Ночной гость. Глава 11 — Лина

Джерни и Фрида бежали впереди отряда. Они ловко проскальзывали под широкими листьями в форме глубоких чаш, в которых накопилась дождевая вода. Следом за ними ехал Гулл. Покачиваясь в седле, он с любопытством разглядывал диковинные растения пышных джунглей.
Ларри не смотрел по сторонам. После того, как друзья простились с Ридлером и моряками, он почти не улыбался и все время о чем-то думал. Тяжелые мысли угнетали его: близился миг встречи с Гирканом.
Лина ехала рядом. Лошадь, на которой сидела девушка, двигалась плавно и осторожно, повинуясь малейшему велению юной феи, даже не притрагивающейся к поводьям. С каждым днем Лина чувствовала, что все больше и больше думает о Ларри. Юноша был смелым и в то же время не по годам рассудительным. Проявляя твердость и решительность, он оставался чутким и внимательным к девушке. Это было ей приятно. Необычное чувство, проснувшееся в сердце юной феи, было странным и волновало ее. Короче говоря, Лина влюбилась в Ларри и теперь даже не могла себе представить, как она раньше жила, не зная о нем. Она чувствовала, что Ларри тоже любит ее, но не решается об этом сказать.
— Лина! — окликнул девушку Фимбо. — О чем ты задумалась?
— Ах, дедушка, сможем ли мы одолеть Гиркана? Удастся ли спасти родителей? Этот злобный колдун очень силен. Он проникает своими черными помыслами в наш мир, пытаясь погубить Ларри. Я каждую ночь ощущаю его присутствие. Пока что мне удается противостоять Гиркану и закрывать сознание Ларри защитной сферой. Я чувствую в этом помощь родной земли. Но что будет, когда мы попадем в Санфлауэр?
Девушка задумчиво склонила голову. Фимбо открыл, было, рот, собираясь что-то сказать, но в этот момент позади громко затрещали ветки. Все резко обернулись, схватившись за оружие.
Это был всего лишь безобидный пятнистый зверек, похожий на пушистого медвежонка. По всей видимости, он притаился на дереве, ожидая, когда отряд проследует мимо его убежища. Но ветка обломилась, и зверек шлепнулся на землю. Он испуганно вытаращился на людей, а затем, неуклюже перепрыгивая через корни и лианы, бросился наутек, поскуливая от страха.
Джерни грозно рыкнул вслед зверьку. Но Лина остановила его.
К вечеру утомленные путники остановились на привал. За день все так вымотались, что еле двигались. Даже Гулл, которому, казалось, все было нипочем, валился с ног от усталости. Перекусив на скорую руку, друзья устроились на ночлег, не разводя огня.
Вскоре лагерь погрузился в сон. Фрида и Джерни расположились по краям от людей. Они дремали, но их уши чутко ловили едва различимые шорохи ночного леса. Лошади, привязанные к дереву, стояли, понурив головы. Не спала лишь Лина. Она сидела подле Ларри, держа в своих руках его ладонь.
Внезапно одна из лошадей тревожно всхрапнула.
Недовольно заворчала Фрида.
Девушка почувствовала, как на нее наваливается мрачная тяжесть, пригибая к земле и туманя сознание. Она увидела, что камень в перстне Ларри ожил, запульсировал, наливаясь темным пламенем. Лина вздрогнула и сосредоточилась. Она ждала.
И вот откуда-то издалека накатилась безмолвная черная волна. Гнетущая злая сила попыталась затопить сознание юной феи, но она устояла, закрыв отряд защитной сферой. Тогда в кромешной тьме бездонной пустыни возникли два громадных змеиных глаза, в которых бушевало багровое пламя. Они безжалостно уставились на хрупкую девушку, стремясь сломить ее. Угроза прозвучала в шипящем голосе:
— Покорись! Признай мою власть!
Лина задрожала от напряжения. Ее лоб покрылся холодной испариной. Черты лица заострились. Она дышала прерывисто, с трудом удерживая свое сознание.
— Покорись! Тебе не выстоять против меня!
— Нет, — мысленно ответила Лина. — Ты не властен на этой земле!
— Что можешь знать ты, слабое создание, о моей власти?! Я сотру тебя в пыль, а душу твою буду вечно жечь адским пламенем!!! Смирись, и тогда я, быть может, смилуюсь и одарю тебя легкой смертью!
Лина почувствовала, как душа ее наполняется гневом. От земли поднялись волны могучей жизненной силы. Юная фея расправила плечи и направила эту силу прямо в чудовищные глаза. Сияющая волна ринулась вперед, высветив на мгновение жуткую физиономию. Ослепительная вспышка затопила сознание. Раздался ужасный вопль, от которого, казалось, содрогнулись небеса. Тотчас напряжение спало. Лина почувствовала, что Гиркан исчез, и обессилено склонила голову.
Тихо было в лагере. Все спали, даже не подозревая, какую тяжелую битву выиграла Лина, защищая своих друзей от незримого вторжения в их сознание черного колдуна. Девушка наклонилась и поцеловала спящего Ларри. Черты его усталого лица смягчились, тень слабой улыбки промелькнула на устах. Еле слышно что-то пробормотав, юноша повернулся на бок и, по-детски подсунув сложенные ладони под щеку, вдруг нежно прошептал:
— Лина…
* * *
Гиркан был в бешенстве. В его уродливой голове пульсировала жгучая боль. Полуослепший, задыхаясь от ярости, переполняющей его, колдун беспощадно крушил кулаками черные колонны тронного зала. Под его ударами содрогались стены дворца, и даже бесчувственные мурлоги боязливо отступали в темные ниши. Багровые молнии метались по залу, взвихряя тьму.
Колдун развернулся и стремительно направился в библиотеку, где хранились древние фолианты по черной магии, а также рукописи жрецов по оккультным наукам, похищенные из храма Нгала. Нигде в мире не было собрано такого множества тайных и мрачных знаний, дающих беспредельную власть над миром, как в его библиотеке.
Усевшись за стол, Гиркан открыл книгу разрушительных заклинаний. Неожиданно он ощутил чье-то присутствие. Колдун медленно поднял голову и оторопел. Прямо перед ним в пространстве застыла призрачная голова гигантского змея, который с холодным любопытством смотрел на Гиркана. Колдун отшатнулся, пытаясь закрыться руками. Видение дрогнуло и растаяло. Дрожащими руками Гиркан снова потянулся к рукописи, но так и застыл на месте, пораженный жутким зрелищем. Магические символы и знаки, прежде доступные и подчиняющиеся его желаниям, внезапно ожили, превращаясь в черных шипящих змей. Они сплелись в шевелящийся клубок, в котором угадывались смутные очертания головы Беспощадного Змея — Нгала. В ужасе Гиркан захлопнул книгу и выбежал из библиотеки.
Впервые за долгие годы своей жизни Гиркан затрепетал от страха. Видение беспощадного божества Времени поколебало его незыблемую веру в собственное всесилие. Что-то произошло. Что-то, находящееся за пределами понимания Гиркана, всколыхнуло равновесие мироздания.
— Неужели эта ничтожная девчонка сумела пробудить древние силы природы? — прошипел колдун.
Гиркан принял решение. Во главе отряда мурлогов он отправился к тому самому месту у белых камней, где должен был появиться Ларри со своими друзьями.
* * *
Ларри открыл глаза и, приподнявшись на локтях, огляделся. Гулл и Фимбо еще спали, завернувшись в теплые накидки. Лины поблизости не было. Джерни с Фридой тоже куда-то исчезли.
Юноша вскочил на ноги и отправился на поиски Лины. Навыки следопыта помогли ему быстро найти след, по которому он вышел к неглубокому оврагу. На его краю, облокотившись на толстую лиану, стояла Лина, сплетая из цветов венок.
За оврагом на поляне резвились Фрида и Джерни: прыгая друг через друга, поднимались на задние лапы, обнимаясь передними, падали в траву и катались по ней, мурлыкая и смешно размахивая в воздухе лапами.
Ларри приблизился к Лине и уже хотел, было, окликнуть Джерни и Фриду, но девушка, быстро подняв руку, прикрыла его губы своими пальцами.
— Не шуми… — умоляюще прошептала она.
Ларри удивленно взглянул на Лину и тут же забыл обо всем на свете. Глаза девушки лучились такой нежностью и любовью, что юноша, повинуясь неизъяснимому чувству, обнял ее и привлек к себе.
— Лина… я уже давно хотел сказать… — Ларри запнулся.
— Не нужно ничего говорить, — тихо откликнулась девушка. — Я и так все чувствую, но… сейчас не время.
Девушка подняла голову и с нежной грустью посмотрела в глаза Ларри. Неожиданно она робко поцеловала его и, взяв за руку, повела обратно в лагерь.
Легкая дымка утреннего тумана, тая под лучами солнышка, неохотно уползала под сень прохладного леса. Пряный запах росистых трав и распускающихся цветов пьянил, кружил голову.
Гулл уже проснулся и расправлял могучие плечи. Кряхтя и позевывая, поднялся Фимбо.
Внезапно затрещали ветки густого кустарника, и со всех сторон выскочили вооруженные до зубов разбойники. Они набросились на маленький отряд, как стая голодных волков, предвкушая легкую добычу.
Первым опомнился Гулл. Размахивая секирой, он ринулся навстречу врагам, сокрушая их могучими ударами. Ларри отбивался от разбойников, прикрывая собой Лину. Не успев воспользоваться луком и стрелами, Фимбо схватился врукопашную со здоровенным бандитом, но тут же был сбит с ног двумя другими, подоспевшими на помощь своему предводителю. Над головой Фимбо угрожающе сверкнула кривая сабля и со свистом опустилась на… секиру Гулла, который вовремя пришел на выручку.
Ларри, Гулл и Фимбо стали спиной к спине, защищая Лину своими телами. Фимбо подхватил с земли кривую саблю и выставил ее перед собой.
Бандиты дружно заревели, бросаясь в атаку. Им ответил грозный рык, донесшийся из лесу. В следующий момент среди разбойников появились два могучих зверя. Расшвыривая бандитов во все стороны, Фрида пробралась к Ларри. Поднявшись на задние лапы, она растопырила передние, выпустила когти и угрожающе зарычала на разбойников.
Бандиты дрогнули. Бросая оружие, они в панике бежали. Вскоре крики злодеев заглохли где-то в глубине леса.
Друзья тревожно переглянулись. Все были целы, не считая нескольких царапин и ушибов. По щеке Гулла сочилась кровь, но он решительно отказался от помощи Лины, сказав:
— Это пустяк — все равно, что комариный укус.
Вытерев кровь ладонью, он принялся собирать военные трофеи. Гулл сгреб в кучу оружие, брошенное разбойниками. Присев возле него на корточки, он опытным взглядом воина окинул арсенал и выбрал несколько длинных кинжалов с узкими лезвиями из какого-то темного металла. Затем Гулл извлек из груды клинков сверкающий меч с рукоятью, защищенной полукруглой гардой. Он проверил балансировку меча, покрутив его над головой, и несколько раз взмахнул им, со свистом рассекая воздух. После этого бывший пират пристегнул один кинжал к своему поясу, второй отдал Ларри, а меч и третий кинжал протянул Фимбо.
— Держи. Это тебе еще пригодится, — сказал Гулл. — В следующий раз я могу не успеть на помощь, а стрелы годятся только для дальнего боя.
Старик левой рукой принял оружие, а правую протянул Гулу:
— Ты спас меня в океане, а затем продал в рабство… Но теперь ты снова спас мне жизнь, рискуя своей. Отныне я твой должник и не держу на тебя зла!
Гулл пожал протянутую руку и широко улыбнулся. В суровых чертах его лица неожиданно проступила доброта.
«А ведь он чем-то неуловимо похож на Ридлера…» — удивленно подумала Лина.
В это время внимание друзей привлек шум приближающихся голосов. Они приготовили оружие, ожидая нападения. Но из-за кустов показалась группа безоружных людей. Руки их были связаны. Длинная веревка соединяла мужчин и женщин в одну длинную рабскую цепь. На бледных изможденных лицах застыло отчаяние.
Фимбо и Гулл одновременно вздрогнули, словно морозный воздух пробежал по их спинам. Обоим это зрелище было слишком знакомо.
Связанные люди с тревожным испугом смотрели на победителей и вдруг все как один опустились на колени. Женщина, находившаяся первой в рабской цепи, умоляюще протянула руки к Гуллу, очевидно, приняв его за предводителя отряда.
— О, великие воины — повелители могучих зверей! — промолвила она. — Смилуйтесь над нами! Пощадите!
Гулл, Ларри и Фимбо растерянно переглянулись. Первой опомнилась Лина. Она подбежала к пленникам и принялась перерезать опутывающие их веревки своим кинжалом.
Ларри шагнул к незнакомцам.
— Встаньте, — произнес он. — Кто вы такие?
С трудом поднявшись на ноги, женщина зарыдала и, размазывая слезы по грязному лицу, начала сбивчиво рассказывать о том, что неподалеку отсюда расположено селение лесных людей (так они сами себя называли). Сегодня ночью на их поселок внезапно напали какие-то злые люди, которые сожгли дома и убили многих людей, а оставшихся в живых связали и куда-то погнали.
— Ясно, — подытожил Ларри. — Эти разбойники хотели и нас захватить в рабство.
— Ничего, мы им зубы-то пообломали, — усмехнулся Гулл.
— Что же нам делать с лесными людьми? — спросил Фимбо.
— Проведем их до поселка, тем более, что это нам по пути, — решил Ларри. — А дальше отправимся своей дорогой.
Гулл раздал бывшим пленникам оружие разбойников и, глядя на их изумленные лица, произнес:
— Для того, чтобы в следующий раз не стать жертвами работорговцев, вам придется научиться обращаться со всеми этими штуковинами!
— Но зачем это нам? — удивилась женщина.- Мы же мирные люди и не хотим ни с кем воевать.
— Это оружие пригодится вам для защиты! А если вы не научитесь защищать себя, то в следующий раз, может быть, некому будет вас спасти…
Не теряя больше времени на разговоры, отряд двинулся вперед. Лесные люди, немного повеселев, шли первыми, указывая путь.
Вскоре лес расступился, и глазам путников открылась печальная картина. На большой поляне чернело пепелище. Еще дымились кое-где бревна строений. Уцелел всего лишь один закопченный дом. Возле него собралось человек двадцать лесных жителей.
Вновь прибывшие рассказали соплеменникам о том, как их освободили от рабства и разгромили разбойников.
— От имени моего племени благодарю вас, — произнес коренастый темноволосый мужчина. — Чем можем мы отплатить вам, могучие чужестранцы?
— Нам здесь ничего не нужно, — ответила Лина. — Наш путь лежит дальше. Но скажи мне, почему грустны твои глаза и печален голос? Ведь твои соплеменники вернулись домой…
Человек горестно вздохнул.
— Да, мои соплеменники вернулись, но не все. Многие погибли от рук разбойников. А сейчас в этом доме умирает от ран Та, Которая Видит Странное. Мы всегда слушали ее. Кто же отныне, в трудную минуту, подскажет нам и поможет мудрым советом?..
Услышав это, Лина спрыгнула с лошади и, не говоря ни слова, направилась внутрь дома. Ларри хотел, было, последовать за ней, но что-то удержало его, и он остался на поляне в окружении лесных людей.
Внутри дома царил полумрак. У противоположной от двери стены находилась широкая деревянная кровать, покрытая плотной серой тканью. На ней неподвижно лежала худощавая женщина средних лет. Она не была похожа на остальных жителей лесного поселка. Очень смуглая кожа, огненно-рыжие волосы и прямой с горбинкой нос говорили о том, что она пришелица из чужедальних стран.
Лина приблизилась и, присев на край кровати, опустила ладонь на горячий лоб умирающей.
Та, Которая Видит Странное, бредила, бормоча сквозь стиснутые зубы что-то неразборчивое. Ее глаза под закрытыми веками судорожно дергались, словно следя за быстро меняющимися картинами. Тело женщины было покрыто глубокими ранами. Казалось, мучительная боль переполняла его до краев. Было ясно, что уже ничто не сможет удержать жизнь в этом истерзанном теле.
«Я должна спасти эту женщину… — подумала Лина. — Пусть даже мне придется отдать для этого последние силы!»
Девушка положила обе ладони на голову умирающей, закрыла глаза и, сосредоточившись, прошептала:
— Мать-Земля, помоги, дай мне силы!
Прозрачное сияние окутало юную фею, наполняя ее целительной силой. Сияние перешло на женщину, и вскоре она перестала стонать и бормотать. Ее дыхание стало ровнее, а страшные раны начали затягиваться. Лина не обращала внимания на бег времени, следя лишь за тем, как жизнь возвращается в измученное тело. Наконец раны закрылись, на их месте теперь виднелись розоватые рубцы.
Женщина открыла глаза, села в постели и, внимательно посмотрев на Лину, произнесла неожиданно низким гортанным голосом:
— Я знаю тебя. Ты явилась из моего сна.
Женщина оглядела себя и утвердительно кивнула головой.
— Да, это ты — могучая фея, которой подчиняются силы природы. Ты вернула мне жизнь!
— Я помогла тебе, но я не такая могущественная, как ты думаешь, — попыталась возразить Лина.
— Нет, я знаю! Я видела тебя! — настойчиво повторила женщина.
— Где? — удивилась девушка.
— Во сне, — ответила Та, Которая Видит Странное. — Ты стояла рядом с каким-то юношей, стариком и двумя большими черными кошками. Вокруг толпились жуткие чудовища, и тут по твоему велению вздыбилась земля. Огромные корни деревьев, обвивались вокруг чудовищ, уничтожая их. Да, это была именно ты! Я хорошо запомнила твое лицо!
— Но ведь это всего лишь сон…
— Мои сны — вещие! Все, что я в них вижу, обязательно когда-нибудь исполняется. Моя мать и мать моей матери тоже видели вещие сны.
— Скажи мне, — заинтересовалась девушка. — Кто ты и откуда? Ты совсем не похожа на людей местного племени.
Женщина печально посмотрела прямо в глаза Лины и поведала ей свою историю:
— Моя родина давным-давно исчезла с лица земли. Океан поглотил ее. Остатки некогда могучего и древнего народа рассеяны нынче по всей земле. Хотя мы и живем дольше обычных людей, но постепенно нас становится все меньше и меньше. Очень редко мне удается встречать своих соплеменников. Пройдет еще какое-то время, и дети Анделиды исчезнут навсегда…
Женщина умолкла и, словно обессилев, откинулась на подушку, закрыв глаза. Лина накрыла ее покрывалом и осторожно спросила:
— А кто такая Анделида?
— Так называлась моя родина…
Лина наклонилась и увидела, что женщина спит. Тогда девушка осторожно поднялась и на цыпочках вышла из дома. Лесные жители встретили ее с тревожным волнением. Лина успокаивающе произнесла:
— Та, Которая Видит Странное, сейчас спит, но она выздоравливает. Позаботьтесь о ней…
Под благоговейный шепот толпы Лина спустилась по ступенькам крыльца, взобралась на лошадь и, взмахнув на прощание рукой, отправилась вместе с друзьями на север.
* * *
Давно уже тропические джунгли с их пышной зеленью остались далеко позади. Растительность менялась буквально на глазах. Теперь вокруг господствовал лиственный лес. Вскоре местность понизилась, а воздух стал влажным. Выехав на пригорок, путники остановились.
Внизу от края до края простиралось огромное болото, покрытое седым туманом. Кое-где из клубящейся ваты торчали корявые стволы мертвых деревьев.
— Вот тебе и на… — оторопел Гулл. — Приехали!
— Пойдем напрямик, — решил Ларри. — Не известно, как далеко болото раскинулось в стороны, а времени почти не осталось. Придется рискнуть!
Спустившись с пригорка, лошади, тревожно фыркая, неуверенно вошли в трясину. Над болотом стояла вязкая тишина. Не было слышно даже кваканья лягушек. Лишь изредка из тумана доносились звуки лопающихся пузырей, да утробно чавкала маслянистая болотная жижа под копытами лошадей. Фрида и Джерни двигались впереди, безошибочно угадывая своим звериным чутьем безопасный путь. Они перепрыгивали с кочки на кочку, дожидались остальных и снова прыгали дальше. Лошадям приходилось труднее. Они брели по брюхо в болоте, с трудом переставляя ноги.
Ехали молча. Все настолько устали от постоянного напряжения, что уже никто не хотел разговаривать.
В медленном тягучем продвижении по болоту, которому, казалось, нет конца, прошел весь день. Тусклый свет солнечного диска едва пробивался сквозь густой туман, насыщенный тяжелыми испарениями. День уже клонился к вечеру, когда путники ощутили на лицах легкое дуновение ветерка и принялись с надеждой вглядываться в туман.
Впереди появилась какая-то темная полоса. Дно под копытами лошадей становилось тверже, болото начало постепенно мелеть. Почувствовав себя увереннее, животные пошли быстрее. Наконец туман начал рассеиваться, и путники наконец-то выбрались на твердую почву.
Оглянувшись на болото, Гулл облегченно сказал:
— Как по мне, то уж лучше принять сражение, чем месить грязь в такой зловонной луже!
— Это точно, — поддержал его Фимбо. — Даже лягушки не живут в этом мертвом краю. Вот уж поистине место, где могло бы поселиться зло!
— Не говори об этом, — поднял руку в предостерегающем жесте Ларри.
Всматриваясь в группу деревьев, он внимательно прислушался. Из-за леса доносился какой-то равномерный шум.
— Река! — радостно воскликнула Лина. — Там, за деревьями, протекает река!
Пришпорив лошадей, путники поскакали через лес. Солнце уже опускалось за горизонт, и вечерние сумерки начали заползать под кроны высоких деревьев. Наконец лес расступился — и отряд на всем скаку выехал на берег реки.
— Это же Тенистая Роща, — обрадовался Ларри, указывая на противоположный берег, где виднелась памятная роща, у которой произошла схватка с Гирканом и его мурлогами.
На том месте, откуда отчалил спасительный плот, до сих пор еще лежало несколько срубленных стволов, но следы битвы уже давно смыли дожди.
Переправившись через реку, путники вымыли лошадей и привели себя в порядок. Даже Фрида и Джерни фыркали от удовольствия, плавая в реке. Наскоро подкрепившись, собрались в дальнейший путь.
— Подождите! — остановила друзей Лина.
Она достала драгоценную флягу с животворной водой, распечатала ее и, протянув Ларри, сказала:
— Мы все так устали, что глоток животворной воды не помешает.
— Но ведь нужно беречь эту воду, — засомневался Ларри.
— Ничего, — успокоила Лина. — Того, что останется, вполне хватит. Но если мы сейчас не восстановим силы, то можем просто не успеть к назначенному часу, и магический проход закроется.
Юноша принял флягу и бережно отпил один-единственный глоток. Теплая волна разошлась по телу, наполняя мышцы силой и снимая усталость. Голова прояснилась. Ларри почувствовал необыкновенную легкость и бодрость. Он вернул флягу Лине, которая, в свою очередь, сделав глоток, передала ее Фимбо, а затем Гуллу. После этого дали по глотку Фриде и Джерни, а также лошадям. Теперь весь отряд готов был снова продолжить путь.
Лина запечатала флягу и спрятала ее в сумку. Путники вскочили на лошадей, и уже в ночной тьме поскакали по широкой просеке через Тенистую Рощу, направляясь в сторону пустыни.
Вскоре перестук копыт затих вдали, а когда улеглась пыль, поднятая отрядом, из воды на берег деловито выбрались бобры. Они окружили бревна и принялись за работу.
* * *
Всю ночь скакал отряд через пустыню.
Ближе к рассвету в стороне показался Мертвый город. Помня рассказ Ридлера, Ларри, Лина и Фимбо даже не повернули головы в сторону полуразрушенных зданий. Один лишь Гулл с любопытством рассматривал пустые глазницы окон Мертвого города. Но внезапно, будто почувствовав что-то или поняв, зябко поежился и отвел глаза, словно испугавшись. Больше он ни разу не оглянулся до тех пор, пока проклятый город не скрылся за песчаными барханами, вершины которых заливал угрюмый свет бледной луны.
Рассвет застал путников в горном ущелье. Тут пришлось пробираться когда верхом на лошадях, а когда и пешком.
В полдень приблизились к насыпи у северного конца ущелья, над которым поднималась заснеженная вершина горы Поднебесной. Повеяло прохладным ветерком. Взобравшись на крутую насыпь, друзья начали спускаться к просеке.
Лес изменился. Когда беглецы покидали его, вокруг еще царила зима, и лес был окутан в снежную шубу. С тех пор прошло почти полтора месяца, и теперь здесь властвовала весна. Мягкая сочная трава покрыла землю бархатистым ковром. Повсюду бурно цвели кустарники и упоительно благоухали весенние цветы. Заливались звонкими трелями многочисленные пернатые певцы, радуясь теплу и ласковому солнышку.
Выбравшись на широкую дорогу, отряд помчался, не жалея сил. Все происходило в полном молчании. Лишь дробный перестук копыт разносился над пыльным трактом. Джерни и Фрида громадными прыжками следовали по бокам от всадников, стараясь не отставать.
Всего лишь один раз на их пути повстречалась группа каких-то крестьян. Они испуганно шарахнулись к обочине дороги, когда мимо них вихрем пронесся отряд из четырех вооруженных людей и двух могучих черных кошек. Наверное, долго еще потом судачили они о необыкновенной встрече, сидя в кругу любопытствующих односельчан за кружкой доброго вина.
Ночь уже накрыла землю темным плащом, а путники все продолжали скакать. Лошади начали спотыкаться от усталости. Наконец впереди показалась знакомая поляна. Замедлив ход, люди остановили коней у пепелища. Это было все, что осталось от уютного домика, сожженного Гирканом. Еле переставляя ноги, затекшие после долгой езды, Фимбо, Лина и Ларри подошли к обгоревшим бревнам и печально склонили головы. В глазах старика сверкнули скорбные слезы. Он отвернулся, вытирая их подрагивающей от волнения рукой.
Сколько прошло времени в скорбном молчании — никто не помнил, но вот Фимбо выпрямился и усталым голосом промолвил:
— Нужно расседлать лошадок и отпустить. Больше они нам не понадобятся…
— Почему? — спросил Гулл.
— Потому что дальше мы пойдем в такую чащу, что и сами едва пробьемся, а с лошадьми — ни за что.
— А что же с ними будет?
— Ничего. Лошадки умные, сами найдут дорогу к человеческому жилью. В это время года в лесу нет никаких хищников. Волки здесь только зимой лютуют, а нынче они ушли дальше на север. Так что бояться нечего…
Лошадей расседлали. Лина прошептала что-то каждой из них на ухо, и те, тихо заржав, устало побрели в сторону большой дороги.
Вскинув на плечи рюкзак, Фимбо решительно шагнул к лесу:
— Ну что ж, Ларри, указывай путь…
Фрида и Джерни с готовностью вскочили, нетерпеливо оглядываясь на юношу.
— Боюсь, что плохо запомнил дорогу, — нерешительно признался Ларри. — Тогда я был ранен, и у меня перед глазами все расплывалось… Помню только, что там находятся два высоких белых камня, загнутые верхними краями друг к другу. А еще там было большущее дерево, расщепленное пополам…
— Не волнуйся, — успокоил его старик. — То место мне хорошо знакомо. Я проведу вас к белым камням прямой дорогой…
Бросив последний прощальный взгляд на обгоревшие бревна, Фимбо низко поклонился и промолвил:
— Прости меня за то, что не уберег тебя…
Легкий порыв ветерка поднял с пепелища золу, взвихрил ее и унес куда-то в темноту. Едва слышный вздох прошелестел над землей и замер, словно душа дома простилась со стариком.
Раздвинув ветви кустарника, друзья вошли в чащу темного леса. Под ногами зашуршала трава, раздалось раздраженное ворчание и пыхтение. Какой-то колючий зверек торопился быстрее удрать с дороги людей. Фрида с любопытством протянула лапу и легонько притронулась к нему, но тотчас отскочила назад, обиженно мяукнув и тряся лапой. Она укололась об острые иглы ежа. Колючий недотрога сердито засопел, чихнул, свернулся в клубок и покатился в овраг, подальше от назойливых пришельцев.
Фимбо шел впереди, уверенно выбирая направление по одному ему известным признакам. Глядя на тесное переплетение густых зеленых ветвей, Ларри сообразил, что сам вряд ли нашел бы путь к белым камням. Ведь в ту студеную зимнюю ночь, когда он постучался в дом Фимбо, Ларри был в полуобморочном состоянии и ничего не помнил. Как мог он тогда пробраться сквозь эти дебри, да еще и во время такой метели, когда вообще ничего не было видно?!
В лесу начало светлеть. Настал короткий миг между уходящей ночью и еще не наступившим утром, когда все вокруг замирает. Только слышен был треск веток и шорох травы под ногами отряда, упорно пробивающегося сквозь густые колючие заросли.
— Неужели мы опоздаем?! — отчаянно вскрикнул Ларри.
Тогда Гулл вышел вперед и, ухватив покрепче рукоять секиры обеими руками, обратился к Фимбо:
— Указывай направление!
Гулл двинулся напролом, рассекая непроходимые заросли.
Когда на небе заалела рассветная полоса, отряд вырвался из зеленого плена и очутился перед двумя большими белыми камнями в форме изогнутых клыков.
— Успели! — обрадовался Ларри.
По клинку Небесного меча пробежали голубоватые сполохи — предвестники приближения могучих сил, соединяющих на короткое время миры, затерянные в необъятных просторах Вселенной. Белые камни начали наливаться светлым сиянием. Вокруг них появилась призрачная корона. Джерни занервничал, вскочил и принялся ходить взад-вперед, затем неожиданно подошел к Фриде, лизнул ее и, повернувшись к Лине, посмотрел ей в глаза. Девушка присела перед ним, ласково погладила и серьезно произнесла:
— Джерни, я понимаю тебя. Но мы идем туда, быть может, на погибель. Подумай, прежде чем решить окончательно…
Но леопард упрямо мотнул головой, фыркнул и решительно уселся рядом с Фридой.
Сияние ширилось, охватывая белые камни. Одновременно с этим темный камень в перстне Ларри начал оживать. Он налился зловещим багровым пламенем, которое пульсировало в нем, словно пытаясь вырваться на свободу. Тревога нарастала. Воздух сгустился и стал плотным. Между белых камней появился проход в форме арки.
— Пора! — произнес Ларри.
Он первым шагнул в открывшийся проход.
— Ларри! Там засада! — крикнула Лина, ощутив злобную угрозу, хлынувшую навстречу.
— Я готов… — сквозь зубы ответил юноша.
Он вошел в сияющий ореол. Фрида и Джерни, ощетинившись и хрипло рыча, шли по бокам от него. За ними следовали Гулл и Фимбо. Их лица были суровы, а руки крепко сжимали оружие.
Последний раз оглянувшись на родные края, Лина бросилась за друзьями. Сияние охватило ее со всех сторон, и перед глазами завертелась звездная карусель…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *