Ночной гость. Глава 16 — Цитадель

— Более зловещего места я в жизни не видел… — объявил Орлин.
— Здесь сосредоточие черной магии и злобного колдовства, — сурово молвил Камилл. — Ничего человеческого, поистине живого нет в этом паучьем гнездилище Гиркана.
Все пространство от лысого бугра, на котором стояли Ларри, Лина, Камилл и Орлин, до дворца Гиркана было изрезано рваными трещинами и провалами.
— Вы ошибаетесь, — произнесла Лина. — Я чувствую присутствие множества людей во дворце. Это узники — я ощущаю их мучения, горе, страх и ненависть… Но есть и другие…
— Кто они?
— Не пойму. У них темные души, и они ненавидят нас.
— Ну что ж, выбора у нас нет, да поможет нам Всевышний!
Повинуясь взмаху руки принца, отряд ощетинился копьями, обнаженными клинками и стальной колонной двинулся в направлении дворца. Воины шагали в полном безмолвии, настороженно глядя вперед.
Во главе колонны ехали Ларри и капитан Орлин, следом за ними — Камилл, Лина и Фимбо. В первой шеренге бойцов, выделяясь своим низким ростом среди рослых гвардейцев, шел мрачный, как грозовая туча, Клин. Небольшой овальный щит прикрывал его спину. Грудь защищала кольчуга. Двумя руками Клин держал перед собой излюбленный широкий меч.
Было пройдено уже почти три четверти пути до мрачного дворца, когда Гиркан дал о себе знать. Темное пылевое облако поднялось у ворот колдовской цитадели, вздулось гигантским парусом и помчалось навстречу воинам Санфлауэра.
— Обмотайте чем-нибудь лица! — крикнул Орлин, надвигая поглубже шлем.
Налетел горячий ветер, швыряя в людей колючий песок и мелкие иззубренные камешки, которые летели, словно выпущенные из пращи.
Вслед за ураганным ветром ударило пылевое облако. Стало темно. Все заволокло непроглядной серой мглой. Нечем было дышать, горячая пыль безжалостно разрывала легкие. Злобный рев ветра перекрыл все звуки. И вот тогда явились прислужники Гиркана.
Они вынырнули из мглы, подобно демонам ночи, и набросились на отряд со всех сторон. Их смуглые лица с горящими злобой раскосыми глазами были искажены оскалами разинутых в яростном крике ртов.
— Это же гардары! — крикнул Камилл, с трудом отбиваясь сразу от трех прислужников колдуна.
Сбившись в плотный строй и выставив во все стороны копья и мечи, гвардейцы медленно и неуклонно продвигался вперед, отражая бешеные наскоки гардаров. Удостоверившись в тщетности своих попыток, гардары внезапно отступили, скрывшись в пыльном облаке.
Ветер утих так же неожиданно, как и появился. В наступившей тишине люди настороженно вглядывались в оседающую пыль, пытаясь обнаружить противника. Но смуглолицые исчезли без следа. Даже своих убитых и раненных они унесли с собой.
— Кто эти люди, напавшие на нас? — обратится юноша к магу.
— Это воинственное и жестокосердое племя гардаров, живущее далеко на юге, — ответил Камилл. — Когда-то они были на службе у колдунов Черной горы и наводили ужас на племена, живущие за Ревущей грядой.
— Почему же гардары оказались здесь, вдали от своей родины?
— Они всегда служили злу, но когда пало владычество колдунов Черной горы, остались без хозяина. Очевидно, Гиркан призвал их на службу…
Пыльная мгла рассеивалась. Из нее выдвинулись неприступные бастионы колдовского дворца. Нигде — ни на стенах дворца, ни возле него не было видно ни одного живого существа.
Держа меч наготове, Ларри подъехал к воротам и слез с коня. Шагнув вперед, юноша рукоятью меча сильно ударил в створку ворот, провозгласив:
— Именем короля Санфлауэра — откройте!
Ответом было молчание. Ларри вновь постучал, и снова никто не отозвался, словно внутри никого не было.
— Ломайте ворота!
Юноша отступил в сторону, освобождая место для гвардейцев, несущих таран.
Окованный железом наконечник большого бревна с тяжелым грохотом врезался в створки громадных ворот, которые даже не пошевелились.
Видя всю тщетность попыток, Камилл сложил перед собой руки так, будто держал в них шар, и начал нараспев читать заклинание, постепенно раскрывая ладони в направлении ворот. Голубовато-белая сфера вспыхнула на его пальцах. Из нее вылетел сияющий протуберанец и протянулся ко входу. Ослепительный рассыпающийся искрами шар образовался в месте стыка створок. Он вращался, яростно шипя и потрескивая, словно пытаясь выжечь ворота, которые слегка подались под его натиском, но все еще держались.
Лина приблизилась к магу и накрыла пылающую в его руках магическую сферу своими ладонями. Зеленоватый луч вплелся в яркий протуберанец, прибавляя силы вращающемуся шару. Ворота начали наливаться малиновым светом, постепенно раскаляясь. Они вибрировали и гудели. На землю потекли струйки расплавленного металла.
Тогда Ларри со всего размаху ударил Небесным мечом в правую створку ворот. Лезвие прошло наискось, словно раскаленный нож сквозь масло. С тяжелым грохотом от ворот отвалился громадный дымящийся кусок, открывая проход во внутренний двор. Тотчас, не выдержав объединенных усилий Лины и Камилла, ворота рухнули, подняв тучу пыли.
Гвардейцы хлынули под черную арку. Они бежали, перепрыгивая через раскаленные глыбы — все, что осталось от неприступных ворот цитадели.
Ворвавшись во внутренний двор, воины в растерянности остановились. Перед ними на расстоянии не более сотни шагов возвышался дворец, словно вылитый из черного стекла. Его высокий шпиль злой иглой вонзился в небеса, словно стремясь разодрать их в клочья.
Все расстояние между дворцом и воротами было заполнено гардарами. Они молча стояли, обнажив кривые клинки, и угрюмо смотрели на гвардейцев.
Принц поднял вверх правую руку, сжатую в кулак, и тотчас воины Санфлауэра сомкнулись в плотный стальной клин, направленный своей вершиной к дворцу. Звякнули щиты, замыкая строй непробиваемой стеной. Длинные копья дружно опустились на уровень груди и замерли неподвижно. Стальной клин превратился в грозно ощетинившегося ежа.
Ларри бросил руку вниз, и, повинуясь его команде, отряд двинулся на врага в полном безмолвии.
Тишина взорвалась яростным ревом нескольких тысяч глоток. Звон мечей, стоны, проклятия и злобные вопли слились в невообразимый шум, в котором уже ничего невозможно было разобрать.
Гвардейцы Санфлауэра не дрогнули под натиском превосходящих сил противника. Бой шел не на жизнь, а на смерть.
Казалось, само время замедлило бег. Ларри видел перед собой лишь ощеренные в безумном вопле рты гардаров. Он рубил мечом направо и налево, словно превратившись в смертоносную мельницу. Лишь краем глаза юноша иногда оглядывался назад, замечая Лину, помогавшую раненным воинам внутри строя. Рядом с ней Фимбо безостановочно выпускал одну стрелу за другой, почти не целясь.
Капитан Орлин исступленно рубился в задних рядах гвардейцев, удерживающих тыл.
Клин сражался рядом с принцем, прикрывая его левый бок. Меч крепыша собирал обильный урожай, заставляя пятиться прислужников Гиркана.
— Камилл, где ты?! — крикнул Ларри, отбивая очередное нападение.
— Я здесь… — раздалось справа.
Повернув голову, юноша обнаружил старого мага за своим плечом. Невзирая на годы, Камилл ловко орудовал мечом. Его седые волосы, схваченные серебряным обручем, метались, как крылья белоснежных птиц.
— Мы долго не продержимся, нас окружили со всех сторон! — воскликнул Ларри, с трудом отражая атаку.
— Пробивайся во дворец, — тяжело дыша, ответил Камилл. — Найди Гиркана, только не забудь…
Остальное Ларри не услышал, оглушенный торжествующим ревом гардаров. Они таки прорвали строй гвардейцев и раскололи отряд на две части. Воины Санфлауэра тут же сомкнули ряды, но почти половина отряда оказалась позади в окружении гардаров. С ними остался капитан Орлин.
Ларри бросился вперед с удесятеренной яростью. Он крушил гардаров, как неистовый ураган, и они пятились и пятились. Остальные гвардейцы сдерживали натиск рассвирепевших врагов сзади и по бокам, стараясь не отставать от принца.
Расшвыривая последних прислужников колдуна, Ларри взбежал по ступеням и нырнул в мрачную пасть логова Гиркана. Оглянувшись, он увидел Лину и Фимбо. За ними в проход успел проскочить только Клин. Тотчас сверху рухнула бронзовая решетка. Камилл остался снаружи с основным отрядом. Сгрудившись на ступенях, воины отбивали натиск гардаров.
Путь назад был отрезан. Не раздумывая, Ларри бросился вперед по длинному коридору, погруженному в полумрак. Гулкое эхо торопливых шагов и хриплое дыхание наполнили его многоголосием таинственных звуков. Косматые тени клубились и вздрагивали в закопченных нишах по бокам.
Вдали показался огромный сводчатый зал, освещенный багровыми сполохами. Ларри, Лина, Фимбо и Клин быстро приближались к нему. В этот момент их настиг топот погони.
— Бегите вперед, я задержу их! — пообещал Клин.
Он остановился, повернувшись лицом к приближающейся погоне, широко расставил ноги и поднял меч на уровень плеча. Гардары замедлили бег и в нерешительности остановились перед одинокой фигурой невысокого воина. Они уже видели его в деле и хорошо знали силу сокрушительно разящего меча.
— Ну, что остановились? — криво ухмыльнулся Клин. — Подходите, грязные дети печных горшков!
Яростный вопль ударил в своды коридора. Несколько десятков гардаров ринулись на смельчака. Засверкала сталь, щедро разбрызгивая горячую кровь по стенам коридора.
Но Ларри ничего этого не видел. Вместе с Линой и Фимбо он вбежал в огромный зал, посреди которого возвышался каменный трон. Перед ним, опираясь на большой двуручный меч, стоял Гиркан. Он с насмешкой взирал на юношу. На голове колдуна была черная корона — настолько черна, что поглощала свет, не отбрасывая малейших отблесков.
— Вот мы и встретились снова! — прорычал Гиркан. — Только на сей раз это последняя встреча!
— Ты прав! — ответил Ларри. — Пришел твой последний миг!
— Ах, как страшно! — осклабился колдун. — Ты надеешься на свой Небесный меч? А вот это видел?!
Гиркан воздел над головой двуручник и торжествующе потряс им. Языки багрового пламени пробежали по клинку, жадно лизнув рукоять, и опали, словно послушные сторожевые псы, признавшие хозяина.
— Этот меч выкован из сплава тьмы и хаоса предначальных веков. Ему нет равных!
— Посмотрим… — отозвался Лари, приближаясь к змееголовому колдуну и нанося первый удар.
Гиркан легко отбил атаку и со всей силой рубанул сверху вниз, намереваясь покончить с Ларри одним ударом. Ослепительные огненные искры брызнули во все стороны при столкновении мечей. Ужасный скрежет ударил по барабанным перепонкам. Принц устоял под страшным ударом, но, пошатнувшись, отступил на шаг.
Лина и Фимбо со страхом взирали на Гиркана. Черный плащ колдуна вздувался буграми, как живой. Огромной злобной силой веяло от змееголового монстра.
— Дедушка, нужно помочь Ларри! — воскликнула Лина.
— Чем же? — растерялся старик.
— Корона тьмы придает Гиркану силы. Попытайся сбить ее стрелой…
У Фимбо в колчане оставалось три последних стрелы. Он выхватил одну из них и, тщательно прицелившись, выстрелил. Но, не долетев несколько шагов до цели, стрела вспыхнула ярким пламенем и осыпалась на пол горсткой пепла.
Колдун злорадно хохотнул:
— Не трать стрелы, старик! Уже ничто не поможет!
Гиркан взмахнул мечом и нанес сокрушительный удар. Ларри едва успел увернуться. Меч колдуна расколол мраморный пол зала. Камни так к брызнули в стороны.
— Стреляй, дедушка! — взмолилась Лина.
Фимбо приладил вторую стрелу, но и ее постигла та же участь, что и первую.
— Не берут душегуба обычные стрелы… — вздохнул в отчаянии Фимбо. — Эх, кабы здесь был Ридлер, уж он бы совладал с супостатом…
Лина попыталась призвать на помощь силы живой природы, но, к своему ужасу, убедилась в том, что это невозможно. В стенах черного дворца не действовала магия зеленых лесов.
Внезапно девушка вспомнила первую встречу с Ридлером и его подарок — изящный кинжальчик с костяной рукояткой, украшенной двумя изумрудами. Кинжальчик не раз выручал их из беды. Подняв его перед собой, Лина с надеждой поцеловала узкий клинок, отмеченный клеймом священного лотоса.
— Дедушка, давай стрелу! — воскликнула она.
— Думаешь, кинжал поможет? — спросил Фимбо, протягивая последнюю оставшуюся стрелу.
— Это наша последняя надежда!
Лина торопливо привязала к древку кинжал шелковым шнурком, вернула стрелу Фимбо и едва слышно прошептала:
— Только не промахнись, дедушка…
Гиркан теснил Ларри, нанося один за другим сокрушительные удары. Черная корона давала ему сверхъестественную силу. Он уже предвкушал победу, когда услышал необыкновенный звенящий свист. Почувствовав что-то неладное, колдун попытался увернуться, но было поздно. Стрела ударила в черную корону и сбила ее с головы Гиркана. Подарок Ридлера сделал свое дело, но от соприкосновения с короной тьмы он и сам рассыпался на тысячи осколков.
Глухо ударившись о пол, черная корона подкатилась к Ларри
— Разруби ее, Ларри! — отчаянно крикнула Лина.
Рыча и сыпля проклятиями, Гиркан ринулся к короне, и тут Ларри обрушил на нее всю тяжесть Небесного меча, расколов надвое.
Могильный мрак покрывалом накрыл зал, поглотив звуки, и в этой жуткой тишине что-то страшно ухнуло где-то в безмерной дали. Пошатнулся дворец, раздался скрежет и скрип…
Постепенно тьма рассеялась. Ларри, пригнувшись и сжимая в руках Небесный меч, тревожно осматривался.
У противоположной стены стояли Фимбо и Лина. На том месте, где лежала черная корона, остался небольшой холмик черной пыли, а мраморный пол подплавился и теперь медленно остывал. Гиркана нигде не было.
Скользнув взглядом по боковой стене, юноша заметил приоткрытую дверь и, в два прыжка преодолев расстояние до нее, нырнул в полумрак.
Сразу за дверью начиналась каменная лестница, уходящая в подземелье. Не раздумывая, Ларри бросился вниз.
— Ларри, подожди! — раздался голос Лины.
Но юноша даже не оглянулся. Возможно, из подземелья ведет тайный ход, по которому колдун сможет улизнуть. Кто знает, где и когда объявится он вновь?
Спустившись до конца лестницы, Ларри побежал по извилистой подземной галерее. Он пробегал мимо толстых ржавых решеток, из-за которых измученные, бледные люди с мольбой протягивали к нему руки.
За одним из дальних поворотов мелькнул черный плащ. Ларри рванулся вперед с удвоенными силами, постепенно нагоняя Гиркана. Он уже слышал хриплое дыхание колдуна и топот его сапог.
Внезапно галерея кончилась. Перед юношей была каменная стена.
В бессильном гневе Ларри ударил в нее рукояткой меча, и стена неожиданно повернулась, открывая тайный ход. Пробежав по нему, Ларри очутился в круглом зале, вырубленном в недрах скальной породы.
Из многочисленных трещин в стенах и полу струился жаркий багровый свет. У противоположной стены, опираясь на двуручный меч и тяжело дыша, стоял колдун.
Взгляды юноши и Гиркана скрестились.
— Я тебя недооценил… — прошептал колдун. — Но теперь тебя уже ничто не спасет, отсюда выйдет только один!
И он ринулся на юношу. Сталь звенела, искры летели во все стороны. Ларри и Гиркан расходились, кружа по залу и выжидая ошибки противника, а затем вновь сходились в ожесточенной рубке. Это был танец смерти. Даже потеряв колдовское могущество, Гиркан оставался опасным противником. Ларри и колдун уже обменялись ранениями. Близилась развязка.
Юноша сделал ложный выпад, и, как бы случайно, приоткрыл левый бок. Гиркан торжествующе взревел и нанес сокрушительный удар, намереваясь поразить противника.
Молниеносно присев, Ларри нырнул под меч колдуна, и когда смертоносный клинок просвистел над его головой, со всего размаха рубанул по руке Гиркана. Черная уродливая ладонь, лишенная двух крайних пальцев, вместе с зажатым в ней мечом, отлетела в сторону. Душераздирающий вопль на миг оглушил Ларри.
Зажав левой рукой обрубок правой и корчась от невыносимой боли, Гиркан пятился к стене.
Ларри поднял Небесный меч для последнего удара и шагнул вперед. Но в центре зала вспыхнула и начала пульсировать оранжевая искра. Ларри в нерешительности остановился. В наступившей тишине громко и отчетливо прозвучали слова:
— Миг расплаты будет ужасен!
Глаза Гиркана расширились от ужаса. Он узнал голос жреца Нгала.
Вслед за пророческими словами раздался глухой скрежет, пол подземелья задрожал. Одна из трещин начала раздвигаться, словно что-то раздирало ее изнутри. Края обвалились в бездонный провал. Оттуда из неимоверной глубины вверх ударило нестерпимо яркое багровое сияние. Ларри прижался к стене и прикрыл рукой глаза от нестерпимого жара.
Клубы тяжелого дыма окутали провал. Послышался сухой треск и шелест. Дым заклубился, вспух бугром, и из него поднялась громадная змеиная голова, отсвечивающая медно-красной чешуей. На Ларри глянули большие совсем не змеиные глаза, наполненные безграничной мудростью.
— Великий Бог времени!!! — простонал Ларри, с благоговейным трепетом опускаясь на колени и склоняя голову перед Беспощадным Змеем.
Нгала скользнул взглядом по фигуре юноши, а затем повернул голову к противоположной стене, у которой скорчился от ужаса Гиркан. Выпученные глаза колдуна готовы были вылезть из орбит. Гиркан пытался втиснуться в камень, раствориться в нем, исчезнуть любой ценой, но глаза Беспощадного Змея пригвоздили его намертво к стене.
Нгала медленно наклонился к Гиркану. Разверзлась устрашающая пасть, усаженная алмазными клыками, и сомкнулась на теле колдуна. Захлебывающийся визг вырвался из горла Гиркана, извивающегося в пасти Беспощадного 3мея. Нгала еще раз обернулся к Ларри, а затем медленно погрузился в провал. Клубы дыма закипели и поползли вниз, в бездонный колодец, откуда доносились затихающие вопли колдуна.
Ларри столкнул в пропасть меч Гиркана вместе с обрубком его руки и вытер дрожащей от напряжения рукой холодную испарину. Вздрогнув, словно очнувшись ото сна, Ларри повернулся и вышел из зала, затворив за собой потайную дверь.
В подземной галерее царило безмолвие. Решетки пустых темниц были распахнуты. Все пленники исчезли.
Поднявшись по лестнице, Ларри оказался в тронном зале, но и здесь никого не обнаружил. Лишь войдя в коридор, Ларри услышал шум голосов, доносившийся снаружи. Примерно на полпути к выходу он натолкнулся на груду безжизненных тел гардаров. Наклонившись, юноша попытался отыскать среди них Клина и, не обнаружив крепыша, облегченно вздохнул. Он поспешил к выходу.
Яркий солнечный свет резанул глаза. Со всех сторон раздались ликующих крики. Гвардейцы бежали к принцу, приветственно размахивая иззубренными мечами и щитами. Лина бросилась в объятия Ларри, плача от счастья.
— Ты жив… жив… — всхлипывала она.
Обнимая Лину, Ларри успокаивающе шептал:
— Все уже закончилось. Гиркана больше нет… Мы победили!
Постепенно Лина успокоилась. Она взяла Ларри за руку и повела к стоящей поодаль группе людей, среди которых находились Камилл и Фимбо. Рядом с ними стояла измученная женщина с искристыми зеленоватыми глазами, удивительно похожая на Лину. Она опиралась на руку бледного худощавого мужчины.
Отвечая на рукопожатия воинов, Ларри подошел к незнакомцам. Женщина встретила юношу мягкой улыбкой.
— Знакомьтесь, — произнесла Лина. — Это моя мать — Айрис и отец — Брэйв…
Мужчины обменялись рукопожатием, а Айрис привлекла к себе Ларри и поцеловала его в лоб. Не знавший с детских лет материнской ласки, юноша неожиданно смутился и, пытаясь это скрыть, обратился к магу:
— А где Клин и капитан Орлин?
— Орлин тяжело ранен, а Клин…
Ларри крепко стиснул кулаки — так, что побелели костяшки пальцев.
— Что с ним? — едва слышно спросил, уже предчувствуя ответ.
— Погиб… — глухо ответил Камилл.
Ларри опустил голову, чувствуя, как его глаза наполняются слезами.
— Сколько наших погибло? — севшим голосом спросил он.
— Почти половина отряда… Да и среди оставшихся в живых много тяжелораненых…
— А куда подевались гардары?
— Когда дворец зашатался, они побросали оружие и разбежались. Мы не стали их преследовать…
Камилл положил руку на плечо Ларри и посмотрел ему в глаза.
— Где Гиркан?
— Его больше нет…
Ларри поежился, вспоминая появление божественного Змея.
— Ты не хочешь рассказать мне, как это произошло?
— Нет, не сейчас, — юноша отрицательно покачал головой. — Может быть, потом… позже…
Камилл задумчиво взглянул на громаду колдовского дворца, который словно замер в ожидании нового хозяина.
— Что будем делать с этим логовом?
— Его нужно сравнять с землей. Но сначала мы должны унести отсюда наших раненных и погибших товарищей.
Лина осторожно прикоснулась к руке Ларри.
— Пусть павшие в сегодняшней битве найдут покой в заповедной земле Чаронны… — подсказала она.
— Ты права, — согласился юноша. — Герои заслужили это!
Из копий и щитов сделали носилки, на которые уложили тяжелораненых и погибших. К отряду примкнули бывшие пленники колдуна. Измученные люди брели, еле передвигая ноги.
Когда отряд отошел от дворца на значительное расстояние, позади раздался нарастающий грохот. Обернувшись, люди с изумлением увидели, как бывшая цитадель Гиркана разваливается на части, словно под ударами гигантского молота. Тучи темной пыли поднялись едва ли не до небес. Несколько раз Ларри показалось, что он видел, как в клубах пыли промелькнули могучие кольца огромного чешуйчатого тела.
Вскоре грохот утих, облако пыли начало оседать. Ларри повернулся и устало произнес:
— Больше нам здесь нечего делать…
Колонна двинулась на восток.
* * *
Обратная дорога до Чаронны заняла пять дней.
Фрида и Джерни бросились к друзьям, радуясь долгожданной встрече. Выздоравливающие воины ковыляли навстречу, обнимаясь с вернувшимися товарищами.
Тела погибших были погребены со всеми воинскими почестями, а над ними насыпали высокий курган и нарекли Курганом Скорби.
Поход закончился, и теперь предстоял долгий кружной путь домой — в обход Сумрачной долины и Бурых болот. Некоторые воины и бывшие пленники колдуна решили остаться на благодатной земле Чаронны и основать здесь поселение. Остальные готовились выступить в дорогу утром следующего дня.
Лина и Ларри медленно брели вдоль тихой реки, далеко уйдя от шумного лагеря. Мягкая тень наступающих сумерек постепенно окутывала кустарники, придавая необыкновенное очарование заповедной земле.
— Вот все и закончилось… — произнес Ларри.
— Да… — словно тихое эхо, отозвалась девушка.
— Теперь, когда уже все позади, скажи: согласна ли ты стать моей женой?
Лина опустила голову и слегка дрогнувшим голосом произнесла:
— Ларри, я люблю тебя, но…
— Почему ты говоришь но, что мешает сказать да?
Девушка подняла голову и посмотрела Ларри прямо в глаза.
— Пойми, что я не совсем обычная, я — лесная фея…
— Ну и что, ведь я люблю тебя такой, какая ты есть! — пылко воскликнул юноша.
— Да, но я не принадлежу сама себе. Я служу силам живой природы!
— Почему же ты не можешь служить им здесь?
— Потому что меня ждут в Долине источников на острове Провидения…
— Кто? — голос Ларри срывался от отчаяния.
— Эльфы, они ждут меня и надеются…
Наступила тягостная тишина. Лишь вода мягко журчала, перекатываясь по гладким береговым камешкам. Где-то среди зелени древней дубровы возникли едва слышные звуки мелодии. Стройные звонкие голоса пели прекрасную песню, от которой замирало сердце, а душа готова была взлететь к небесам.
Лина изумленно взглянула на Ларри.
— Но ведь это же… — нерешительно произнесла она и замолкла на полуслове.
Ближе и ближе подходили певцы. Уже сквозь кустарник просвечивали их факелы, сияющие звездным огнем. Наконец из-за деревьев появился отряд. Впереди шел…
— Альфар! — радостно воскликнула Лина.
— Эльфы… — изумился Ларри.
Да, это действительно был отряд эльфов под предводительством Альфара.
Эльфы окружили Лину и Ларри полукольцом и опустились на одно колено, склонив головы. Лишь Альфар смотрел прямо на девушку. Он заговорил певучим голосом:
— Приветствуем тебя, фея лесов! Еще там, в Долине источников, мы узнали, что ты любишь этого достойного юношу, и тебе будет тяжело расстаться с ним. Но и мы полюбили тебя как нашу будущую королеву. Поэтому часть эльфов — те, кто пожелал, отправились сюда, чтобы стать твоими подданными в этом мире! Прими же символ королевской власти, а вместе с ним нашу присягу на верность!
Альфар открыл серебряную шкатулку, которую держал в руках. В ней на свежих розовых лепестках покоилась изящная хрустальная корона, выполненная в форме цветка лотоса.
Лина шагнула вперед.
— А как же остальные эльфы — те, что остались? — спросила она. — Что будет с ними?
— Не беспокойся, — улыбнулся Альфар. — Отец всех лесов сообщил, что родилась новая фея, которая займет твое место в том мире. Он шлет тебе привет и еще вот это…
Эльф, стоящий рядом с Альфаром, протянул миниатюрную шкатулку. Липа открыла ее и ахнула.
— Это же семена Пурпурного Лотоса! Жаль, что в мире Санфлауэра нет Источника жизни…
— Он будет! — провозгласил Альфар. — Мы создадим его в этом благословенном мире.
Лина протянула руки и взяла хрустальную корону, которая тотчас засияла, заискрилась, словно оживая.
Эльфы торжественно запели. В словах древней песни звучала всепобеждающая сила жизни. Истинно королевским движением, юная фея надела хрупкую корону.
По всей Чаронне пронесся едва слышный перезвон тясяч хрустальных колокольчиков. Приветственно зашелестели листья тысячелетних деревьев и кустарников. Цветы плавно распустили ароматные бутоны и склонили их перед юной правительницей с покорным изяществом. Со всех сторон к Лине устремились хрупкие разноцветные мотыльки, овевая ее порозовевшее от волнения лицо трепещущими крыльями. Стройный хор птичьих трелей звенел по всему лесу, оповещая обитателей о приходе королевы.
На поляну выходили звери, неведомо, где прятавшиеся доселе. Суровые волки и пугливые газели, колючие ежи и зеленоглазые ящерицы, шустрые белочки и увальни-медведи — все пришли поклониться коронованной повелительнице Чаронны.
Лина протянула руки над головами смиренных подданных и произнесла:
— Да пребудет мир и радость на древней и чистой земле Чаронны! Пусть родится Источник жизни, который очистит мир Санфлауэра от мрачного наследия смутных времен и напоит светлые ростки жизни добром и справедливостью!
Юная владычица обвела взглядом присутствующих и лучезарно улыбнулась.
— А теперь поднимитесь, я не хочу, чтобы вы преклонялись предо мной, как перед богами, потому что я — одна из вас!
Звери бесшумно исчезли в зарослях. Эльфы отправились к людям, и через минуту Лина и Ларри остались совершенно одни.
Девушка протянула руку и с улыбкой прикоснулась к ладони Ларри
— Скажи, Ларри, ты еще не передумал? — спросила она.
— О чем? — не понял юноша.
— Ну… я имею в виду твое предложение…
— Нет, ведь я люблю тебя!
Лина прильнула к Ларри и, смущенно спрятав лицо на его груди, еле слышно прошептала:
— Я согласна…

ЭПИЛОГ

Три года прошли с тех пор, как был низвергнут колдун Гиркан. Никто не ведает, куда унес его в своих алмазных клыках беспощадный Бог Времени, но пророчество жреца сбылось.
Раны, нанесенные земле Санфлауэра, постепенно затянулись, излеченные юной королевой-феей заповедной Чаронны.
Верные своей клятве, эльфы создали Источник жизни и прорастили в нем семена чудесного Пурпурного Лотоса.
В укромном месте Чаронны, в тихой заводи был сооружен светлый храм, в котором появились жрецы в пурпурных одеяниях.
От древней реки, протекающей по территории заповедного края, провели канал к безжизненной земле Сумрачной долины. Чистая вода пробудила слабые ростки жизни, и вскоре пустынная местность превратилась в цветущую долину. Эльфы и жрецы Пурпурного Лотоса очистили ее от призрачных монстров. Сюда потянулись земледельцы из южных областей, пока еще находящихся под властью жестоких гардаров.
Объединенными усилиями белых магов Санфлауэра, Камилла, королевы-феи Лины и эльфов удалось запечатать подземные источники Бурых болот. Лишенные воды, они постепенно засохли, похоронив в бездонных глубинах жутких чудовищ.
Окрестные княжества примкнули к Санфлауэру и принесли присягу на верность королю Элдуину и принцу Ларри.
Лина и Ларри поженились и жили вместе с родителями королевы-феи в Чаронне, которая вошла в состав королевства Санфлауэр, сохранив за собой права заповедной зоны.
Фимбо стал главным лесничим и был у эльфов в большом почете.
Молодые супруги часто навещали Элдуина в столице королевства, а иногда и он наведывался к ним, отдыхая от государственных забот в чудесных лесах.
У Фриды и Джерни подрастали детеныши — трое малышей, которые с рождения умели мысленно общаться с окружающими.
Очевидно, влияние мощных магических потоков во время битвы с Гирканом и вмешательство самого бога времени что-то нарушило, и магический проход в мир, где находился остров Провидения, больше не открывался. Но, скучая по своим друзьям, оставшимся в том мире, Лина и Ларри не оставляли надежды когда-нибудь вновь с ними встретиться.

Ночной гость. Глава 16 — Цитадель: 2 комментария

  1. Спасибо, Анатолий, за прекрасную сказку! Её экранизировать — получилось бы замечательное и зрелищное фэнтези.

  2. Благодарю, Оля, за добрый отзыв! Роман был написан для дочери. А чтобы его экранизировать, понадобились бы ощутимые суммы, поскольку много актёров, трёхмерной графики, масштабные натурные съёмки и т.д. Пытались создать полнометражный мультфильм, но закончилось всё коротким демороликом, опять же по причине большой затратности. Так что оставаться ему (роману) только в литературном виде 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *