Ночной гость. Глава 14 — Западный ветер

После того, как Камилл на королевском совете поведал о новообретенном могуществе Гиркана, решено было не терять ни одного дня. Собрали войско из пяти сотен бойцов — отряд небольшой, но зато каждый ив воинов стоил пятерых.
Не дожидаясь прихода следующего утра, выступили на закате.
Не было торжественных проводов. Молча уходили гвардейцы к пылающей кромке горизонта, где багровый диск солнца неумолимо погружался в расплавленное марево. Жители столицы провожали отряд тревожными взглядами до тех пор, пока последняя шеренга не растаяла в сумеречной мгле.
Король еще долго вглядывался в ночную тьму, поглотившую его сына, друга и самых отважных воинов королевства. Элдуин сам хотел возглавить войско, но уступил уговорам Ларри и Камилла. Кто-то должен был остаться в столице и руководить государством.
Во главе отряда верхом на гнедом жеребце ехал наследный принц Санфлауэра — Ларри, рядом с ним, по левую руку, двигались Лина и Фимбо, справа — Камилл и капитан Орлин, впереди темными молчаливыми силуэтами маячили Фрида и Джерни.
Одетые в боевые доспехи, латники шли плотно сбитым строем по пять человек в шеренге. Видавшие виды разведчики неведомых земель двигались быстро размеренным походным шагом, постепенно приближаясь к западной границе королевства.
— Я разведаю дорогу впереди! — произнес Лари, выезжая вперед.
Капитан Орлин рванулся, было, за ним вдогонку, но Камилл, ухватив его за руку, остановил.
— Останься… принц хочет побыть один… — промолвил маг.
— Но я должен охранять его! — попытался возразить Орлин.
— У него есть более надежная охрана, — заметил вполголоса Камилл, указывая на фигуры пантеры и леопарда, выросшие по бокам от Ларри.
Старый маг подъехал к Лине:
— Скажи мне, дитя: кто учил тебя мудрости светлой магии живой природы? Как так случилось, что столь юная девушка обладает силами, способными противостоять темному колдовству Гиркана, перед которым оказалась бессильна вся белая магия Санфлауэра?
Лина слабо улыбнулась и слегка пожала плечами.
— Моя мать — лесная фея, — просто ответила она. — Многое мне передалось от нее по наследству…
— Значит, это она тебя всему научила?
Девушка отрицательно покачала головой.
— Нет, она не успела — ее похитил Гиркан… Кое-что из того, что я умею, пришло ко мне само, но многое мне объяснил и показал Отец всех лесов. Он открыл предо мной двери познания.
Камилл удивленно вскинул брови.
— О, это, наверное, очень могучий чародей, если он сумел дать тебе такие невероятные знания?!
— Нет, он не чародей.
— А кто же? — изумился старый маг.
Лина замялась, как бы подыскивая слова.
— Он… Отец всех лесов… Я не знаю, как это объяснить словами. Отец всех лесов был еще тогда, когда появились первые деревья, и будет до тех пор, пока живет последнее из них. Он вечный!
Камилл задумчиво вздохнул.
— Что мы можем знать о вечности?! Ты так молода, но, быть может, в твоих силах возродить к жизни леса Санфлауэра…
— Сначала я должна освободить родителей и помочь Ларри одолеть Гиркана. Лишь после этого я смогу поговорить с омертвевшими лесами и попытаться пробудить от забытья их хозяев…
— Их нет… — коротко возразил Камилл.
— Кого нет? — не поняла Лина.
— Хозяев. У наших лесов нет хозяев!
— Но этого не может быть, — растерялась девушка. — В моем мире есть Отец всех лесов, феи, эльфы и…
— У нас ничего этого нет, — прервал ее маг. — В мире Санфлауэра нет Источника животворной воды, наверное, поэтому в нем нет и всех тех, о ком ты говоришь. Наши леса дикие, они стоят как сироты, простирая к тебе свои руки-ветви. Стань их повелительницей и защитницей. Будь королевой всех лесов Санфлауэра!
— Но… я не могу… — чуть слышно прошептала девушка.
— Почему?
— Меня уже просили стать королевой…
— Кто? — Камилл даже приостановился от неожиданности.
— Эльфы… — Лина улыбнулась такой светлой улыбкой, что старому магу показалось, будто в сумрачной мгле вспыхнул солнечный луч. — Правда, я сначала отказала им, но чувствую, что они ждут меня и надеются.
Камилл хотел, было, что-то сказать, но в этот момент впереди послышалось глухое ворчание Фриды и Джерни, испуганно всхрапнул конь Ларри. Пройдя еще несколько шагов, отряд качнулся вперед и замер, словно наткнувшись на какую-то преграду.
Поперек дороги, перекрыв ее от края до края, стояла шеренга могучих витязей в серых доспехах, отблескивающих в лунном свете серебристыми бликами. Каждый из этих необычных воинов ростом почти вдвое превышал любого из самых рослых ратников отряда Ларри. Они были вооружены длинными прямыми мечами и короткими толстыми копьями с острыми крючьями, расположенными почти у самых наконечников. На спине каждого из них висел круглый и гладкий, как зеркало, щит без эмблем и украшений. Воины-гиганты стояли совершенно спокойно. На их лицах не отражалось никаких эмоций, глаза равнодушно смотрели на окружающий мир, казалось, пронзая его насквозь и взирая на что-то там, за гранью мироздания. Какой-то незримой иномировой мощью веяло от этих таинственных великанов.
Капитан Орлин задышал часто и прерывисто. Он потащил из ножен широкий меч, одновременно с этим стараясь прикрыть принца своим телом. Но Ларри, опередив его, сам двинулся вперед, обнажая Небесный меч. Великаны даже глазом не моргнули, зато боковым зрением юноша заметил на обочине дороги какое-то движение. Он резко развернул коня.
С придорожного камня поднялся странный человек. Верхняя часть его крепкого тела была обнажена и блестела, словно натертая маслами. Под пепельно-коричневой кожей буграми вздувались могучие мышцы, в которых угадывалась недюжинная сила. Нижнюю часть тела скрывала чешуйчатая ткань, шипящая и потрескивающая при движении. Нигде на теле этого необыкновенного человека не было видно украшений или оружия. Лишь черное кольцо, стягивающее лысый череп, свидетельствовало о принадлежности его хозяина к таинственной касте служителей культа Беспощадного Змея. Ларри впервые видел своими глазами жреца Нгала, хотя много слышал о древнем храме, расположенном где-то в Неизведанных землях. Жрец поднял правую руку на уровень груди и направил ее открытой ладонью к Ларри. Словно загипнотизированный спокойствием незнакомца, юноша повторил его приветственный жест. Поведя левой рукой вдоль строя великанов, жрец заговорил уверенно и неторопливо.
— Эти воины пойдут с тобой, принц, и помогут пройти там, где одной отваги и силы будет недостаточно!
— Извини меня, почтенный, — возразил Ларри. — Ты говоришь так, будто все это давно решено. Но я не могу принять твоих воинов под свои знамена до тех пор, пока не буду знать, откуда они, кто ты, как тебя зовут, и почему ты решил мне помочь? Ответь мне — и тогда, быть может, я приму твое предложение.
Жрец медленно поднял глаза, и юноша ощутил пугающую бездну древних знаний в черных как смола, зрачках без белков. Голос служителя храма Нгала звучал бесстрастно, даже слегка отчужденно, словно он объяснял урок непонятливому ученику.
— Ты задаешь бессмысленные вопросы…
— Почему?
— Потому что ответы на одни из них ты знаешь и сам, а ответы на другие ничего тебе не объяснят.
— Но я хочу знать, кто ты?! — заупрямился Ларри. — В противном случае твои воины не пойдут со мной!
Жрец терпеливо выслушал юношу, а затем обвел спокойным взглядом отряд насторожившихся людей. Лишь на одно короткое мгновение его изучающий взор остановился на Лине и Камилле, и снова вернулся к Ларри. Ни один мускул не дрогнул на бесстрастном лице жреца.
— Кто я — ты и сам знаешь, принц Ларри. Что же касается моего имени, то я забыл его много столетий тому назад. Но даже если бы это было и не так, то, что тебе в моем имени? На твой вопрос: откуда эти необычные воины и почему я хочу тебе помочь, отвечу просто: у жрецов храма Нгала нет желаний или эмоций. Мы лишь исполняем волю Беспощадного змея. Именно он прислал этих призрачных воинов, сам сотворив их, и не в твоих да и не в моих силах принимать их или нет под свои знамена!
— Как понимать твои слова, жрец? — хмуро спросил Ларри.
— Эти воины неподвластны магии и оружию этого мира. Даже Небесный меч и магические силы твоих спутников не способны воздействовать на них. Попробуй сам и убедись в этом, если не доверяешь моим словам.
Ларри поднял меч и осторожно притронулся к обнаженной груди одного из воинов-великанов. Ничего не произошло. Лезвие наполовину вошло в грудь великана, не встречая никакого сопротивления. Ларри выдернул его обратно — на клинке не было ни капли крови.
— Теперь ты убедился, — произнес жрец. — Никто из этого мира не может нанести им вред, впрочем, как и они сами не могут поразить никого из живущих в этом мире.
— Но зачем такие воины мне нужны? — удивился Ларри.
— Они охранят тебя и твоих людей от обитателей Сумрачной долины. Никто из простых смертных не может пересечь ее, но эти воины помогут твоему отряду. Теперь ты знаешь все, что тебе положено!
Не прощаясь и не говоря более ни слова, жрец повернулся и шагнул к придорожному камню, на котором до этого сидел. Откуда-то из неимоверной дали донесся едва слышный гул. Земля дрогнула, над камнем сгустился серебристо-серый кокон. Жрец вошел в него и тотчас исчез вместе с коконом, а над землей поплыл стонущий звук лопнувшей басовой струны.
— Что нам теперь делать? — растерянно спросил Ларри. — Как отдавать распоряжения этим воинам?
— Думаю, не стоит на них обращать внимания, — ответил маг. — Они сами знают, когда и что им делать…
— Они таинственны, их природа мне не понятна, — добавила Лина. — Но я ощущаю, что они не таят в себе никакой угрозы для нас.
— Что ж, раз мы не властны над этими воинами, тогда продолжим путь, — решил Ларри.
Он подал знак, и пять сотен ног дружно опустились на дорогу, земля слегка дрогнула, и отряд двинулся дальше. Воины-гиганты расступились, пропуская принца и его дружину, а сами расположились по краям, словно беря отряд в охранное кольцо. Гвардейцы поначалу настороженно косились на невероятных спутников, но постепенно привыкли и почти не обращали внимания на великанов.
— Скажи, Камилл, — обратился к магу Ларри. — Что это за Сумрачная долина, и откуда жрец знает, что наш путь пролегает через нее?
Камилл хмуро оглянулся на гвардейцев, мерно шагающих следом и, понизив голос, сообщил:
— Жрецы храма Нгала знают все, но они никогда не вмешиваются в дела людей. Во всяком случае, в исторических хрониках Санфлауэра о таком ни разу не упоминалось…
— Почему же на этот раз они изменили своим правилам?
Камилл растерянно пожал плечами.
— Не знаю, но причина для этого должна быть очень серьезная… К тому же меня пугают слова жреца о том, что нам придется пересечь Сумрачную долину. Я надеялся, что она не встретится на нашем пути.
— Что страшного в этой долине, и разве нельзя ее обойти?
Старый маг задумчиво пожевал губами, словно что-то припоминая или размышляя о том, говорить или нет. Затем, пригладив седую бороду, Камилл начал рассказывать:
— Из древних времен пришла легенда о существовании Сумрачной долины, расположенной где-то в бескрайних просторах неизведанных земель. Никто из простых смертных еще ни разу не смог найти эту долину, а если кто и нашел, то об этом не ведомо, ибо никто не возвращался оттуда. Лишь иногда, примерно раз в столетие, а, может быть, и реже появляются такие могущественные колдуны, которым подвластны неуправляемые силы тьмы. Эти колдуны — единственные, кому удалось побывать в Сумрачной долине и вернуться оттуда, но они не очень охочи до рассказов. Говорят, что в этой долине обитают души отверженных колдунов, тех, кого даже Мир Грешных Душ не принимает в свое лоно. А еще я слышал, будто бы в Сумрачной долине есть существа и вовсе не из нашей Вселенной. Все эти безжалостные и жестокие порождения чужеродной магии набрасываются на живых существ нашего мира, выпивая из них жизнь. Они неуязвимы для оружия и обычной магии… Возможно, призрачные воины знают, как их можно одолеть. Что же касается возможности обойти долину стороной, то скорей всего это займет несколько месяцев, а времени у нас, как ты сам знаешь, нет…
— Ясно, — подытожил Ларри. — Значит, нечего и голову ломать!
На шестой день пути Заокраинный лес, по которому двигался отряд, начал постепенно изменяться. Деревья, до этого возвышавшиеся стеной, стали ниже и слабее. Стали попадаться скрученные узлами кривые стволы, а через некоторое время мощный лес и вовсе превратился в нагромождение чахлых корявых деревьев, сплетающихся в запутанное месиво, непроходимое для людей. Желтовато-белесые корни, раскоряченные ветки, осклизлая полусгнившая кора, поросшая бурыми клочьями лохматого мха, — все это навевало тоску. Этот лес, изувеченный дыханием Бурых болот, нужно было лечить. Но сейчас отряд гвардейцев просто прорубывался через него, стремясь быстрее выбраться к берегу трясины, простирающейся от Заокраинного леса до горизонта.
Последние переплетения зарослей рухнули под напором непрерывно сверкающих мечей, и воины вышли на берег Бурых болот.
Медно-красный, словно приплюснутый, диск солнца погружался в пучину темных облаков, клубящихся у самого горизонта. Ржавые блики застыли на гладкой маслянистой поверхности багровыми пятнами. То там, то здесь из трясины, подобно горбам неведомых чудовищ, выступали большие кочки, а иногда даже целые холмы, поросшие жесткой щетинистой травой. Изодранными в клочья парусами по затхлой равнине ползли кисейные покрывала липкого тумана, пытаясь зацепиться за полусгнившие коряги мертвых деревьев и кустов. Кое-где на поверхности, поднимаясь из бездонной пучины неведомых глубин, с глухим причмокиванием лопались большие мутные пузыри.
— М-да… — протянул капитан Орлин. — Ну и болотище!
Один из гвардейцев поднял с земли тяжелую суковатую палку и швырнул ее вперед. Палка скрылась в седом тумане, и все услышали всплеск, донесшийся из-за ближайшей кочки. Тотчас тишина, нависшая над Бурыми болотами, взорвалась дикими воплями, визгом. Глухой рык прокатился над трясиной, и мгновенно все смолкло. В наступившей вязкой тишине был слышен только тонкий писк какого-то назойливого комара.
Где-то за плотной стеной тумана раздался глухой всплеск, словно от падения целой скалы. Медленная тягучая волна накатила от центра болота, жадно лизнула берег и разочарованно отползла обратно.
Испуганно переглядываясь, воины попятились назад.
— Вам предстоит пройти через Бурые болота, — объявил Ларри. — Никто из нас раньше здесь не бывал, и о том, что творится в этих краях, ничего не знает. Поэтому я хочу, чтобы каждый из вас сам решил: идет ли он со мной дальше добровольно, либо остается на этом берегу. Я спрашиваю вас первый и последний раз. Больше у вас выбора не будет! Тревожный ропот пробежал по рядам гвардейцев.
— Мы шли воевать, а не тонуть в болоте! — выкрикнул кто-то из строя.
Капитан вскинулся, выискивая глазами крикуна. Но воины стояли плотно, словно поддерживая друг друга, и хмуро глядели на командира.
— Эй ты, трус, — выходи! Нечего прятаться за спинами товарищей! — воскликнул Орлин.
Строй качнулся, расступился, и вперед вышел приземистый крепыш с огромным мечом. Его широкую грудь крест-накрест пересекали две кожаные перевязи, битком набитые метательными ножами.
— Ты?!! — изумился капитан. — Вот уж от кого я меньше всего ожидал подобных слов, так это от тебя, Клин…
— Пусть кто-нибудь скажет, что я хоть раз показал неприятелю свою спину или отсиживался за спинами других! — набычился крепыш.
— Этого не скажет никто, — согласился Орлин. — Но я не могу понять: какая муха тебя укусила сегодня?
— Никто меня не кусал… — буркнул Клин. — Только я привык сражаться лицом к лицу с врагами, а тут они где?! Что я с мечом в этой гнилой трясине делать буду — может, с лягушками воевать?!
— Судя по воплям, которые мы слышали, лягушки в этом болоте под стать твоему мечу, — вмешался Камилл. — Так что без дела не останешься. Да и для остальных работа будет.
— Да… кабы это обычные чудища, то ничего, — тянул упрямо крепыш. — А то наверняка какие-нибудь колдовские штучки, вроде вот этих…
Клин через плечо указал большим пальцем на призрачных великанов.
— Если я правильно понял, то эти воины как раз и предназначены для сражения со всякой нечистью… — ответил старый маг.
Ларри поднял руку, призывая к вниманию. Когда все стихли, он заговорил:
— Я мог бы приказать, и вы должны были бы следовать за мной повсюду, поскольку я — ваш принц! Но я не хочу принуждать. Со мной пойдут лишь те, кто считает своим долгом низвергнуть колдуна… может быть, даже ценой своей жизни. Если не уничтожить Гиркана сейчас, то через время Санфлауэр, а за ним и все остальные земли превратятся в такие же омертвелые болота, как это.
Юноша умолк на мгновение. Суровая морщинка пересекла его высокий лоб. Он добавил:
— Пусть идут только те, кто не подведет в последний момент!
После этих слов Ларри повернул коня, не оглядываясь, спустился к болоту и решительно вошел в него. Камилл, Лина и Фимбо последовали жа ним. Призрачные воины тоже двинулись за принцем. Капитан Орлин собрался, было, что-то сказать, но в самый последний момент передумал.
— Эх!.. — только и произнес он.
Махнув рукой и поправив притороченное к седлу копье, капитан направился следом за Ларри, сокрушенно вздыхая и качая головой.
— Да что ж это такое?! — неожиданно возмутился Клин. — Или мы уже не воины?! Вы как хотите, а я иду за принцем!
Гвардейцы разом загомонили:
— Верно говоришь, Клин!
— Гвардия никогда не отступала!
Подняв свой огромный меч над головой, Клин вошел в трясину, сразу погрузившись в нее по грудь. Остальные гвардейцы, стараясь не отстать, по двое — по трое последовали за ним. Через некоторое время на пустынном берегу никого не осталось. Лишь широкая полоса пузырящейся жижи на поверхности растревоженных Бурых болот, уходящая в смрадный туман, указывала путь, которым ушел отряд.
* * *
Тоскливое хлюпанье и чавканье раздавалось над застоявшимся морем грязи. Шел уже третий день с тех пор, как отряд начал продираться через тягучие Бурые болота. За это время не повстречалось ни одного чудища, хотя из-за стены тумана часто доносились пугающие звуки. То грозный утробный рык прокатывался над поверхностью сонной трясины, вздымая дыбом волосы на головах, то жуткое злобное шипение заставляло людей цепенеть на месте. В такие мгновения гвардейцы чувствовали, как когти ужаса впиваются в затылок. Короткие привалы устраивали на осклизлых буграх, кое-где торчащих из болота. Чахлая бледная растительность, изредка встречающаяся на пути, не могла дать пищи для костров, поэтому, устраиваясь на отдых, грязные, измученные, продрогшие люди поближе жались друг к другу, пытаясь хоть как-то согреться.
Лина и Камилл при помощи магии безошибочно находили дорогу в трясине, ведя войско без потерь. Но иногда на их пути встречались такие мрачные бездны, что даже магическое зрение было бессильно проникнуть в их пучины. Тогда приходилось сворачивать в сторону и двигаться в обход гиблого места до тех пор, пока не находилась новая тропа.
На краю одной такой бездонной ямы Ларри скомандовал привал. Несколько холмов, расположенных недалеко друг от друга и поросших хилыми березками и кустарниками, дали приют измотанным воинам.
Ларри, Лина, Камилл, Фимбо и капитан Орлин, собравшись в круг, начали совещаться. Фрида и Джерни лежали поблизости. Им приходилось труднее всего. Там, где трясина доходила людям до груди, звери тонули, и им приходилось порой отходить далеко в сторону, прыгая с кочки на кочку. А иногда их обвязывали веревками и тащили на руках.
— Сколько же нам еще блуждать в этой грязи? — сокрушенно вздохнул Орлин. — Люди вымотались окончательно, а конца болотам и не видно…
Ларри вопросительно посмотрел на Камилла. Старый маг задумчиво теребил бороду, хмуря брови.
— Я думаю, спустя несколько дней мы выйдем на западный берег, — ответил он. — В древних хрониках встречаются упоминания, в которых говорится, что через Бурые болота пять дней пути. Надеюсь, что скоро мы выберемся на твердую почву.
— Откуда это известно? — поинтересовался Фимбо.
— Давным-давно, еще до времен владычества чародеев Черной горы, правители королевства послали отряд воинов разведать западные земли…
— Значит, кто-то уже бывал здесь? — воскликнул Орлин.
— Да, бывали, но вернулось всего лишь три человека, которые поведали об ужасных чудовищах, населяющих Бурые болота…
— Хорошо, что они не повстречались нам… — проворчал Фимбо.
— Путь еще не окончен, — напомнил Камилл. — Но лучше бы нам с ними вовсе не встречаться, потому что эти чудовища очень древние, и магия против них бессильна, впрочем, как и мечи…
— Кому-то же они подчиняются, — заметил Ларри.
— Когда-то все эти чудовища подчинялись древним богам. Но с тех пор прошло много тысячелетий, и они остались без хозяев. Чудища Бурых болот никому не…
— Погодите… — неожиданно вступила в разговор Лина. — Кажется, я чувствую приближение чего-то…
— Чего именно? — быстро переспросил Ларри, положив ладонь на рукоять своего меча.
— Я не могу понять… — растерялась Лина. — Нет никаких мыслей, ничего — лишь чувство голода!
Все начали настороженно осматриваться, вглядываясь в сизый туман, стелющийся над болотом плотными клочьями сырой ваты. Тревожные вопросы посыпались со всех сторон:
— Что это такое?
— Откуда оно приближается?
Почувствовав что-то неладное, люди зашевелились, руки по привычке потянулись к оружию. В этот момент один из гвардейцев вытянул руку в направлении широкого маслянистого поля, под поверхностью которого скрывалась одна из бездонных пучин Бурых болот.
— Смотрите! — крикнул он. — Что это?
Спокойная до этого трясина взволновалась, заходила ходуном, как живая. Огромный, словно купол, мутный пузырь вздулся на поверхности и гулко лопнул, распространяя зловоние, за ним еще один и еще… А затем из болота поднялась громадная голова, настолько ужасная и безобразная, что все воины окаменели. Покрытая костяными пластинами, с которых стекала липкая грязь, голова медленно повернулась в сторону холмов и замерла. Дрогнули и разошлись тяжелые морщинистые складки, открывая три большущих белесых глаза без зрачков.
— Это чудовище слепое… — прошептал Ларри.
— Нет, — возразила Лина. — Оно видит нас…
Словно в подтверждение ее слов взгляд бельмастых глаз уверенно остановился на принце, и голова медленно двинулась к нему. Поверхность тягучей трясины всколыхнулась. На ней появились толстые живые кольца, сплетающиеся в неимоверные узлы. Фонтаны грязи полетели во все стороны, заливая холмы и людей.
— Ларри, берегись! — крикнул Камилл.
Словно очнувшись ото сна, воины принялись метать в чудовище копья, которые с треском ломались о броневые пластины, покрывающие его морду и тело. Разверзлась ужасная пасть, усеянная шевелящимися отростками, и свистящее шипение перекрыло громкие крики. В воздух поднялся черный хвост, толщиной с бревно, и одним движением смахнул с ближайшего холма всех его защитников. Отчаянные вопли захлебывающихся в болоте людей заглушило яростное шипение, переходящее в пронзительный визг.
Камилл с Линой попытались применить магические заклинания, но древнее чудовище даже не обратило на них внимания. Его голова была уже в нескольких шагах от Ларри, который ждал приближения монстра, подняв над собой Небесный меч. В это мгновение откуда-то сбоку появился Клин. Словно подброшенный пружиной, он взлетел в воздух и упал на голову чудовищного гада. Держа широкий меч двумя руками, крепыш со всего маху всадил его в темя чудища по самую рукоять.
Дикий вопль, переходящий в пронзительный свистящий вой, взметнулся над Бурыми болотами. Большинство гвардейцев упали на колени, обхватив головы руками. Некоторые потеряли сознание. Фимбо едва успел подхватить Лину, падающую без чувств. Камилл покачнулся, как от сильного удара. Фрида и Джерни судорожно трясли головами. Лишь Ларри стоял непоколебимо, как утес, и только его побелевшее лицо говорило о невероятном напряжении сил.
Чудовище несколько раз конвульсивно дернулось и начало грузно оседать, погружаясь в мрачную пучину, из которой оно явилось. Клин все еще стоял на его голове, пытаясь выдернуть застрявший меч.
— Клин, прыгай! — прохрипел капитан Орлин.
— Не-а, свой меч я не оставлю! — отозвался крепыш, яростно дергая за рукоять.
Голова чудовища уже полностью ушла в трясину, увлекая за собой храбреца. Болотная жижа достигла его пояса. Ларри схватил моток веревки и швырнул один конец гвардейцу:
— Держись, Клин!
И вовремя. Если бы не прочная веревка, то крепыш уже никогда не вернулся бы на землю. Ларри и пришедшие ему на помощь Камилл и Фимбо вытащили на берег героя-гвардейца. Клин с гордым видом поднял над головой меч и, размазывая по лицу грязь, довольно произнес:
— А свое оружие я все-таки сохранил!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *