Коробейник (фантастический рассказ)

Коробейник
Багровые отсветы зашедшего солнца последними углями дотлевали за высокими зубцами древних Бесславных гор. Мрачные тени вершин потянулись голодными пальцами от пустынных предгорий через каменистую равнину к одинокому огоньку, мерцающему среди больших валунов на обочине широкого тракта. Вокруг костра расположились пятеро путников, готовящихся к позднему ужину. Они мирно беседовали.
Чуть в стороне, поджав под себя длинные ноги, оканчивающиеся раздвоенными ступнями, отдыхали развьюченные бактрианы. Они методично перетирали мощными челюстями жвачку и лениво поворачивали из стороны в сторону большие головы, вглядываясь в накатывающийся сумрак. Изредка какое-нибудь из двугорбых животных выворачивало толстые губы, сплёвывало и фыркало. Тогда остальные чуть оживлялись и начинали перекликаться неприятными визгливыми голосами. Но это продолжалось недолго — врождённая лень брала своё, и бактрианы успокаивались.
— Любопытно, — пробормотал Чонгор. — Почему у этих гор такое необычное название?
Он был самым молодым среди караванщиков, и в это путешествие его взяли впервые. Дома юношу никто не ждал, да и никакого дома у него не было, поскольку он являлся сиротой.
— Древняя и печальная история, — начал старший караванщик Акош. — Давным-давно здесь обитали племена, названия которых история не сохранила. Мир и покой царил на этих землях. Никто ни с кем не враждовал, и всё было бы хорошо, да только нагрянула вдруг беда… из дальних далей пришла орда безжалостных захватчиков, чтобы поработить местные народы. Но гордые племена решили объединиться и дать отпор, либо погибнуть свободными. Лишь одно племя не пошло со всеми. Его жители трусливо сбежали в горы и спрятались в самом дальнем ущелье…
— А что же стало с остальными? — не утерпел юноша.
Караванщики Балаж, Бенце и Жомбор тоже с любопытством ждали продолжения. Хоть они и были старше Чонгора, но не знали в подробностях легенду.
Акош пошевелил палкой угли костра. Огненные мотыльки искр взвихрились и роем умчались в быстро темнеющее небо. Старший караванщик проводил их задумчивым взглядом и продолжил:
— Племена объединились и мужественно сражались с захватчиками, не щадя собственных жизней. Многие погибли, но враг был отброшен. И тут вспомнили о тех, кто спрятался в горах. За ними послали следопытов, чтобы разыскать и сказать, что можно возвращаться. Но оказалось, что все жители спрятавшегося племени были мертвы — их сгубила чёрная горная лихорадка…
Пока Акош вёл своё повествование, тьма окружила караванщиков со всех сторон. Закатный багрянец окончательно потух, и на ночном небосводе проклюнулись мерцающие звёзды. В наступившей тишине слышалось потрескивание обгорающих в костре толстых сучьев.
— Теперь-то мне понятно, почему у этих гор такое название, — печально произнёс Чонгор. — Бесславная гибель целого племени. Уж лучше было бы пасть на поле боя, чем вот так…
Крайний бактриан встревожено фыркнул. Одновременно с этим со стороны тракта донеслось похрустывание мелких камешков — кто-то приближался.
Караванщики насторожено потянулись к оружию, но в это время из темноты выступила одинокая фигура очень высокого путника. Когда он подошёл ближе, выяснилось, что росту он обыкновенного. Это большой короб на лямках, возвышавшийся над головой незнакомца, в темноте создавал впечатлении, что он огромного роста.
Остановившись в нескольких шагах перед костром, незнакомец сложил ладони в приветственном жесте и слегка поклонился, как того требовали правила первой встречи.
— Могу ли я просить у достойных караванщиков позволения погреться у огня? — спросил он.
Незнакомец был закутан в добротный чёрный плащ, из-под которого виднелась обычная дорожная одежда. Ему можно было дать не более сорока лет. На худощавом скуластом лице, обрамлённом коротко стриженой бородкой, выделялись живые чуть раскосые глаза. Незнакомец обвёл присутствующих цепким взглядом и, безошибочно определив старшего, замер в ожидании.
Акош для порядка выдержал небольшую паузу, а затем благосклонно предложил:
— Присаживайся, странник, и грейся на здоровье. Может быть, ты соблаговолишь разделить с нами скромный ужин?
Незнакомец приложил ладонь к груди и с благодарностью поклонился.
— Благодарю. С удовольствием…
Он приблизился к огню, лёгким движением распустил лямки и поставил свой огромный короб на землю. После этого опустился на маленький коврик, который неуловимым движением достал из складок плаща и расстелил на плоском камне. Протянув к огню худые жилистые пальцы, незнакомец зажмурился от удовольствия, впитывая тепло. На его обветренном жестковатом лице появилось выражение блаженства.
— Не назовёшь ли нам своё имя и куда держишь путь? — полюбопытствовал Акош.
Гость открыл глаза и приветливо улыбнулся.
— Зовут меня Коробейник, а иду я в порт Дунхейр.
— В таком случае нам по пути, ведь мы следуем туда же, — не удержался от восклицания Чонгор, но, поймав строгий взгляд старшего, смутился и виновато опустил голову.
— Благодарю за предложение, — снова поклонился пришелец. — Но я очень спешу, поэтому, скорее всего, отправлюсь в путь ещё до рассвета. Только немного отдохну и погреюсь у огня.
Пока караванщики раскладывали снедь по глиняным тарелкам, гость достал из своего короба узел и развязал его. Молодой Чонгор увидел шесть пышных одинаковых лепёшек и столько же небольших изящных глиняных кувшинчиков.
— Прошу принять мою скромную долю к этому великолепному ужину, — произнёс с улыбкой Коробейник, указывая на содержимое своего узла. — Эти лепёшки с тремя сортами ароматного сыра из провинции Хэлдар, а в кувшинчиках лёгкое бодрящее вино из Тариолага.
Караванщики изумлённо переглянулись. О таких богатых угощениях они только слышали, а попробовать удалось лишь Акошу, да и то всего один-единственный раз в жизни. Сыры и вино являлись весьма редкостными деликатесами и были доступны лишь очень богатым торговцам и знати. Словно прочитав их мысли, Коробейник пояснил:
— Это подарок одного богатого купца, которому я помог в дороге. В знак благодарности он угостил меня этими изысками. Боюсь, что долго они не продержатся и могут испортиться, поэтому надеюсь на вашу помощь…
Акош понимающе кивнул, и гость ему первому передал один из кувшинчиков. Затем раздал и остальным. Бережно принимая дорогой напиток, Чонгор подумал: «Странно, что у него оказалось ровно шесть кувшинчиков и столько же лепёшек — ровно по количеству людей, сидевших вокруг костра, включая и самого гостя…»
Отпив глоток тариолагского вина, Акош даже причмокнул от удовольствия и восхищённо провозгласил:
— Лучшего напитка я в своей жизни не пробовал…
Остальные дружно закивали, поддерживая старшего. Только Балаж, прищурившись, внимательно пригляделся к гостю и удивлённо воскликнул:
— Коробейник?! Я же слышал это необычное в наших краях имя, когда был ещё совсем мальчишкой. Мой дед рассказывал о загадочном бродячем торговце, который носит в большом коробе всякие чудесные диковины…
Коробейник мягко улыбнулся в ответ и принялся раздавать лепёшки.
— Но этого не может быть, — не унимался Балаж. — С тех пор, когда дед рассказывал мне о Коробейнике, прошло уже больше сорока лет, а ты выглядишь моложе…
Странник виновато развёл руками.
— Внешность часто бывает обманчивой. Что ж поделать, если я выгляжу гораздо моложе своих лет? К тому же в тех местах, откуда я родом, все долгожители.
— А где твоя родина? — не удержался от вопроса Чонгор.
— О, находится она очень далеко отсюда, — ответил гость. — За Предельным морем раскинулся Заснеженный край, а за ним в кольце Венценосных гор расположилась Долина Судеб — там моя родина…
— Говорят, что это всего лишь красивая сказка, — осторожно возразил молчавший до сих пор Жомбар. — Никто в тех краях никогда не бывал и собственными глазами не видел чудес Долины Судеб.
— А каких… каких чудес?
Чонгор даже подпрыгнул от нетерпения. Он был ещё слишком молод и не умел сдерживать эмоции. Акош неодобрительно кашлянул, привлекая его внимание, и покачал головой. Юноша смутился и виновато опустил голову, продолжая исподтишка наблюдать за гостем.
— Говорят, в той долине обитают то ли волшебники, то ли колдуны, способные управлять мирами, — осторожно поинтересовался Балаж. — Меня, конечно, это не касается, но всё же любопытно: так ли это?
Караванщики дружно повернули головы в сторону Коробейника, ожидая разъяснений.
— На самом деле, это не совсем так, — спокойно ответил гость. — Долина существует, но там нет ни колдунов, ни волшебников.
— А кто же там живёт?
— Хранители… да и то не живут они там, а лишь изредка бывают.
Старший караванщик задумчиво почесал седую бороду и пристально посмотрел в глаза гостю.
— Что-то я не пойму, — проворчал он. — Кто такие эти загадочные хранители? Чего они охраняют и где? И для чего им та долина, если в ней никто не живёт?
Коробейник загадочно усмехнулся.
— Боюсь, что на все вопросы не смогу ответить, так как и сам уже очень давно там не был. Но я знаю, что в долине учат новых хранителей.
— Зачем?
— Хранителей не хватает. Вы не поверите, но с каждым годом среди далёких звёзд появляется множество миров, которые заселяют люди, и они тоже нуждаются в защите…
— А как они туда попали, эти люди? — снова не удержался от вопроса Чонгор.
Его широко раскрытые глаза, казалось, сияли от восторга. Юноша смотрел только на Коробейника, уже не замечая сердитых взглядов Акоша и насмешливых улыбок остальных караванщиков. Он подался вперёд, ловя каждое слово ночного гостя.
— Пока что ты этого не поймёшь, просто знаний не хватит, — ответил гость.
Акош пренебрежительно отмахнулся.
— А, сказки всё это. Если б я хотел, то и сам смог бы напридумать три мешка небылиц…
Чонгор с обидой посмотрел на старшего караванщика, а затем с затаённой надеждой снова перевёл взгляд на Коробейника.
— А если бы я захотел научиться, меня бы взяли в ученики?
Путник окинул юношу оценивающим взглядом, ободряюще подмигнул и согласился:
— Что ж, у тебя доброе сердце и пытливый ум. Со временем ты мог бы стать настоящим хранителем, но…
— Но что?
— Готов ли ты принять ответственность за целый мир? Это тяжёлая ноша.
Чонгор на мгновение задумался, но всего лишь на мгновение, а затем решительно кивнул:
— Да. Ведь в мире столько много зла и несправедливости. Я хочу защищать людей от этого, чтобы все жили счастливо.
Коробейник слегка покачал головой.
— Хранители оберегают обитаемые миры от ужасных катастроф, природных стихий. Но разве можно уберечь человека от самого себя? Зло, порождённое в душах самих людей, не подконтрольно хранителям. С этим злом люди должны справиться сами. Когда-нибудь это произойдёт, потому что души людей — это частицы немеркнущего Божественного света, а этот свет вечен и он развеет тьму, когда все частицы объединятся во имя добра. А до той поры хранители должны беречь миры…
— Покажи мне дорогу в Долину Судеб, — неожиданно попросил Чонгор. — Я должен туда попасть и стать хранителем.
В глазах Коробейника на мгновение вспыхнула золотистая искорка. Жёсткие морщинки на лице разгладились, а усталые плечи распрямились, словно сбросив непомерный груз.
— Что ж, я отведу тебя, если ты действительно этого хочешь…
— Хочу, — не задумываясь, ответил юноша.
Караванщики встревожено переглянулись и зашептались. Акош сердито сдвинул брови и решительно хлопнул себя по коленям, привлекая внимание.
— Так не пойдёт, — раздражённо произнёс он. — Ты, Чонгор, забыл, что я взял тебя на работу прямо с улицы?! Найдёныш без семьи и дома, ты обязан мне этой работой, пищей и кровом… всё. На сегодня достаточно пустых разговоров, будоражащих неокрепшие умы молодёжи. Пора спать ложиться…
Юноша хотел было что-то возразить, но, поймав предостерегающий взгляд Коробейника, виновато опустил голову. А гость, обернувшись к старшему караванщику, примирительно пообещал:
— Прости, уважаемый, я не хотел послужить причиной разногласий. На рассвете я уйду и никого более не потревожу…
Акош развернул толстую подстилку и демонстративно улёгся на неё, что-то недовольно ворча под нос. Остальные караванщики молча последовали его примеру, искоса бросая на Коробейника настороженные взгляды.
Вскоре все затихли. В ночной тишине раздавалось мирное посапывание спящих, да изредка всхрапывали бактрианы. Один лишь Чонгор продолжал сидеть возле угасающего костра, с мольбой глядя на загадочного странника. Тот ободряюще усмехнулся и тихо произнёс:
— Всё будет хорошо, поверь. А теперь ложись и отдыхай, мне ещё нужно кое-что проверить…
С этими словами он подтянул поближе короб и, сняв крышку, достал изнутри несколько небольших совершенно чёрных шкатулок. Чонгор тихонько подсел ближе, с любопытством разглядывая их. Коробейник внимательно следил за ним краем глаза, стараясь не подать вида.
— А что в этих коробочках? — не удержался от вопроса юноша.
— Посмотри, только очень осторожно…
Чонгор бережно взял ближайшую шкатулку и приподнял крышку. Изнутри полилось мягкое серебристое сияние, высветившее изумлённое лицо Чонгора. Едва слышно он восхищённо прошептал:
— Это прекрасно… словно маленькие звёзды…
Внутри небольшой шкатулки каким-то непостижимым образом во мраке бесконечности роилось бесчисленное множество крохотных искорок. Некоторые из них были крупнее, но большинство поменьше. Иногда они становились такими маленькими, что сливались в искрящиеся туманные пятна. И всё это сонмище медленно, очень медленно вращалось, гипнотизируя и притягивая взгляд. Казалось, что шкатулка — это маленькое окошко в бескрайнее ночное небо.
Чонгор недоверчиво оглядел шкатулку со всех сторон и перевёл недоумённый взгляд на Коробейника.
— Это какое-то волшебство? — несмело спросил он. — Когда я смотрел внутрь, мне показалось, что звёзды начинают быстро приближаться, а вокруг них ещё есть много таких крохотных… шариков, что-ли… шкатулка — это окно туда?
Юноша указал пальцем в ночное небо.
— Так и есть, — спокойно подтвердил странник. — Ты подсознательно ухватил самую суть. Это говорит о том, что из тебя выйдет настоящий хранитель. Но предстоят годы учёбы. Ты готов?
Чонгор кивнул, посмотрел на спящих караванщиков и со вздохом признался:
— Акош и в самом деле подобрал меня на улице… если уйду от него сейчас, не отработав, меня будет совесть мучить…
Коробейник с мягкой улыбкой взъерошил жилистой ладонью волосы Чонгора и успокоил:
— Об этом не волнуйся. Он внакладе не останется, поверь мне.
Откуда-то из глубины складок своего плаща странник извлёк увесистый кожаный мешочек, затянутый шёлковым шнуром, и, пройдя на цыпочках к изголовью постели Акоша, положил мешочек рядом со спящим караванщиком. Затем вернулся на место, сложил шкатулки в короб и, надев лямки на плечи, выжидательно посмотрел на юношу.
Чонгор с готовностью вскочил, при этом под его ногой громко хрустнул обломок ветки. Ближний бактриан резко вздёрнул голову и уже открыл, было пасть, чтобы огласить ночь испуганным воплем, но Коробейник повёл рукой в его сторону, и животное успокоено заснуло.
Две фигуры — высокая с коробом за плечами и вторая ниже ростом шагнули в сторону тракта, и ночная темнота беззвучно поглотила их. Никто не видел, куда они направились, лишь чьи-то мудрые и добрые глаза, которые из-за дальних звёздных пределов внимательно вглядывались в спящий мир…

* * *
С первыми лучами рассветного солнца караванщики проснулись и принялись собираться в путь.
— Эй, а куда подевался Чонгор? — воскликнул Балаж. — Небось, увязался за этим пришлым чужаком. Он мне сразу не понравился.
Акош сокрушённо вздохнул:
— Да уж, заморочил нам всем голову своими россказнями, а глупый мальчишка поверил в сказки…
В этот момент его блуждающий по сторонам взгляд упал на кожаный мешочек возле постели. Быстро присев на корточки, Акош развязал шнурок, и взорам окруживших его караванщиков открылась самая настоящая сокровищница. Мешочек был доверху заполнен золотыми монетами.
— Ну и дела… — растерянно пробормотал Жомбор. — Это что, выкуп за бездомного мальчишку?
— А может, он на самом деле какой-нибудь принц, которого ищут? — предположил Балаж.
Но старший караванщик только отмахнулся. Он-то уж знал Чонгора с малолетства и был уверен, что никакой тот не принц, а самый обычный сирота из бедняцкой семьи, погибшей во время страшного мора много лет назад. Одного только не мог понять Акош: зачем такому богатому, судя по мешочку с золотом, бродяге понадобился мальчишка? Но он не стал долго ломать голову, а замотал щедрый выкуп поглубже в тюк и с благодушным видом объявил:
— Когда прибудем в Дунхейр, все получат двойное жалованье и три дня отдыха. А теперь помолимся богам, хранящим наш мир, и продолжим путь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *