиркана… Я должна спасти их и помочь Ларри.
Девушка нежно посмотрела на спящего юношу и добавила:
— Я полюбила Ларри и, если на то будет воля богов, я всегда буду рядом с ним.
— Ну что ж, — рассудил Альфар, — если не сейчас, то, как знать, может быть, позже ты примешь наше предложение…
Ларри спал и не слышал этого разговора.
«Зачем куда-то идти, если можно жить на этой счастливой земле, не зная горя и забот?! — думал он во сне. — Остаться бы здесь вместе с Линой, Фридой и Полдо. Все беды где-то далеко, они никогда не придут в этот райский уголок».
Перед мысленным взором появился красивый белый город. Его очертания показались знакомыми. Где-то недалеко от города над небольшим поселком в небо поднимались коптящие языки пламени. Черный дым, клубясь, закрывал чистое голубое небо. Темная грозная масса в мрачном безмолвии двигалась в сторону города, над башнями которого гордо реяли флаги и вымпела.
«Это же Санфлауэр! — словно огнем обожгла догадка. — Как там отец, Камилл и все остальные люди? Почему я сижу здесь так спокойно, хотя должен спешить к ним на помощь!»
Ларри вздрогнул и открыл глаза. Альфар и другие эльфы внимательно смотрели на него.
Полдо тоже очнулся. Его лицо выражало растерянность и тревогу одновременно.
— Я вижу, что вы прошли последнее испытание, — сказал Альфар.
— О каком испытании ты говоришь? — удивился Ларри. — Я ничего не почувствовал.
— И я тоже, — подтвердил Полдо.
Альфар добродушно усмехнулся.
— Незаметно вам предложили легкую беззаботную жизнь, если вы откажетесь от борьбы. Пока вы были в забытье, мы следили за вашими мыслями и увидели, что чувство долга и честь для вас дороже всего на свете.
Эльф хлопнул в ладоши три раза.
— Вот источник, который вы искали! — торжественно произнес он.
Тотчас раздвинулись густые заросли кустарника по другую сторону поляны. Маленький источник, мерцающий слабым голубоватым сиянием, открылся изумленным взорам путешественников. Его берега покрывал мягкий ковер пушистых растений, усыпанных мелкими светящимися, словно звездочки, цветочками. Сияние шло из глубины источника, поднимаясь со дна, выстланного перламутровыми раковинами. Пузырьки воздуха вырывались из раковин и серебристыми цепочками устремлялись к поверхности. Казалось, что источник дышит.
Двое эльфов опустили в священный водоем хрустальную флягу и наполнили ее животворной водой. Фляга засияла голубоватым светом. Эльфы поместили ее в кожаный мешочек с двумя лямками и передали Лине.
— Благодарю вас! — сказал Ларри. — В другое время я с удовольствием погостил бы у вас, но сейчас меня ждут на родине.
Альфар печально улыбнулся и развел руками.
— В другое время мы и сами не отпустили бы вас так быстро, — ответил он. — Но… как знать, может быть, мы еще встретимся когда-нибудь. А сейчас — спешите! Сандер перенесет вас через океан.
Друзья эльфам и быстро устроились на широкой спине могучего дракона. Взмахнув крыльями, Сандер взлетел вверх. Он описал над поляной широкий круг, затмил на мгновение серебристый диск луны крылатой тенью, а затем устремился в ночное небо и вскоре исчез из виду.
— Прощай, Аль-фа-а-ар… — донесся издалека еле слышный голос Лины.
Эльф стоял, пристально глядя вслед дракону.
— Как знать, как знать… — задумчиво пробормотал он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *