Ночной гость. Глава 4 — Морской ветер

Шел пятый день плавания. Форштевень с шипением рассекал волны, бегущие навстречу кораблю. У самого горизонта, клубились белоснежные облака, напоминающие стоящий на воде сказочный замок. Развернув прозрачные плавники, похожие на крылья стрекозы, над самой поверхностью океана пролетела и нырнула летучая рыба. Тотчас из воды выпрыгнули еще две рыбешки, за ними еще и еще. Вскоре целая стайка летучих рыб сопровождала судно.
Яркое солнце стояло в зените. На голубом небосводе не было ни одного облачка. Лишь какая-то маленькая черная точка маячила в вышине.
— Странно… — пробормотал Полдо, взглянув на небо. — Откуда бы здесь орлу взяться? Ведь поблизости не видать ни одного острова… Может быть, мне показалось?
Устроившись возле мачты, он прикрыл рукой глаза и задремал.
Снапер, стоя у штурвала, что-то тихонько напевал. Опершись на борт, Фимбо задумчиво смотрел в воду и размышлял. Ларри упражнялся с мечом. Его загорелое тело блестело от пота, а узкий клинок подобно голубой молнии со свистом рассекал воздух. Лина сидела на корме, глядя на полосу пенного следа позади корабля.
Ничто не омрачало путешествие. Ближе к вечеру над поверхностью моря начал сгущаться туман. Ветер затих, и паруса беспомощно обвисли.
— Все. Теперь будем отдыхать, пока не рассеется туман и не поднимется попутный ветер, — объявил Снапер, присев на моток каната.
Он достал трубку, раскурил ее, пуская замысловатые колечки, и добавил:
— Из-за этого тумана даже звезд не видно.
— А как долго придется ждать? — спросил Ларри.
Снапер пожал плечами.
Фимбо подошел к внучке, уснувшей на корме, и заботливо укутал ее шерстяным пледом. Фрида зевнула и улеглась у ног Лины, свернувшись в клубок. Пантера скучала. Ей не хватало простора. Она хотела поскорее выбраться на сушу.
Ларри думал о Санфлауэре. Тревожно было на сердце у юноши. Он понимал, что нужно торопиться, но ничего не мог поделать и лишь сердито хмурился. Ларри расслабился, пытаясь задремать, и тут услышал какой-то шорох. Насторожившись, юноша подкрался к борту и выглянул. Но из-за густого тумана ничего не было видно.
— Что там случилось? — раздался сонный голос Полдо.
— Я услышал какой-то странный звук, — ответил Ларри.
Полдо приставил к уху ладонь, вслушиваясь в темноту, но вскоре махнул рукой, перевернулся на другой бок и, уже засыпая, пробормотал:
— Наверное, рыбы плещутся…
Ларри вернулся на свое место и попытался уснуть. Вскоре глаза его закрылись. Тревожный сон одолел юношу.
Тихо было на корабле. Все спали. Со стороны моря не доносилось ни звука. Лишь иногда за бортом раздавался еле слышный шорох, словно кто-то большой осторожно гладил днище. Легкое морское течение медленно несло корабль мимо зеленых островков. Это были саргассы — морские водоросли. Когда они касались бортов корабля, раздавался шорох, который и насторожил Ларри. Все чаще встречались зеленые островки. Вскоре сплошное поле водорослей окутало судно со всех сторон, и оно замерло.
— Эй, лежебоки, вставайте! Посмотрите, куда нас занесло!
Громкий голос Снапера разбудил всех. Путешественники поднялись и застыли в растерянности: со всех сторон корабль окружало бескрайнее зеленое поле. Было раннее утро. Легкий ветерок развеял туман, открыв видимость до самого горизонта.
Моряки хмуро переглянулись. Снапер кашлянул, словно пробуя охрипший голос, и озабоченно произнес:
— Кажется, мы попали в беду…
— Ночью в тумане мы не заметили, как морское течение занесло нас в заросли саргассовых водорослей, — пояснил Полдо. — Они пользуются у моряков дурной славой. Из саргассов почти невозможно выбраться.
— Ну и дела… — растерянно вздохнул Фимбо. — Как же быть?
Но моряки лишь угрюмо пожали плечами.
— А если попробовать разрезать водоросли мечом? — предложил Ларри.
— Это не поможет, — возразил Снапер. — Даже если ты разрежешь все водоросли, как мы вытащим корабль? Эх, если бы поднялся ветер…
Отчаянье овладело путешественниками.
Лина пыталась заговорить с водорослями на языке растений. Но водоросли не откликались на призыв юной феи.
В томительном ожидании прошло несколько дней. Путешественники бродили по палубе как неприкаянные. На корабле никто не спал.
Под утро, когда небо на востоке слегка порозовело, а яркие звезды начали блекнуть, тихонько хлопнул кливер — небольшой косой парус, который на всякий случай поставил Снапер. Все замерли, недоверчиво уставившись на парус, лениво пошевеливающийся от слабого ветерка. Вот он вновь встрепенулся, хлопнул и натянулся.
— Эгей! Все наверх! — зычно крикнул Полдо. — Поднимается ветер.
На корабле поднялась оживленная суета. Фимбо принялся натягивать канаты, распуская паруса. Ларри и Лина изо всех сил помогали ему. Даже Фрида повеселела, с восторгом прыгая по палубе.
Снапер определил направление ветра, а затем принялся мастерить из канатов и доски что-то наподобие качелей. Когда он закончил работу, Ларри, держа меч в руках, уселся верхом на доску. Всю конструкцию вместе с юношей опустили за борт. Полдо встал у штурвала.
Паруса вздулись под порывами ветра. Заскрипел корпус судна, слегка подавшегося вперед. Но саргассы цепко держали добычу.
— Руби водоросли! — крикнул Снапер.
Взявшись за рукоять меча обеими руками, Ларри принялся крошить водоросли. Вскоре зеленый ковер перед носом корабля превратился в рыхлую кашу, которая уже не оказывала сопротивления.
Судно вздрогнуло, чуть продвинулось вперед и снова замерло. Ларри опять принялся за работу.
— Я тоже спущусь за борт. Нужно очистить бока судна от приросших к нему водорослей, — сказал Снапер.
— Возьми мой кинжал, — предложила Лина.
Моряк с благодарностью посмотрел на девушку и, пристегнув кинжал к поясу, спустился по канату за борт.
Лари и Снапер без устали рубили водоросли, и корабль постепенно приближался к кромке зеленого поля. А ветер все крепчал. Уже плотный ковер саргассов, растревоженный его резкими порывами, начал вздыматься тягучими волнами.
Наконец судно достигло чистой воды, вырвавшись из плена. С глухим стоном водоросли сомкнулись за кормой.
Фимбо и Полдо вытащили на палубу обессилевших Лари и Снапера.
Нос корабля с шипением резал океанские волны. Как прекрасно было плыть на всех парусах, вдыхая полной грудью терпкий ветер соленого океана!
Тем временем ветер поднялся не на шутку. На краю неба появились облака, казалось, не предвещавшие беды. Но Полдо тревожно нахмурился, покусывая губы.
Корабль уже мчался с большой скоростью. Далекие облака постепенно догоняли его, превращаясь в темные клубящиеся тучи. Мачта начала тревожно поскрипывать.
— Пора убирать паруса! — отдал команду Полдо.
— Почему? — Ларри с недоумением посмотрел на моряка. — Нам нужно торопиться, пока ветер попутный.
— Ветер-то попутный, но скоро он превратится в настоящий ураган, который уже висит у нас на хвосте.
Полдо указал рукой назад.
— Взгляни туда!
Ларри обернулся и обомлел. Темная непроницаемая стена, клокоча и ворочаясь, словно живое существо, нагоняла судно, с огромной скоростью сокращая расстояние.
— Если мы не уберем паруса, то ураган порвет их в клочья! — пояснил моряк.
Едва убрали паруса, как налетел шквал. Черные тучи сомкнулись вокруг судна, и кромешная тьма обступила его со всех сторон. Что-то угрожающе зарокотало. Сверкнула ослепительная вспышка. Молния на мгновение соединила небеса с океаном. Раздался оглушительный грохот. Тотчас на палубу хлынул ливень. Шипя и потрескивая, молнии раздирали тьму, высвечивая грозно ревущие волны, вздымающиеся вокруг корабля. Сопротивляться разбушевавшейся стихии было бесполезно. Путешественники изо всех сил старались удержаться на палубе, чтобы волны не унесли их за борт. Полдо и Снапер, привязавшись веревками к штурвалу, мужественно боролись с ураганом, пытаясь управлять кораблем, который с огромной скоростью несло в неизвестность.
Вспышка! Оглушительный грохот! С треском переломилась мачта, и тут же исчезла за бортом, смытая бешеным потоком.
Вцепившись одной рукой в бронзовый крюк, Ларри другой удерживал Лину. Страшный удар потряс корабль. Затрещали, лопаясь, доски. Вода хлынула на палубу, смывая все на своем пути. Неукротимая сила швырнула Ларри в бушующую пучину океана. Обломок корабельной доски рухнул ему на голову. Последнее, что услышал юноша, теряя сознание, был далекий голос Лины, пробившийся сквозь рев урагана:
— Ла-а-р-р-и-и…
За несколько мгновений бушующие волны разметали обломки корабля, налетевшего в непроглядной тьме на подводные скалы.
* * *
Сидя на каменном троне, Гиркан бесстрастно наблюдал за гибелью Ларри и его друзей. Ужасный ураган разбил в щепки небольшое судно отчаянных смельчаков, а бездонная пучина бесследно поглотила их всех. Небесный меч утерян безвозвратно, но это уже не беспокоило могущественного колдуна. Теперь никто и ничто не могло встать у него на пути. Санфлауэр будет повержен, а за ним последуют и все остальные.
Единственное, что озадачивало колдуна, это то, почему наследный принц покинул отца, и почему так упорно стремился проникнуть в чужой мир?! Но волны бушующего океана навсегда скрыли ответ в бездонных глубинах…

ОСТРОВ ПРОВИДЕНИЯ

Шум нарастал и стихал, словно морские волны с шорохом накатывались на прибрежный песок. Тупая боль в голове пульсировала в такт прибою.
Ларри, приоткрыв глаза, со стоном приподнялся на руках. Груда подсохших водорослей сползла с его груди и упала на песок. Яркое солнце слепило, дробясь в лазурных волнах океана миллиардами сверкающих зеркал. На голубом небосводе не было ни облачка, напоминающего о страшной буре, погубившей корабль.
Ларри облизнул потрескавшиеся губы. Горьковато-соленый песок скрипнул на зубах.
— Где я? — пробормотал юноша.
Он попытался сесть, но голова закружилась, перед глазами поплыли темные пятна, и Ларри рухнул, снова потеряв сознание.
Над скалами кружились белые птицы. Набирая высоту, они медленно парили в восходящих потоках теплого воздуха. Иногда некоторые из них, сложив крылья, с пронзительным криком падали вниз, выхватывая из волн рыбину, а затем вновь взмывали вверх.
Одна из птиц заметила на берегу какое-то движение. Отделившись от стаи, она начала снижаться кругами, стараясь не потерять из виду возможную добычу. Птица опустилась на песок неподалеку от лежащего человека. Осторожно, готовая в любой момент взлететь, она начала приближаться. Оказавшись рядом, птица вытянула шею и клюнула обессилевшую руку юноши.
Ларри застонал.
Птица отпрыгнула в сторону, недовольно закричав. Добыча была еще жива. Крылатая хищница уселась на белый камень, торчащий из морского песка, и принялась чистить перья большим острым клювом. Время от времени она нетерпеливо поглядывала на лежащего человека, который слабо стонал.
Солнце перевалило за полдень и начало неспешный путь к закату. У подножия скал появились тени. Медленно удлиняясь, они протянулись по песку, подкрадываясь к белому камню, на котором сидела птица.
Хищница что-то сварливо прокричала и взмахнула крыльями. Она нетерпеливо переступила с ноги и вновь начала подкрадываться к человеку.
Из-за скалы выпрыгнула Фрида и с грозным рычанием бросилась вперед. Вслед за ней появились Лина и Полдо. Они бежали к Ларри, громко крича и размахивая руками.
Недовольно вскрикнув, птица взлетела и осыпала людей проклятиями на своем птичьем языке. Поняв, что добыча ускользнула, она развернулась и медленно полетела в сторону гор.
Лина и Полдо подбежали к юноше, возле которого уже сидела Фрида. На голове Ларри виднелась большая кровоточащая рана. Девушка присела рядом и внимательно осмотрела ее. Затем опустила руки на голову юноши, шепча какие-то слова. Через некоторое время кровь остановилась, и рана немного уменьшилась. Лина обессилено опустила руки.
— Я больше не могу… — произнесла она дрожащим голосом.
Казалось, еще немного — и она сама упадет без сил.
— Ничего, — успокоил ее Полдо. — Самое страшное уже позади. Кровь остановилась. Теперь мы сделаем повязку.
Оторвав рукава от полотняной рубахи, моряк ловко наложил повязку на голову юноши.
С лица Ларри начала сходить смертельная бледность. Лина собрала ворох сухих водорослей и заботливо положила их под голову юноши. Повернувшись к моряку, она с тревогой спросила:
— Где же дедушка и Снапер? Мы столько прошли по берегу, но нигде не обнаружили их следов!
Полдо опустил голову, стараясь не встречаться взглядом с девушкой. Как опытный моряк, он понимал, что надеяться можно лишь на чудо.
Ларри пошевелился, открыл глаза. Увидев друзей, он приподнялся и сел. Гримаса боли на мгновение промелькнула на его лице.
— Как я рад видеть вас! — произнес он. — А где Фимбо и Снапер?
— Пока мы их не нашли… — ответил Полдо, сочувственно посмотрев на Лину, которая с мольбой вглядывалась в морскую даль.
Приподнявшись, Ларри огляделся, щурясь от солнца.
— Интересно, куда нас занесло? — спросил юноша.
Моряк уныло пожал плечами, шумно вздохнул и, бесцельно перебирая отполированные волнами камешки, вполголоса нехотя ответил:
— На какой-то остров… Когда корабль разломился, я оказался в воде и плыл, сам не зная куда, пока прибой не выбросил меня на берег. Когда ураган начал стихать, я заметил в воде Лину с Фридой и помог им выбраться. После этого мы начали искать остальных. Тебя вот нашли…
— А Фимбо и Снапер?
Оглянувшись на девушку, которая, стоя по щиколотки в воде, неотрывно смотрела на океан, Полдо коротко произнес:
— Надежды мало…
Внезапно Лина обрадовано воскликнула:
— Смотрите! Там кто-то плывет!
Моряк и Фрида вскочили и подбежали к девушке. Ларри, пошатываясь, направился вслед за ними.
Лина сложила ладони рупором и закричала:
— Де-душ-ка! Сна-а-пер!
Далеко от берега на волнах покачивался какой-то темный предмет. Надежда вспыхнула в сердцах людей. Все с нетерпением смотрели на воду, ожидая, когда волны принесут находку к берегу. Полдо напряженно вглядывался в приближающийся предмет. Постепенно плечи моряка опускались все ниже. Он отрицательно покачал головой.
— Там никого нет…
Обломок корабля медленно подплывал к берегу, покачиваясь на волнах. Полдо и Ларри вошли в воду и вытащили его на песок. На нем, зацепившись за бронзовый крюк, лежал лук Фимбо и колчан со стрелами.
Плечи девушки вздрогнули. Она горько заплакала.
— Бедный, бедный дедушка! Он совсем не умел плавать…
Опустившись на колени, она разрыдалась. Ларри и Полдо молча стояли рядом, опустив головы. Да и что они могли сказать? Погибли друзья, вместе с которыми было пройдено столько испытаний. Фрида, уткнувшись носом в передние лапы, печально смотрела на волны.
Незаметно подкрался вечер, а затем и ночь. Похолодало. Но друзья в скорбном молчании сидели на берегу, не в силах что-либо делать.
Когда первые лучи солнца растопили предрассветную мглу, Лина обвела друзей грустным взглядом и устало произнесла:
— Больше надеяться не на что… Мы должны идти дальше и выполнить то, что нам предначертано.
— Куда же нам идти? — спросил Ларри. — И где мы находимся?
— Это остров Провидения. Мы почти у цели. Нужно идти в горы. Я чувствую, что где-то там находится источник животворной воды.
— Но почему ты решила, что это остров Провидения?
Девушка пожала плечами.
-Я чувствую это. И еще я ощущаю, что нас ждут. Не могу понять кто, но это находится там…
Лина подняла руку в направлении гор, вершины которых закрывали клубящиеся тучи. Подножие гор окутывала туманная дымка, в которой темными пятнами угадывались какие-то уступы.
Ларри, Полдо и Фрида стояли рядом с девушкой. За прошедшую ночь Лина очень изменилась. Глаза стали серьезными и печальными. Это была уже не девочка, а взрослая девушка, с печатью невыразимого горя на челе. Она держала в руках маленькую шкатулку, которую ей подарили жрецы Пурпурного Лотоса.
— Как тебе удалось сохранить ее? — удивился Ларри.
— Сама не знаю. Когда очутилась на берегу, почувствовала, что сжимаю что-то. Оказывается, я все время не выпускала шкатулку из рук.
Девушка подняла ее вверх. Луч солнца упал на крышку шкатулки и, отразившись от нее, золотистой нитью протянулся к подножию гор, словно указывая путь.
Маленький отряд двинулся вперед. Первой шла Лина. Чуть левее шагал Ларри, придерживая рукой меч, который чудом не потерялся в волнах бушующего океана. Повязка на его голове высохла и теперь белела, как ореол. Рядом шел Полдо, вооруженный луком и стрелами. Замыкала отряд пантера.
Серый песок шелестел под ногами, да иногда над головой раздавались сварливые крики птиц, которые неодобрительно косились на чужаков, вторгшихся в их владения.
Вскоре песок под ногами сменился твердым грунтом. Изредка стали попадаться жесткие кустики чахлой травы. Заскрипели под подошвами осколки гранитной крошки, и тут Лина остановилась.
— Смотрите… — взволнованно произнесла она.
Туманная дымка, скрывавшая подножие гор, рассеялась. Впереди, в нескольких шагах прямо из земли начиналась исполинская лестница, ведущая к вершинам гор. Величие лестницы поражало воображение. Каждая ступенька была вырезана из огромной глыбы гранита. На ней могли одновременно поместиться около пятидесяти человек. Ступени были высокими и явно не рассчитаны на обыкновенных людей.
— Лестница на небеса… Неужели нам придется по ней подниматься? — Полдо с сомнением посмотрел на Лину. — Может, поищем другую дорогу?
— Нет, — решительно ответила девушка. — Мы должны пройти по этой лестнице. Да и вряд ли здесь есть другой путь.
И в самом деле — со всех сторон отвесными стенами вздымались горы. Ни единого выступа или трещины не было видно на их гладкой поверхности.
— Что ж, — смирился моряк. — Если другого пути нет, то и думать нечего.
И он первым взобрался на ступень. За ним последовали остальные. Так началось изнурительное восхождение к заоблачным вершинам.
Преодолев первую сотню ступеней, решили устроить небольшой привал. Полдо с облегчением опустился на гладкий камень. Ларри и Лина, тяжело дыша, присели рядышком.
— Половина жизни уйдет, пока мы поднимемся по этой лестнице, — недовольно проворчал Полдо, растирая онемевшие от напряжения ноги.
Он посмотрел на усталых спутников и подумал:
«Господи, да они ж еще совсем дети. Куда им такие испытания?! А исхудали-то как — одна кожа да кости…»
Еще раз взглянув на Лину и Ларри, которые задремали, Полдо тихонько встал и, прихватив лук с колчаном, начал подниматься по лестнице. Фрида привстала, наблюдая за моряком, а затем осторожно последовала за ним.
Поднявшись на достаточное расстояние, чтобы не разбудить друзей, моряк наложил стрелу на тетиву и принялся внимательно следить за птицами, которые кружили над лестницей. Одна из них опустилась ниже, и Полдо почти не целясь, резко вскинул лук и выпустил стрелу. Счастье улыбнулось ему. Подбитая птица камнем рухнула вниз. Но если бы не Фрида, она могла бы пролететь мимо лестницы. В последний момент пантера подцепила когтями добычу.
— Ну вот, половина дела сделана! — пробормотал Полдо и, взглянув на Фриду, одобрительно добавил:
— Да и ты молодчина! Пока наши проснутся, глядишь — и будет чем подкрепиться.
Он принялся собирать сухие травинки и мох, кое-где росший в небольших трещинах. Собрав их в кучку, Полдо вновь отправился на поиски. Он старался дотянуться до веток кустарника на стенах гор поблизости от лестницы. Когда набралось достаточное количество для костра, моряк взялся за растопку.
Фрида с интересом наблюдала за его движениями.
Полдо сделал углубление в сухой ветке. Затем, вставив в него стрелу без наконечника, зажал ее между ладоней и принялся быстро вращать. Вскоре из углубления появилась тоненькая струйка дыма. Подсыпав мох, Полдо ускорил движения. Крупные капли пота скатывались по его лицу.
Наконец вспыхнул робкий язычок пламени, и Полдо принялся раздувать огонь, подбрасывая ветки. Языки пламени жадно набросились на поживу. Вскоре костер разгорелся, и моряк занялся стряпней. Ощипав птицу и вычистив, он насадил тушку на стрелу, затем, соорудив из веток подпорки, водрузил на них добычу.
Фрида неотрывно следила за его действиями. Она возбужденно помахивала хвостом, нетерпеливо облизываясь.
Ларри проснулся от запаха дыма. Открыла глаза и Лина. Они посмотрели наверх и увидели Полдо и Фриду, сидящих у костра, на котором что-то жарилось.
— Эгей, идите к нам! — окликнул их моряк.
Не дожидаясь повторного приглашения, Лина и Ларри поспешили к костру. Глядя на него изумленными глазами, Ларри сказал:
— Полдо, ты просто волшебник! Откуда взялся костер и эта птица?
— Было дело… — с довольным видом ответил моряк, пряча за спину ладони, покрытые волдырями.
— А что у тебя с руками? — встревожилась Лина. — Ну-ка показывай!
Полдо смущенно протянул ладони. Лина осмотрела их, осторожно накрыла своими руками и сосредоточилась. Через некоторое время она убрала руки. Полдо взглянул на ладони — от мозолей не осталось и следа.
— Ну и дела! — восхищенно воскликнул он. — Если меня всегда будут так лечить, то я готов по три раза в день разжигать костер. Присаживайтесь, я вас кормить буду!
Птица была крупная. Всем досталось по большому куску. Фрида первой управилась со своей порцией и теперь отдыхала. Подкрепившись, друзья почувствовали, что силы вновь возвращаются к ним и вновь продолжили подъем.
Слева от лестницы путешественники увидели очертания каких-то грандиозных строений, выступающих прямо из скал. А немного дальше заметили огромные письмена, в несколько раз больше человеческого роста, высеченные на гладкой поверхности отвесной скалы.
Чуть выше над письменами находилось изображение чудовищного зверя с огромными когтями и могучими крыльями на горбатой спине. Оскаленная пасть была угрожающе повернута к лестнице. Два больших драгоценных камня, вставленные в глазницы зверя, в лучах заходящего солнца наливались оранжевым светом.
— Вы только посмотрите! — прошептала Лина. — Мне кажется, что это изображение дракона. Неужели они когда-либо существовали?
— А почему бы и нет? — откликнулся Ларри. — Если существуют колдуны и всякие кошмарные создания наподобие мурлогов, то, может быть, где-то живут и такие звери.
— Надеюсь, на этом острове такие звери не водятся, — проворчал Полдо. — Не хотелось бы с ними повстречаться…
Внезапно сверху раздался ужасный рев, постепенно переходящий в тоскливое подвывание. Путники остановились. Фрида оскалила клыки. Все ожидали, не повторится ли рев. Но вокруг было тихо. Лишь несколько камешков скатились откуда-то сверху и упали к ногам замерших путешественников.
Наконец Полдо не выдержал.
— Что это было? — осторожно спросил он.
— Похоже на крик какого-то огромного зверя…
Лина нахмурила брови.
— Может быть, дракон кричал… А может, это какое-то колдовство…
Ларри взглянул на перстень. Камень был темным. Хотя чуть-чуть он все-таки изменил окраску. Вроде бы стал немного светлее. Но не было в нем свечения, которое предупреждало о приближении опасности.
— Может быть, это просто камнепад или гром прогремел? — неуверенно предположил Полдо.
— Нет. Я почувствовала в этом крике боль и отчаянную тоску. Так кричать может только живое существо.
Лина оглянулась на спутников и добавила:
— Как бы там ни было, но нужно идти дальше!
* * *
На следующий день друзья приблизились к густой стене туч, скрывающих от взглядов дальнейший путь, и вошли в нее. На удивление, здесь оказалось не так темно, как они думали. Белесый туман окружал их со всех сторон, но на расстоянии десяти шагов все еще можно было что-то разглядеть. Преодолев несколько ступеней, путники оказались на широкой и ровной площадке. Слева она упиралась в вертикальную ровную стену, а справа обрывалась в пропасть. Впереди темнело какое-то неясное пятно. Подойдя ближе, друзья увидели вход в большую пещеру. По бокам от него стояли два бронзовых столба, покрытые все теми же загадочными письменами.
Из глубины пещеры донесся вздох и чистый мелодичный голос произнес:
— Входите, пришельцы из дальних краев. Я уже давно жду вас!
Полдо попятился. Фрида пригнулась к земле, словно приготовилась к прыжку, а Ларри схватился за рукоять меча. Но Лина предостерегающе подняла руку.
— Не бойтесь! Здесь нам ничего не угрожает — я в этом уверена.
— Ты права, юная фея! Здесь вам действительно ничего не угрожает. Вы поднялись на вершину горы Забвения и стоите перед входом в пещеру Судеб. Войдите же и узнайте то, что вы хотите узнать!
Робко ступая на ровный пол, покрытый мягким мхом, словно ковром, друзья вошли в пещеру. Хотя нигде не было видно ни одного светильника, слабое сияние освещало высокие гранитные своды. Пещера оказалась длинной и плавно изгибающейся. Она вела по спирали к центру горы. В боковых стенах располагалось бесчисленное множество маленьких ниш, в которых находились какие-то пульсирующие коконы. От них-то и разливалось по пещере сияние.
Путники как зачарованные медленно двигались вдоль этих ниш. Никто не проронил ни слова. Молочно-белые коконы отличались размерами. Некоторые из них были совсем маленькими, примерно с голубиное яйцо. Другие походили на дыню. Но иногда попадались такие большие, что едва вмещались в нишах.
Затаив дыхание, друзья миновали последний поворот. Их взорам открылся огромный сводчатый зал. Посреди него росло великолепное зеленое дерево с белоснежным стволом. На одной из веток сидело совершенно невероятное существо. Это была полуженщина-полуптица.
— Подойдите ближе!
Лина, Ларри и Полдо приблизились. Фрида осталась сидеть на месте.
— Я — жрица Зеркала Жизни. Скажите, что вы хотите узнать?
Ларри удивленно смотрел на жрицу. Обращаясь к ним, она глядела куда-то в сторону пустым взглядом.
«Да ведь она же слепая!» — внезапно догадался юноша.
— Да, мои глаза ничего не видят, — произнесла жрица, словно прочитав его мысли. — Но я вижу вас другим зрением, природу которого вам не понять, да и не нужно, ибо это зрение тяжким бременем ложится на душу возжелавшего его иметь…
Женщина-птица пошевелилась и повернулась к Ларри так, будто и в самом деле видела его.
— Скажи, пришелец из другого мира, что ты хотел бы услышать?
— Могу ли я узнать свою судьбу?
— Твоя судьба, как и судьба твоего зверя, сокрыта от меня. В пещере хранятся лишь судьбы тех, кто живет в этом мире. Они находятся в нишах, мимо которых вы проходили…
— В таком случае помоги мне и дай совет.
— Хорошо, я расскажу, где находится то, ради чего ты пришел сюда. Из этой пещеры есть второй выход, который ведет в Долину источников. Но тебе придется преодолеть три испытания. Я не имею права сказать, какие… — жрица подумала и добавила: — Но я могу предупредить о том, где они тебя подстерегают. Первое — на перевале. Второе — в ущелье Серых Теней. Когда доберешься до него, если, конечно, доберешься, то сам поймешь, почему оно так называется. И третье испытание ждет тебя в самой Долине источников.
Жрица умолкла на мгновение, а затем сказала:
— У твоего зверя такая же судьба, как и у тебя. Вы неразрывно связаны с ним одной нитью жизни. Что произойдет с тобой, то произойдет и с ним!
При этих словах Фрида преданно взглянула на своего друга.
— Благодарю тебя, жрица Зеркала Жизни. — Ларри поклонился и отступил назад.
Жрица повернулась к Полдо.
— Скажи, моряк, хочешь ли ты узнать свою судьбу?
Полдо стоял, низко опустив голову, о чем-то размышляя. Услышав вопрос, он выпрямился, тряхнул головой и решительно произнес:
— Если человек будет знать свою судьбу наперед, то он может стать слабым. Я пойду с друзьями до конца, и пусть их судьба станет и моей!
Жрица одобрительно кивнула головой.
— Это мудрое решение, достойное настоящего мужчины…
Затем она обратилась к девушке.
— А ты, юная фея, не хочешь ли попросить о чем-нибудь?
Лина собралась, было, спросить о Фимбо и Снапере, но в последний момент передумала. Пока она не знала точно о гибели друзей, оставалась тоненькая ниточка надежды. Чуть замешкавшись с ответом, девушка прошептала:
— Я хочу увидеть своих родителей…
— Что ж, подойди к стене, что находится слева от тебя…
Лина повернулась и медленно, словно во сне, подошла к гладкой черной стене, с мольбой глядя на нее. Где-то в самой глубине стены вспыхнула рубиновая искорка. Черная поверхность помутнела, а когда туманное марево разошлось, Лина увидела темное и мрачное подземелье, Огромные смоляные факелы, шипя и потрескивая, освещали длинные извилистые коридоры и камеры, закрытые толстыми железными решетками. В одной из камер, прикованные к стене цепями, сидели мужчина и женщина. Их худые измученные лица носили печать тяжелых страданий.
Лина протянула к стене руки и вскрикнула:
— Мама! Папа!
Женщина, встрепенувшись, повернула голову. Казалось, она смотрит прямо в глаза своей дочери. Ее губы дрогнули, произнося какое-то слово. Но в этот миг изображение помутнело. По стене пробежала рябь, а когда разгладилась — все исчезло. Холодная каменная стена тускло отсвечивала бледным сиянием. Раздался глухой рокот. Пол под ногами путешественников дрогнул. Стена, перед которой стояла Лина, плавно поползла вверх, открывая темный проход.
— Идите! — сказала жрица. — Вас ждет дорога судьбы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *