Ночной гость. Глава 15 — Сумрачная долина

Через два дня изнуренные барахтаньем в грязи люди выкарабкались на западный берег Бурых болот. Он неожиданно выступил из тумана скалистый грядой.
В первый момент все даже растерялись.
— Вот тебе и на… — развел руками Фимбо. — Сколько лет живу, а такое вижу впервые!
— Неужели, старик, ты никогда не видел скал?! — не поверил капитан Орлин.
— Этого-то добра я насмотрелся, — ответил Фимбо. — Только вот не припомню, чтобы скалы прямо из болота поднимались…
— Это болото самое древнее в нашем мире! Тут иные законы, чем в других местах, — вступил в разговор Камилл. — Здесь еще сохранились чудища изначальных веков… да вы и сами их видали.
— Пришлось… — нахмурился капитан.
Дорого дался его гвардейцам путь через гиблое болото. Тридцать человек бесследно поглотила грязевая пучина и первозданные чудовища. Орлин скрипнул зубами в бессильной ярости и отвернулся.
Ларри обратился к Камиллу, разложившему свои магические приспособления:
— Скажи, Камилл, как далеко еще до логова Гиркана?
Маг подвесил на шелковой нитке хрустальную иглу и поднял ее над вычерченной на жестком пергаменте магической пентаграммой. Игла беспорядочно завертелась, задергалась. Она начала тонко звенеть, одновременно с этим накаляясь до нестерпимого малинового сияния. Внезапно игла окуталась дымным серебристым облачком и с треском рассыпалась на мельчайшие осколки.
— Ничего не могу узнать, — сокрушенно вздохнул Камилл. — Видно, мы недалеко от Сумрачной долины. Я даже не могу определить направление, настолько сильны возмущения в магической среде!
— Значит, нужно перебраться через скалы, а там уже осмотримся и решим, что дальше делать, — решил Ларри.
Он оглянулся на призрачных воинов и с сожалением добавил:
— Эх, спросить бы этих… Уж они-то наверняка знают, что к чему. Только из них и слова не вытянешь!
Камилл успокаивающе положил руку на плечо принца.
— Я думаю, что ты ошибаешься, — произнес он. — Очевидно, эти воины действительно созданы с единственной целью: противостоять призрачным магическим силам. У меня такое ощущение, что скоро нам предстоит в этом убедиться.
— Ну и ладно, — махнул рукой Ларри. — Увидим! Пока что от них никакого проку… Эй, Орлин, собери два десятка добровольцев. Нужно подняться наверх и протянуть веревки, чтобы по ним могли подняться остальные.
— А что будем делать с лошадьми?
— Обвяжем веревками и вытащим наверх.
Когда собрались отобранные для восхождения гвардейцы, Ларри объяснил им задачу и сам возглавил отряд скалолазов. Затаив дыхание, все с напряженным вниманием следили за распластавшимися на отвесной стене смельчаками. Ларри взбирался первым. Он обвернулся мотком веревки, сложив все свое снаряжение внизу. Лишь Небесный меч принц оставил при себе, привязав его на спине так, чтобы не мешал при подъеме. Клин, вызвавшийся одним из первых, последовал примеру принца, тоже укрепив широкий меч на спине. Остальные добровольцы отдали свое оружие товарищам и теперь карабкались вверх налегке.
Фрида и Джерни смирно сидели у ног Лиины, наблюдая за подъемом передовой части отряда. Вертикальная стена оказалась слишком отвесной для пантер, вся надежда была только на людей.
Вскоре Ларри поднялся на острозубую вершину скалы и встал в полный рост. За ним подтянулись Клин и остальные добровольцы.
Разматываясь на всю длину, вниз полетели прочные веревки. Тотчас у подножия скал поднялась оживленная суматоха. Увязывали в тюки оружие, поднимали лошадей. Затем один за другим воины начали взбираться по натянутым веревкам.
Не прошло и получаса, как весь отряд был наверху. Призрачные великаны уже находились тут. Когда и как они поднялись на вершину скалы, никто не заметил.
Стоя на ровной каменистой поверхности, Ларри устремил взор на запад. Там, по другую сторону неведомой обширной котловины, покрытой рваными клочьями сумрачной мглы, возвышались титанические холмы, подсвеченные багровым закатом. Внизу, в долине, среди причудливых каменных глыб блуждали невероятные фиолетовые и зеленые огневые тени. Они медленно скользили, ощупывая голодными щупальцами каждый камешек и каждую расщелину в безжизненной растрескавшейся земле. Призрачные вспышки холодного пламени изредка вырывали из полумрака неясные шевелящиеся силуэты кошмарных существ.
— Вот она — Сумрачная долина… — произнес Ларри, растерянно глядя вниз.
— Да… — подтвердил Камилл. — И мечи здесь не помогут. Теперь вся надежда на воинов-призраков…
Юноша удрученно опустил голову.
— Как-то мне не по себе от этого, — сказал он. — Но… нужно идти.
Капитан Орлин построил гвардейцев плотной колонной, и скорым шагом они начали спускаться в долину по осыпающемуся склону. С каждым шагом становилось темнее. Вскоре серая дымка окружила отряд со всех сторон.
Ларри ехал рядом с Линой. Он проклинал себя за то, что не сумел уговорить ее остаться в столице. Но сейчас девушка была на удивление спокойной. Она даже попыталась улыбнуться, хотя улыбка получилась явно вымученной. Лина была единственной девушкой в отряде — ей приходилось хуже всего, но она старалась изо всех сил не подать вида.
— Не волнуйся, — обратилась Лина к юноше. — Я чувствую, что в этой долине с нами ничего не случится благодаря воинам Беспощадного Змея.
— Я боюсь за тебя…
— Не нужно. Все будет хорошо, я уверена!
— Хорошо бы… — едва слышно проворчал Фимбо, тревожно поглядывая по сторонам. — Я бы предпочел быть подальше отсюда…
Стоило только отряду спуститься вниз, как мерцающие тени, блуждающие огни и какие-то неведомые создания со всех сторон потянулись к нему. Слева из широкой расщелины вверх ударило белое сияние, которое становилось все ярче.
— Эй, смотрите! — воскликнул один из гвардейцев. — Из той расщелины что-то поднимается!
— Вокруг нас опасность, — встревожилась Лина. — Она очень быстро приближается со всех сторон!
— Я тоже это ощущаю… — подтвердил Камилл.
Ларри оглянулся назад. Тревога и отчаяние читались на грязных измученных лицах людей. Они со страхом озирались по сторонам, бормоча молитвы. Лишь лица призрачных великанов были равнодушны. Они бесстрастно шагали по бокам колонны, приноравливаясь к скорости движения людей. Ларри тоже чувствовал давящее присутствие какой-то враждебной силы, подступающей все ближе. Когтистая лапа страха впилась в затылок, пытаясь парализовать волю и погасить сознание.
— Ускорить движение! — скомандовал Ларри.
Отряд перешел на быстрый шаг, скорее похожий на бег.
— Что это?! — хрипло выдохнул капитан Орлин.
Над краем расщелины появился выпуклый молочно-белый купол. Он поднимался выше и выше, увеличиваясь в размерах, и вот уже над провалом повисла громадная сияющая медуза. Ее длинные полупрозрачные щупальца плавно извивались, подобно ленивым змеям. По ним пробегали искры и осыпались на землю каплями холодного пламени. Внутри студенистого купола ворочалось затемненное ядро, вздуваясь и опадая, словно чудовище дышало. Вся эта груда слизи замерла на мгновение, как будто прислушиваясь, а затем быстро и уверенно поплыла наперехват колонне людей.
— Камилл, что нам делать? — внезапно севшим голосом спросил Ларри, нервно стискивая рукоятку меча.
— Продолжать движение, — ответил маг. — С чудищем разберутся без нас!
Двое призрачных великанов, не сбавляя шага, отделились от отряда и уверенно направились навстречу сияющей медузе. Они сняли со спин круглые зеркальные щиты и, прикрываясь ими, остановились на полпути между отрядом и приближающимся чудовищем. В руках призрачных воинов матово поблескивали короткие широкие мечи.
Медуза подплыла к ним и остановилась как бы в нерешительности. Она подняла два щупальца и направила их на великанов. Полыхнула ослепительная вспышка — настолько яркая, что все невольно зажмурились. Но даже сквозь закрытые веки Ларри увидел изломанные фиолетовые молнии, ударившие в призрачных воинов Беспощадного Змея. Отразившись от зеркальных щитов, молнии метнулись назад и врезались в желеобразный купол. Шипение, свирепый вой вперемешку со свистом слились в невообразимую какофонию диких звуков. Вспыхнув с новой силой, медуза яростно набросилась на великанов, стараясь захлестнуть их бешено извивающимися щупальцами. И тут в ход пошли широкие клинки. Они засверкали, беспощадно обрубывая жадно тянущиеся к воинам щупальца. Великаны стояли непоколебимо, как гранитные утесы, но и противник им достался не из простых. Огненные вихри, раскаленные брызги, воющие смерчи окружили место битвы, скрыв сражающихся противников от взоров ошеломленных людей.
— Скорей вперед! Не останавливайтесь! — крикнул Ларри.
Не нарушая строя, отряд перешел на бег, углубляясь в Сумрачную долину. Справа, из-за нагромождения скалистых обломков, выскользнула целая свора каких-то бесформенных серых теней и алчно хлынула к людям. Вновь без промедления еще три призрачных воина отделились от колонны и встретили новых противников.
Воистину Сумрачная долина являлась царством призраков и всевозможной нечисти. За каждым камнем и в каждой трещине таились такие исчадия ада, какие могут привидеться лишь больному рассудку. Даже видавший виды старый маг не переставал изумляться многообразию местных обитателей. Здесь были и огненные шары, и ледяные змеи, и летающие пауки, и прыгающие камни…
Однажды дорогу им преградила река из черного песка, поглотившая бесследно семерых гвардейцев. Только после того, как призрачные воины стали в ряд и своими щитами на некоторое время перекрыли течение черной реки, люди смогли перейти на другой берег.
Стылая ночь накрыла долину темным куполом, но внутри темно не было. Казалось, сам воздух светится призрачным сиянием, словно насыщенный частицами фосфора. Тончайшая паутина, плавающая в окружающем воздухе, налипала на лица мокрыми лохмотьями. Облачка пара срывались с губ, осыпаясь под ноги серебристой пыльцой.
Справа, подле бурого камня, похожего на обломок колонны, сверкнула радужным разноцветьем россыпь драгоценных камней. Один из гвардейцев сделал шаг и, нагнувшись к самоцветам, протянул руку.
— Не трогай их! — крикнула Лина, увидев воина, поднимающего пригоршню сверкающих камней.
Но было поздно. Под ногами у человека разошлась почва, и он с отчаянным криком упал в открывшийся колодец, из которого ударил вверх яркий столб мертвенно-зеленого света. Через время сияние померкло, и световой столб ушел в колодец. Земля сошлась с глухим стуком, а драгоценные камни-приманки вновь заблестели на прежнем месте.
— Какой ужас! — всхлипнула Лина, закрывая лицо руками.
— Ничего не трогать! — загремел Орлин. — Из строя не выходить!
— Камилл, мне кажется, что эта долина никогда не закончится, — обратился Ларри к своему учителю.
— Ты ошибаешься, — возразил маг. — Мы уже почти пересекли ее.
Камилл вытянул руку по направлению к виднеющейся впереди насыпи. За ней сквозь сумрачную мглу проступали очертания холмов.
— Когда я смотрел на котловину с вершины скал, то заметил эту насыпь потому, что сразу за ней начинается подъем к большим холмам, которые находятся уже за пределами Сумрачной долины.
— Скорей бы выбраться отсюда… — вздохнул Ларри. — Мы теряем людей, а я ничего не могу поделать…
— Существа, обитающие в этом мире, неподвластны оружию. Думаю, что даже многотысячная армия не смогла бы пересечь Сумрачную долину. Но призрачные воины пока что справляются со своей работой…
— Их осталось не так уж много…
Ларри оглянулся. На протяжении пройденного пути по территории Сумрачной долины пылали магические костры сражений призрачных великанов с монстрами. А рядом с отрядом шагали всего лишь три великана — это было все, что осталось от необыкновенных воинов, присланных жрецами храма Нгала.
— Одна надежда, что оставшееся расстояние мы преодолеем без осложнений… — пробормотал юноша.
Но когда до спасительной насыпи оставалось всего с полсотни шагов, из-за нее ровным строем поднялись зеленоватые призраки и двинулись на оторопевших людей. Они были той же природы, что и призрачные великаны, хотя немного уступали им размерами. Призраки наступали плотной стеной.
— Вперед! — крикнул Ларри. — Пробивайтесь за насыпь! Там наше спасение!
Великаны бросились к призракам и разорвали их мертвенный строй. В открывшийся проход беспорядочно хлынули гвардейцы. Двое великанов справа уверенно сдерживали наседавших врагов, но тому, что был слева, приходилось туго. Он был один. Медленно, шаг за шагом, ему приходилось отступать под напором превосходящих сил противника, с трудом отражая сыплющиеся на него со всех сторон удары зеленых мечей. Уже половина отряда Ларри прошла через проход, когда призраки одолели-таки воина-великана. Десятки призрачных мечей вонзились в него одновременно со всех сторон, и мощный взрыв сотряс почву. На том месте, где стоял воин Беспощадного Змея, вспыхнул огненный шар, поглотив ближайших к нему призраков. Но остальные набросились на людей, пронзая их своими убийственными мечами.
В этот момент по призракам ударило яркое сияние, и они неуверенно попятились.
Лина и Камилл, объединив усилия, воздвигли магический сияющий барьер. Это потребовало от девушки и мага огромного напряжения сил, которых хватило всего лишь на несколько секунд. Однако их оказалось достаточно для того, чтобы остальные воины из отряда Ларри прорвались к спасительной насыпи.
Как только отряд добрался до нее, вспышки ярких огней, обозначающих места сражений великанов с чудищами Сумрачной долины, погасли. Воины Беспощадного Змея выполнили задачу. Они провели людей через долину и теперь исчезли.
— Кем бы ни были жрецы храма Нгала, но мы обязаны им жизнью… — сказал Ларри, оглядываясь на притихшую котловину.
— Жрецы лишь выполнили волю своего владыки… — ответил Камилл.
— Как бы то ни было: хвала Великому Змею — божественному повелителю времени! — провозгласил Фимбо, молитвенно сложив руки.
— Все-таки непонятно, почему он помогает нам? — задумчиво пробормотал Ларри.
— А разве человек объясняет муравьям, почему он в одних случаях разрушает муравейник, а в других защищает их навесом от дождя? — вопросом на вопрос ответил Фимбо.
Неожиданно Лина выпрямилась в седле. Слабая улыбка озарила ее бледное лицо. Подняв руку в направлении холмов, девушка радостно воскликнула:
— Там, среди холмов, мы сможем отдохнуть и набраться сил!
Ободренные ее словами, воины вновь прибавили шаг. Вскоре колонна втянулась в ложбину между двумя высокими холмами. Здесь было темно, но тревоги не ощущалось. Спокойствие и умиротворение, казалось, вливаются в измученные тела людей. Отряд замедлил движение и вскоре остановился.
— Что там стряслось? — нетерпеливо крикнули из задних рядов.
— Тут какая-то странная стена… — ответил Клин, шедший впереди колонны. — Дальше хода нет.
Ложбину между холмами перегородила высокая гладкая стена. Казалось, она состоит из множества отполированных и подогнанных друг к другу совершенно гладких камней. В центре стены слабо мерцала восьмигранная изумрудная звезда. Стена вздымалась на недоступную высоту. Ни единого выступа или расщелины не виднелось на ней.
— Откуда здесь взялась стена? — растерянно спросил капитан Орлин.
Камилл восхищенно смотрел на мерцающую звезду, словно увидев божественное чудо. Он слез с коня и подошел к стене. Бережно прикоснувшись к ней руками, маг неторопливо заговорил охрипшим от волнения голосом, в котором слышалось благоговение:
— В юности я слышал от учителя древнюю легенду о том, что где-то в Неизведанных землях есть благословенное место, в котором даже само время не движется. Если человеку удастся туда проникнуть, то он будет жить в этом месте, не старея…
— Неужели это то самое место? — изумился Ларри. — Кто же его создал?
— Древние боги, имена которых уже давно забыты. Существует поверье, что дверь откроется перед тем, кто сможет пробудить душу зачарованного места…
Увлеченные беседой, люди не обращали внимания на Лину. Девушка смотрела на изумрудную звезду, словно загипнотизированная, а затем неуверенно подошла к стене. Она накрыла мерцающую звезду ладонями и тихо запела. От неожиданности все замерли, изумленно наблюдая за девушкой. Слова песни были непонятны, но они непостижимым образом складывались в причудливую вязь заклинания.
Внезапно раздался негромкий звук, напоминающий глубокий вздох, и в стене появилась узкая щель, которая быстро расширялась, превращаясь в широкий проход. Из него повеяло запахом свежей терпкой прохлады.
Люди с благоговением взирали на величественный темный лес, стоящий за стеной. Там было тихо и покойно. Плотный желтый песчаник у магических ворот плавно переходил в замшелые камни, устилающие подступы к дремучей чащобе. В обе стороны от ворот разбегался чистый светлый подлесок, подчеркивающий таинственное величие древесных гигантов. Над замершим в напряженном ожидании лесом сияла необычно яркая луна в серебристом ореоле волшебного сияния.
Лина шагнула вперед, переступив незримую границу древнейшего заповедника.
Припадая на переднюю лапу, поврежденную во время прорыва к насыпи, Фрида заковыляла следом. Бережно поддерживая боком подругу, рядом шел Джерни.
Легкий шепот пробежал по рядам воинов. Отряд неуверенно двинулся вперед. Не зазвенела сталь, не скрипнули доспехи, люди придерживали оружие, стараясь не нарушить священную тишину.
Передние ряды воинов вступили под сень зеленых гигантов, чьи мощные корни утопали в мягкой шелковистой траве. Люди растерянно брели по пышному разнотравью, среди величественных деревьев, вздымающих к темным небесам могучие ветви. Казалось, все вокруг дремлет в зачарованном сне. Не шевелился ни один листок, не ощущалось даже легкого дуновения ветерка.
В просвете мигнул проблеск водной поверхности. Раздвигая разлапистые ветви кустарника, что мягко и нежно ластился к рукам, Лина, а за ней и все остальные вышли на берег необычайной реки. Вода в ней застыла, словно глубоко задумавшись. Она отсвечивала зеркальной гладью плесов. Река не текла, а неподвижно стояла на одном месте, и это было странно. Берег у кромки воды был усеян закрытыми цветочными бутонами. Казалось, что все здесь спит, дожидаясь прихода хозяев.
— Всем располагаться на отдых! — отдал приказ Ларри.
— Странное местечко… — заметил Клин, присаживаясь на траву.
— А что тебя беспокоит? — поинтересовался Камилл.
— Как сказать… У меня ощущение, словно мы вошли в дом, а хозяина нет и не известно еще, как он отнесется к непрошенным гостям.
— Ну, насчет хозяина ты зря беспокоишься, — усмехнулся маг. — Дело в том, что это место само себе хозяин. Так гласит легенда…
— А есть какое-нибудь название для этого места? — спросил Фимбо, расседлывая лошадей.
Камилл мечтательно зажмурился и нараспев произнес:
— Да, оно называется Чаронна.
Ларри сидел на невысоком бугорке, покусывая стебелек травинки. Опершись на локоть, он попросил:
— Камилл, расскажи легенду о Чаронне…
Заинтересованные воины подходили ближе и присаживались на траву, располагаясь полукругом возле старого мага.
Старый маг прикрыл глаза, словно вспоминая, а затем ровным голосом повел рассказ о делах столь давних, что и представить себе невозможно:
— Давным-давно, так давно, что об этом никто и не помнит (да и кто мог бы это помнить, если тогда еще людей и в помине не было), великий Создатель сотворил наш мир. В него пришли боги, имена которых уже давно позабыты, поэтому их называют просто древними богами. Они хотели сделать этот мир похожим на рай. Каждый бог старался изо всех сил, но при этом не советовался с другими, часто они даже мешали друг другу. Стихии сталкивались в бешеных круговоротах, образуя вместо живой природы раскаленные безжизненные пустыни или ледяные торосы, огнедышащие горные хребты, разверзающиеся бездонные провалы. А если даже и получалась иногда живая природа, то такая, что древние боги сами ужаснулись, когда увидели плоды своих стараний. Одним из таких творений были Бурые болота. Когда Создатель узнал о том, что наделали древние боги, он изгнал их из этого мира, но перед этим повелел во искупление своих ошибок оставить по себе память в виде чистой и нетронутой природы, которая была бы доступна лишь тем, кто сам чист душой и способен пробудить душу этой природы. Древние боги образумились и совместными усилиями создали Чаронну, заперев ее неснимаемым заговором…
Ларри задумчиво вздохнул, глядя в необычно глубокое чистое небо, усеянное мириадами звездных жемчужин. Оно дышало вселенским покоем и незыблемостью. Тишина обволокла отряд мягким одеялом спокойствия и умиротворения, теплая темнота ласкала и убаюкивала суровых воинов, смеживая их веки. Вскоре все уже спали.
Одна Лина не сомкнула глаз. Она чувствовала, что зачарованное место чего-то ждет от нее. Девушка встала и неспеша направилась вдоль берега замершей реки. Что-то здесь было не так. Казалось, Чаронна погружена в летаргический сон. Фея чувствовала, что где-то здесь, неподалеку находится ключ к тайне.
Повинуясь какому-то неясному зову, Лина пошла вдоль сухого русла бывшего ручья. Она пробиралась сквозь непролазный подлесок, осторожно раздвигая податливые ветви.
Наконец у самых корней исполинского вяза девушка нашла то, что искала. Здесь из-под земли раньше выбивался родник, дающий начало ручью. Но сейчас он был закрыт большим замшелым валуном, неизвестно откуда взявшимся в этой глухой чащобе. Он был настолько велик, что понадобились бы усилия многих людей для того, чтобы сдвинуть его с места. Лина в отчаянии опустилась на землю, и тут на бархатном небосводе ярко вспыхнула далекая звезда. От нее протянулась тонкая нить серебристого луча и коснулась мшистого камня с противоположной стороны, словно указывая на что-то.
Лина поднялась и подошла к тому месту, в которое уперся звездный луч. Внимательно приглядевшись, она заметила небольшой выступ и протянув руку, нажала на него.
Где-то под землей прокатился приглушенный рокот, что-то щелкнуло внутри камня, и он плавно отъехал в сторону. Забурлил, зафыркал родник, вырвавшись из подземного плена, и радостно устремился к реке, наполняя сухое русло живительной влагой.
Что-то зашумело над головой. Лина посмотрела вверх. Древний вяз, словно пробудившийся великан, расправлял ветви. Зашелестела, зашептала листва. Чаронна наполнялась звуками просыпающейся природы.
Дрогнула и плавно понесла прохладные воды очнувшаяся река. Воздух быстро наполнялся ароматом распускающихся цветов. Бархатцы обещали бессмертие, красные и белые левкои — неувядающую красоту и мир, остролистный можжевельник и цинния ласково нашептывали о гостеприимстве и исполнении желаний, а лесной колокольчик тихо звенел, провозглашая постоянство.
Перед рассветом, когда поблекла синева бездонного ночного неба, Лина вернулась в лагерь.
Люди просыпались бодрыми и посвежевшими, словно и не было долгих дней изнурительного похода.
— Чудеса! — ахнул кто-то. — Чаронна очнулась…
Все восторженно загомонили. Многие отправились к реке, чтобы смыть с себя грязь и выкупаться.
Камилл и Ларри многозначительно переглянулись. Они оба догадались о причине пробуждения Чаронны.
— Что делать с раненными? — спросил Ларри. — Нам нужно спешить…
— Я думаю, лучше всего будет, если они останутся здесь, — ответила девушка. — Чтобы излечить раны, нанесенные призраками Сумрачной долины.
— Но мы же не можем их бросить здесь одних!
— В Чаронне им ничто не угрожает. Целебная сила заповедного края быстро излечит раненных. А на обратном пути… если мы вернемся, всех заберем. Хотя, мне кажется, что найдется немало желающих остаться жить в Чаронне и связать с ней свою судьбу.
Девушка умолкла, глядя на Джерни, который бережно зализывал рану на лапе Фриды, и добавила:
— Мне кажется, что лучше будет, если Фрида и Джерни тоже останутся.
Фрида протестующе заворчала, но Ларри потрепал ее по загривку и решительно произнес:
— Лина права! Вы должны остаться и помогать раненным.
Фрида печально посмотрела в глаза юноше.
— Не волнуйся, мы вернемся! — успокоил ее юноша.
Подкрепившись и проверив снаряжение, отряд выступил. Пройдя Чаронну, путники остановились еще перед одной стеной. И снова Лина без труда открыла волшебные ворота.
Безжизненная равнина с нагромождениями каменных обломков предстала взорам людей.
— Вперед! — скомандовал Ларри. — Близится час последней битвы!
Створки ворот бесшумно сомкнулись за спинами воинов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *