Ночной гость. Глава 12 — Осада

Над столицей Санфлауэра еще светило безмятежное солнце, пробиваясь сквозь грозовые тучи золотистыми просверками, но от западных окраин уже наползала сумрачная мгла, корчась и вздыбливаясь зловещими буграми. Лиловые молнии огневыми хлыстами вспарывали клубящуюся стену мрака, и глухие раскаты грома накатывали издалека, вселяя страх безнадежности в сердца людей.
Грозное воинство Гиркана в полном безмолвии замерло на равнине перед крепостной стеной. Хорбуты и грыжли стояли неподвижно, как уродливые изваяния, вперив свои бессмысленные взгляды в город.
— Почему они стоят? — спросил король.
— Наверное, ожидают приказа, — ответил Камилл, сосредоточенно хмурясь. — Но я нигде не вижу самого Гиркана и его мурлогов…
— А разве этого мало? — Элдуин взмахом руки указал на армию монстров. — Такого скопища чудовищ я не встречал даже во времена чародеев Черного круга.
-Да, мой король, — согласился Камилл. — Но с этим воинством, я надеюсь, мы управимся…
— Тогда в чем дело?
— Меня беспокоит отсутствие Гиркана. Уж не проведал ли он о том, что Ларри жив и возвращается? Если он об этом знает, то наверняка устроит засаду у Белых камней.
— Возможно, я зря отпустил сына… — едва слышно прошептал король. — Если бы он был рядом со мной, то я смог бы ему помочь и защитить…
— Нет, государь, — промолвил Камилл. — Никто во всем мире, наверное, не смог бы защитить здесь Ларри, впрочем, как и все королевство. Гиркан настолько силен, что никому из простых смертных не под силу с ним справиться. Сейчас вся надежда только на принца! Если он достал животворную воду, то у нас есть шанс на успех…
— Да… Не думал я, что по прошествии столь долгих лет мирной жизни мне вновь придется брать в руки меч, — задумчиво пробормотал Элдуин. — Скажи мне, старый друг, почему мир не может длиться вечно? Откуда берется зло, и почему оно так могущественно?
— Это вопросы, над которыми с древнейших времен ломают головы мудрецы… Мне кажется, что зло изначально сильнее, потому что всегда готовится к войне в той или иной форме. Оно крепче из-за своего вечного стремления к безграничной власти над миром. Зло безжалостно и беспринципно.
— А добро?
— Добро всепрощающе и всегда готово к самопожертвованию. Оно не любит бряцать оружием, а если использует его, то лишь с целью защиты. Любовь, дружба, искренность и верность — вот знамена добра.
— Значит, оно беззащитно?
— Нет, потому что ему на помощь приходит живая природа и могучие силы всепобеждающей жизни.
— Где же они, эти силы? — горько усмехнулся Элдуин. — Почему не защитят мирных людей, стариков и младенцев?
— Как знать, — ответил маг. — Может быть, именно в этот момент они спешат на помощь…
Громкий звук боевого горна нарушил тревожную тишину, повисшую над городом. По рядам защитников крепостной стены, как шелест ветра, пробежала команда: «Приготовиться!»
Дрогнула земля, и войско Гиркана, словно прорвав запруду, хлынуло в наступление.
Громадные неуклюжие хорбуты, задрав к небу уродливые морды, издали душераздирающий рев, переходящий в протяжный тоскливый вой, и двинулись вперед. За ними, судорожно дергаясь и извиваясь, поползли грыжли.
Передний ряд чудовищ остановился на краю глубокого защитного рва. В тот же миг капитан королевской гвардии Грэм резко взмахнул рукой. Со всех сторон послышались резкие щелчки. Это сработали боевые катапульты. Большие каменные глыбы полетели на передний ряд хорбутов. Камни гулко ударялись о горбатые спины болотных чудищ и отскакивали от них. Хорбуты, похоже, даже не обратили на них внимания.
Задние ряды начали напирать, сталкивая передние в ров. Чудовища хлынули сплошным потоком, безжалостно давя и калеча друг друга. Новые шеренги одна за другой валились в ров до тех пор, пока он не заполнился до краев, и задние ряды хорбутов, бесчувственно топча своих собратьев, начали выбираться на другую сторону рва.
Видя бесполезность каменных глыб против хорбутов, командиры катапульт приказали перенести стрельбу дальше — на щетинистых грыжлей. Успех превзошел все ожидания. Под ударами тяжелых каменных глыб грыжли лопались, как гнилые мешки.
Но это происходило по другую сторону защитного рва, а под самой стеной города, уже громоздились чудовищные горбы хорбутов. Они поднимали уродливые морды вверх и, вонзая в каменную кладку могучие когти, медленно взбирались по стене.
— Лучники и копейщики! — раздался суровый голос Элдуина. — Бейте только в глаза, когда эти твари поднимутся выше!
Король приказал капитану гвардии готовить котлы с кипящей смолой. Казалось, Элдуин помолодел: в его глазах вспыхнул былой боевой огонь, рука крепко сжимала рукоять меча. Глядя на него, Камилл невольно улыбнулся — он снова увидел перед собой друга юных лет — бесстрашного и отчаянного Элдуина, который тогда был еще только баронетом.
Пронзительно заскрипели лебедки. Защитники крепостной стены начали поднимать на цепях котлы с дымящейся расплавленной смолой и устанавливать их в бойницах. Подтаскивали увязанные тюки сухой соломы. Глаза воинов слезились от едкого дыма.
— Они уже близко! — крикнул один из воинов, выглянув через бойницу.
— Ну что ж, начнем! — Элдуин взял длинное тяжелое копье со стальным наконечником и, перегнувшись через край стены, уверенным движением метнул его вниз, целясь в глаз приближающейся твари. Копье с хрустом на четверть ушло в мутный белесый зрачок хорбута и застряло там, судорожно вздрагивая и покачиваясь из стороны в сторону. Чудовище дико взревело от боли, мотая головой.
— Стреляйте! — крикнул король лучникам.
Град стрел и копий ринулся навстречу поднимающимся по стене монстрам. Две стрелы воткнулись в другой глаз хорбута, раненного Элдуином, и он, злобно рыча и воя, полетел вниз, сбивая и подминая под себя тех, кто полз следом за ним. Началась кровавая свалка. Справа и слева с крепостной стены срывались вниз горбатые чудища. Но многие из них, ослепленные, с глазами, утыканными стрелами, упорно продолжали лезть на стену. Они перли нескончаемой лавиной.
Настал черед кипящей смолы. Защитники города выворачивали огромные котлы на головы хорбутов, и те с визгом десятками валились вниз. Вслед им летели охапки сухой соломы. Они налипали на смолу, превращая чудовищ в огромные скирды, беспорядочно мечущиеся и натыкающиеся друг на друга.
С крепостной стены ударили лучники горящими стрелами. Через минуту облепленные соломой хорбуты запылали адским пламенем, заживо зажариваясь. Рев и вой достигли такой силы, что у людей закладывало уши, вызывая нестерпимую боль. Несколько воинов упали.
Яростный треск и торжествующий рев огня окружили крепостную стену непроходимым кольцом. Лавина хорбутов отхлынула назад. Им на смену пришли грыжли. Обитатели раскаленных пустынь равнодушно прошли сквозь жар огня и принялись карабкаться на стены. Копья и стрелы отскакивали от их черных безжизненных глаз, не причиняя ни малейшего вреда. Лишь иногда прямое попадание камня сбивало некоторых, но остальные продолжали неудержимо наступать.
В одной из бойниц появилась голова грыжля, обросшая жесткой бурой щетиной. Воин, стоявший рядом, не успел увернуться от ужасных челюстей и рухнул замертво, перекушенный пополам. Остальные в ужасе попятились. Грыжль уверенно просунул голову в бойницу и начал вползать на площадку.
Элдуин стремительно ринулся вперед. Его меч сверкнул подобно молнии. Под могучим ударом голова грыжля раскололась пополам, продолжая яростно щелкать челюстями, а туловище, судорожно извиваясь, свалилось за стену, сбив при этом одного из своих соплеменников.
Камилл встал на самый край стены, простер перед собой руки и глухим голосом произнес какое-то заклинание. На его лице и руках от неимоверного напряжения вздулись жилы. Из пальцев старого мага вырвались яркие голубые молнии и ударили в грыжлей, взбирающихся по стене. Ослепительные вспышки полыхнули вокруг крепости, и во все стороны полетели лохмотья — все, что осталось от монстров.
Ликующие крики защитников взметнулись над городом. Солдаты, словно малые дети, радовались победе, обнимая друг друга и торжествующе потрясая оружием. Им уже казалось, что враг побежден.
Камилл пошатнулся, и Элдуин с несколькими воинами едва успели подхватить его обмякшее тело. Они бережно уложили мага на соломенную подстилку, заботливо укрыв плащом. Король с волнением смотрел на посеревшее лицо друга, в отчаянии прижимая его ладонь к своей груди.
— Камилл, друг мой, не оставляй меня одного! — умоляюще шептал он.
Постепенно заострившиеся черты лица старого мага смягчились, на щеках проступил румянец, сменив мертвенную бледность. С полуоткрытых губ сорвался слабый вздох. Закостеневшие пальцы обмякли. Дрогнули веки, глаза Камилла открылись. Он попытался улыбнуться и слабым голосом прошептал:
— Прости, повелитель, за минутную слабость. Заклинание потребовало от меня всех душевных и физических сил…
— Камилл, я рад, что ты жив! — Элдуин наклонился к своему другу и обнял ого.
Подбежал капитан Грэм и, размазывая по лицу сажу, взволнованно доложил:
— Ваше величество, вражье войско снова собирается на краю защитного рва!
— Готовьте следующую партию смолы. Огня не жалеть! Катапультам вести стрельбу по грыжлям, пока они снова не подобрались к стенам! Все ясно?
— Так точно, ваше величество, но… — капитан растерянно замялся.
— В чем дело, Грэм? Говори прямо!
Элдуин строго глянул на смутившегося капитана. Грэм неуверенно переступил с ноги на ногу и, опустив голову, хрипло произнес:
— Люди боятся, мой король…
— Чего?! Мы же отбили первую атаку! Все видели, как гибли хорбуты и грыжли, значит, мы справимся с этими чудищами, верно?!
Капитан, нервно сжимая рукоять меча, испуганно глянул на запад, а затем, запинаясь от волнения, быстро заговорил:
— С запада надвигаются какие-то необычные зловещие тучи. Их вид внушает воинам страх. К тому же приближается вечер… Если эти чудища полезут на стены ночью, в полной темноте, то…
Грэм не договорил, виновато опустив голову.
— Не волнуйтесь, капитан, — подал голос Камилл. — Ночью темно не будет — это я вам обещаю! А на тучи, которые так испугали воинов, нужно глянуть. Помогите мне подняться и подведите к смотровой площадке.
Элдуин и капитан Грэм подхватили мага и, бережно придерживая под руки, повели к бойнице. Одного взгляда на запад было достаточно. Лицо Камилла посуровело.
Стена сумрачной мглы уже докатилась до опушки леса, сиротливо простирающего руки-ветви к защитникам города, словно моля их о помощи. Мрак наливался кровавым светом, как будто внутри него вызревало бурлящее огненное варево. Лиловые молнии сверкали в клубящейся тьме. Дальше, до самого горизонта, уже ничего не было видно. Все застила непроницаемая, а потому еще более пугающая тьма.
— Это работа Гиркана… — Камилл озабоченно потер лоб. — Мне нужно вернуться в свой кабинет. Эта стена мрака не должна дойти до города, в противном случае — все пропало!
— Что это такое? — испуганно спросил Грэм.
— Погибель для всех нас. Если тьма накроет город, то люди ничего не смогут увидеть, но, что страшней всего, они начнут задыхаться. Мне нужно спешить! Капитан, выделите мне в помощь нескольких гвардейцев!
Грэм окликнул двоих солдат и приказал им сопровождать мага.
Камилл тихонько шепнул Элдуину:
— Я надеюсь, что мне удастся остановить стену тьмы. Любыми силами нам нужно продержаться до завтрашнего утра — тогда все решится…
Камилл позвал солдат и начал спускаться по каменным ступеням.
Король провел его взглядом, а затем снова повернулся лицом к врагу. Сумрачная мгла казалась живой, от нее веяло смертельной угрозой. Она медленно и неотвратимо ползла к столице, погружая во мрак захваченные земли. Все живое словно оцепенело. Солнце медленно тонуло за стеной мрачной тьмы, отбрасывая на город зловещую тень, которая уже плотоядно лизала нижние уступы крепостной стены. Внезапно, словно по команде, все птицы, собравшиеся в столице, громко и тревожно галдя, поднялись над шпилями городских башен и, набирая высоту, полетели на восток, покидая окруженный со всех сторон город.
— Дурной знак… — испуганно пробормотал кто-то неподалеку.
Сердце тоскливо сжалось в груди Элдуина, но он расправил плечи и, стараясь казаться спокойным, громко произнес:
— Пока жив хотя бы один воин — всегда остается надежда! Нам некуда отступать. Мы должны отстоять нашу землю и наши дома ради светлой жизни детей и внуков!
Слова короля, как порыв свежего ветра, вдохнули в людей новые силы. Они крепче сжимали оружие, сурово глядя в сторону вражьего воинства. Хотя нашлись и такие, кто, безвольно опустив руки, с побелевшими от ужаса лицами беззвучно шептали молитвы.
Время тянулось изнуряюще медленно. Хорбуты и грыжли неподвижно замерли на равнине. Волна тьмы почти скрыла их, надвигаясь на город. Воздух был недвижим. Солнце исчезло за мрачной далью, все окуталось полумраком. На крепостной стене разожгли большие костры, в бойницах выставили горящие факелы. Но они еле коптили, словно придушенные какой-то незримой силой.
Элдуин с нетерпением ждал Камилла. Наконец появился маг с двумя сопровождавшими его воинами. Они бережно несли какие-то хрустальные стержни, конусы и шары, завернутые в замшу.
Поднявшись наверх, маг первым делом глянул в бойницу, удовлетворенно хмыкнул, а затем принялся собирать из принесенных деталей загадочную конструкцию. Когда работа была закончена, глазам удивленных зрителей предстало замысловатое сооружение. Больше всего оно напоминало большой подсвечник с углублением посредине, вокруг которого на равном удалении друг от друга располагались семь одинаковых хрустальных стержней, направленных в зенит. На их концах переливались бледным голубоватым сиянием кристаллические шары. Весь подсвечник был примерно в человеческий рост высотой и казался весьма хрупким, словно сотканным из лунных лучей.
Внимательно оглядев конструкцию, Камилл развернул холстину и достал древнюю книгу в кожаном переплете. Раскрыв ее на нужной странице, маг обратился к Элдуину:
— Мой король! Отравленная мгла, ползущая на город, — это творение черной магии, которому могут противостоять лишь силы небес. Но для того, чтобы вызвать их, необходимо пожертвовать твоим мечом, выкованным из Небесного камня. Готов ли ты на это, повелитель?
Не говоря ни слова, Элдуин вынул из ножен свой меч. Держа его двумя руками, он поцеловал клинок и торжественно произнес:
— Прощай, мой верный боевой товарищ! Много лет назад я добыл тебя в жестоком поединке, и с тех пор ты всегда служил мне верой и правдой. Послужи и сегодня в последний раз во славу добра и справедливости! Защити людей!
С этими словами король передал меч Камиллу, который бережно установил клинок рукояткой в углубление в центре подсвечника так, что лезвие оказалось сердцевиной всей конструкции. Маг начал нараспев читать заклинание, постепенно повышая голос. Все громче и громче звучали слова, взлетая над головами притихших воинов. Они уже гремели, подобно набатному колоколу. Незаметно поднявшийся ветерок развевал седые волосы Камилла, схваченные серебряным обручем, в центре которого голубым сиянием наливался овальный камень. Одновременно с ним ожили кристаллические шары на хрустальных стержнях. Вокруг них разворачивались сверкающие огневые спирали. По стержням змеились узкие молнии, вливаясь в шары и наполняя их могучей энергией. Стержни начали вибрировать, издавая прозрачный хрустальный звон, постепенно переходящий в торжествующее гудение. В какой-то момент раздался звук лопнувшей струны, и огненные линии соединили шары с лезвием меча. Люди испуганно попятились, отступая от магической конструкции и зажимая уши ладонями. Лишь Камилл и Элдуин остались на местах.
Наконец Небесный меч засверкал, полыхая, как полуденное солнце. Ослепленные люди падали на колени, закрывая глаза руками. Раздался оглушительный взрыв, содрогнулась крепостная стена. С пронзительным свистом в небо вонзилось сверкающее лезвие яростного голубого огня и умчалось к далеким звездам. Водопадом хрустальных брызг осыпалась вся магическая конструкция, образовав на крепостной площадке круг, переливающийся остывающими огоньками. В центре этого круга лежала дымящаяся рукоять Небесного меча. Лезвие исчезло, словно истаяло.
Приходя в себя, защитники вставали на ноги и вглядывались в темное небо с надеждой. И вот, где-то в безмерной дали вспыхнула яркая звезда и стремительно понеслась к земле. За ней тянулся искристый шлейф, затягивая небо белесой вуалью.
— Комета! — испуганно выдохнул бородатый воин в кольчуге.
— Это конец света! — крикнул его сосед.
Камилл успокаивающе поднял руку:
— Ничего не бойтесь! Ложитесь и крепче держитесь за надежную опору!
Никого не пришлось уговаривать. Люди падали на землю там, где стояли, вжимаясь в нее и бормоча в испуге молитвы. Последними опустились Элдуин и Камилл.
Огромная комета закрыла собой полнеба. С ужасающим ревом она рухнула на содрогнувшуюся от титанического удара землю. Комета пронеслась над городом, срывая крыши, ломая деревья, и сшиблась со стеной мрака, раздирая ее в клочья. Жуткий вой пронесся над истерзанной землей и умчался на запад, затихая вдали.
Хлынул ливень, смывая пыль и мусор. Косые струи дождя безжалостно хлестали остатки клубящейся тьмы, прижимая ее к земле, пока последние сгустки не растворились в воде и, сливаясь в грязные ручьи, не ушли в глубокие овраги.
Все стихло. В чистом ночном небе замигали яркие звезды. Люди боязливо поднимали головы, настороженно оглядываясь вокруг и еще не веря тому, что остались живы.
— Эй, посмотрите! — изумленно воскликнул кто-то. — Стена мрака исчезла!
В ясном лунном свете широкая дорога, ведущая к западным пределам Санфлауэра, была видна на протяжении многих миль. Ничто не скрывало ее от глаз. Стена мрака, несшая погибель, исчезла без следа, сметенная могучим ураганом небесной кометы. Лес стоял совершенно голый, ни листочка не осталось на его изломанных ветвях. Некоторые деревья лежали, вывернутые с корнем. Вся земля была изрыта и истерзанна. Страшный след остался на память о столкновении кометы со стеной мрака.
— Тяжелой ценой досталась нам победа… — горестно вздохнул Элдуин, глядя на некогда цветущую равнину.
— Жизнь возьмет свое, и земля возродится, — ответил ему Камилл. — Но победа временная. У Гиркана еще слишком много сил… Я думаю, что это лишь короткая передышка…
Король задумчиво кивнул, нехотя соглашаясь, и устало произнес:
— Не нужно пока говорить об этом людям. Пусть они хоть немного порадуются — не известно, будет ли у них еще такая возможность…
А защитники крепости в это время ликовали. На улицах города и в сторожевых башнях вновь запылали костры, потушенные ураганом. Но теперь огонь радостно потрескивал, взлетая к ночному небу огнистыми мотыльками. На вертелах жарили дичь, из погребов выкатывали бочонки с крепкими напитками. Повеселевшие женщины и дети, взявшись за руки, плясали вокруг костров, пели песни, шутили и смеялись. Воины, собираясь группами, горячо обсуждали недавнее сражение, тщательно припоминая подробности и наиболее яркие эпизоды.
Но сквозь шум и веселье слышны были горестные причитания родственников погибших. Мучительные стоны тяжелораненых тонули в ликующих криках счастливых победителей. Война и смерть — две неразлучные спутницы! Они неразборчивы в своем выборе, собирая кровавую жатву. И стар, и млад — все идут под их безжалостную косу. Обрываются жизни, исчезают навсегда целые народы. Кровь, пепелища, горе и слезы — вот горькие плоды войны… Но осознание всего этого придет потом, позже, а сейчас люди искренне радовались и праздновали победу.
— Нужно выслать дозорные посты и вновь заготовить смолу, — решил Элдуин.
— И запастись водой, — добавил Камилл.
Король вызвал к себе капитана Грэма и отдал все необходимые распоряжения, а затем в сопровождении Камилла отправился во дворец.
* * *
Ранним утром на взмыленной лошади примчался забрызганный дорожной грязью гонец. Вбежав в королевские покои, он обессилено рухнул на колени и доложил:
— Ваше величество, с запада приближается отряд каких-то черных тварей. Их не берут ни стрелы, ни копья. Это настоящие исчадия ада!
— Этого я и опасался больше всего, — промолвил Камилл.
— Ты знаешь, кто это? — быстро спросил король.
— Мурлоги — бессмертная гвардия Гиркана!
— Сколько их? — хмуро осведомился Элдуин, обращаясь к гонцу.
— Два десятка, ваше величество…
— Немедленно зажигать костры и греть смолу! Всех воинов — на крепостную стену! Я сейчас буду!
Оставшись одни, Элдуин с надеждой посмотрел на Камилла.
— Что скажешь, друг мой, есть ли у нас шансы выстоять? Ведь у меня больше нет Небесного меча, а это было единственное оружие, способное их остановить…
Маг сосредоточенно думал, опустив голову. Наконец что-то решив, он ответил:
— Уничтожить их мы не можем, но попытаемся хотя бы на некоторое время задержать. У меня есть одна идея…
Камилл отправился вместе с Элдуином на крепостную стену, по пути объясняя ему свой план.
Вдали показалось серое облако пыли, которое быстро приближалось. Вскоре можно было разглядеть черных мурлогов, которые ехали по двое верхом на каких-то грязно-зеленых созданиях, отдаленно напоминающих чешуйчатых ящериц о шести ногах и со скорпионьим жалом.
Доскакав до защитного рва, мурлоги спешились и, перебравшись через него, в полном безмолвии полезли на стену. В их молчаливой целеустремленности было что-то ужасающее, парализующее волю людей.
— Выворачивайте смолу на этих тварей! — крикнул Элдуин. — А следом за ней лейте воду!
Мурлоги приближались. И вот на первого из них низринулся сверху дымящийся черный поток. Тотчас из соседних бойниц вниз полилась вода. Мурлог окутался густыми клубами дыма вперемешку с шипящим паром, а когда тот рассеялся, то обнаружилось, что чудовище даже не замедлило движения.
Защитникам города не повезло. Мурлоги избежали смоляного плена. Они ворвались на площадку обзорной башни, сея ужас и смерть в рядах воинов. Капитан Грэм отважно бросился вперед, атакуя неприятеля. Но один из мурлогов, даже не обратив внимания на меч, скользнувший по его оскаленной морде, коротким взмахом когтистой лапы разодрал Грэму грудь. Даже не успев крикнуть, капитан рухнул замертво.
Воины бросились на помощь своему командиру, тщетно пытаясь поразить противника. Но волна атакующих гвардейцев разбилась о бессмертных слуг Гиркана и бессильно отхлынула назад.
Мурлоги двинулись вдоль стены в сторону Элдуина и Камилла, давя и разрывая тех немногих смельчаков, которые еще пытались оказать им сопротивление. Элдуин поднял брошенный кем-то боевой топор и, крепко ухватившись за рукоять, ждал приближения чудовищ.
Камилл произнес какое-то заклинание и швырнул огненный шар в мурлога. Шар взорвался на груди монстра, осыпав его раскаленными искрами. Но мурлог лишь покачнулся на ходу, неумолимо двигаясь вперед, Он уже занес ужасную лапу, намереваясь сокрушить короля и… неожиданно замер, будто натолкнувшись на невидимую преграду. Судорожная дрожь пробежала по телам мурлогов, они съежились, сморщились и рассыпались черной пылью. Налетевший ветерок подхватил ее и швырнул за стену.
Элдуин неуверенно оглянулся на Камилла.
— В чем дело, куда подевались эти твари?
Старый маг стоял у бойницы, держась одной рукой за сердце, а другой устало опирался на стену. Его измученное страданиями лицо просветлело, и тень слабой улыбки промелькнула на запекшихся губах.
— Это Ларри, — прошептал Камилл. — Он вернулся!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *