Дроппи-Капелька — часть 2

В ПЛЕНУ
Как-то незаметно прекратился назойливый дождь. Вскоре тропинка нырнула в полумрак дремучего соснового бора и запетляла меж высоких стройных стволов. Сосны, словно колонны, подпирали плотный зеленый купол из переплетающихся ветвей. То там, то здесь мелькали пушистые рыжие белочки, заготавливающие на зиму шишки и грибы. Они замирали на мгновение, с любопытством и настороженностью разглядывая путников, а затем, успокоенные, вновь принимались за свои хлопоты.
Вдруг рыжий комочек шлепнулся на землю прямо перед девочкой.
Дроппи наклонилась к нему и взяла на руки. Комочек развернулся и оказался маленьким бельчонком. Он уставился на Дроппи и Ворчуна блестящими от любопытства глазенками и смешно пошевеливал носиком, принюхиваясь.
Девочка ласково погладила малыша.
— Вот так всегда! — возмутился Пеппер. — Оставляют детей без присмотра!
— Кто? — удивилась Дроппи.
— Известно кто — родители…
— Почему вы решили, что родители этого бельчонка оставили его без присмотра?
— Ну, как же… — Ворчун развел руками. — Где же они? Бедный малыш мог бы и расши… — Мохнатый человечек умолк на полуслове, уставившись на пушистую белку, которая сидела на земле у его ног.
Белка с беспокойством смотрела на бельчонка, умоляюще протянув к нему лапки.
— Иди к маме, малыш! — сказала Дроппи, опуская его на землю.
Бельчонок прыгнул к своей маме, взобрался ей на спину и крепко ухватился за нее. Бельчиха благодарно взглянула на девочку и подбежала к огромной сосне. Рыжей молнией мелькнул по стволу ее пушистый хвост и скрылся где-то высоко среди густых ветвей.
— Хорошо, когда есть родители… — вздохнула Дроппи.
Пеппер только носом шмыгнул, с жалостью посмотрев на погрустневшую девочку. Он подошел к ней и ласково погладил по руке. Внезапно, заметив браслет, Ворчун удивленно провел пальцем по надписи и спросил:
— Скажи-ка мне, Капелька: что это за браслет у тебя на руке, и что на нем написано?
— Я и сама не знаю. Сколько себя помню — он всегда у меня был. Мой хозяин часто рассматривал его, пытаясь прочесть надпись, но у него ничего не получалось.
— Удивительно, что он не отобрал у тебя браслет. Все трактирщики такие жадные!
— Дело в том, что браслет не снимается, — улыбнулась .Дроппи. — Он растет вместе со мной.
— Вот как?! — еще больше удивился Пеппер. — Странно… Ну да ладно, нам нужно идти, а не то мы до вечера не доберёмся к Высокой горе.
Дроппи согласно кивнула головой, и они пошли дальше.
Долго ли, коротко ли, но вот уже и горы показались. Древние вершины, покрытые снегом, подпирали облака, но одна из них уходила еще выше, в заоблачный край. Это была та самая гора, мимо которой пролетал Ворчун на своем воздушном шаре. Неподалеку от нее проходило заросшее кустарником ущелье. По его дну вилась узенькая тропинка, ведущая на другую сторону гор.
— Неужели ты хочешь сказать, что нам придется идти по этой тропке? — недовольно спросил Пеппер. — А вдруг здесь какой-нибудь страшный зверь прячется?
— В нашем лесу самый страшный зверь — это дикобраз! — рассмеялась девочка.
Она смело шагнула вперед. Пожав плечами, Ворчун зашлепал следом за ней.
Густой кустарник обступил тропинку со всех сторон, а иногда даже нависал над ней зелеными гребнями. Высокие обрывистые стены ущелья отбрасывали прохладную тень.
Дроппи беззаботно шагала по тропе, поглаживая на ходу пушистые ветки, усыпанные белоснежными цветами. Чоки проснулся и, вцепившись передними лапками в край кармана, с любопытством озирался. Пеппер молча топал за девочкой, исподлобья глядя по сторонам.
Внезапно раздался пронзительный свист. Весело щебечущие птички мгновенно умолкли, и в наступившей тишине раздался громкий треск ломающихся веток. Не успели друзья и глазом моргнуть, как их со всех сторон окружили вооруженные до зубов разбойники.
Схватив Дроппи и Ворчуна, они потащили их через кустарник и вскоре втолкнули в огромную темную пещеру, в дальнем конце которой пылал большой костер. Над ним на вертеле жарилась дичь. Вокруг костра сидели бородатые свирепого вида разбойники, среди которых выделялся детина громадного роста с золотой серьгой в ухе. Он восседал на большом плоском камне, как на троне. Это был главарь разбойничьей шайки.
— Ха — ха! — воскликнул он. — Вот и добыча пожаловала!
Разбойники грубо подтолкнули пленников к главарю и стали ждать его решения.
Дроппи и Ворчун испуганно озирались.
Главарь встал, не спеша приблизился к пленникам и, на- смешливо прищурившись, прорычал:
— Ну что, козявки, попались?! Живо выкладывайте свои денежки!
Девочка умоляюще сложила руки и робко пролепетала:
— Господин разбойник, у нас нет ни гроша. Отпустите нас, пожалуйста…
— Как бы не так! — взревел главарь. — Попались — так платите, и нечего притворяться бедняками! А что это у тебя в кармане? — он протянул руку и пошарил в кармане ее платьица.
Внезапно, закричав от боли, разбойник отпрыгнул в сторону, отчаянно размахивая рукой. На большом пальце, вцепившись в него зубками, болтался беленький хомячок. Главарь орал и дергал рукой до тех пор, пока не стряхнул зверька.
Шлепнувшись на пол пещеры, Чоки проворно юркнул в какую-то расщелину между камнями, вовремя увернувшись от громадного сапожища разъяренного разбойника.
— Ах, так! — злобно ощерился главарь, уперев в бока свои кулачища. — Вы еще и кусаетесь?! Ну, погодите! Тебя, девчонка, мы оставим у себя служанкой, а из этого мохнатого уродца шубу сделаем!
— Ты сам уродец! — огрызнулся Пеппер.
— Ого! — выпучил от удивления глаза разбойник. — Этот зверь еще разговаривает! Здорово, теперь у меня будет говорящая шуба.
Он громко захохотал, а затем приказал своим подручным связать пленников. Разбойники быстро исполнили приказание, положили опутанных веревками Дроппи и Ворчуна в угол пещеры, а сами расселись вокруг костра и принялись веселиться.
— Бедняжка Чоки… — прошептала девочка. — Он, наверное, больно ударился, когда упал на землю…
— Ничего ему не будет, — отозвался Пеппер. — Я сам видел, как он ловко улепётывал от этого бандита. А вот у нас дела плохи! Из меня, например, вообще будут шубу делать…
Мохнатый человечек сердито засопел, а потом раздраженно пробормотал:
— Не хочу быть шубой!
— Ворчун, миленький, мне так страшно! — всхлипнула Дроппи.
— Погоди, не плачь, Капелька… — попытался успокоить девочку Пеппер. — Может быть, что-нибудь придумаем. Давай послушаем, о чем говорят разбойники.
А разбойники в это время о чем-то спорили между собой. Прислушавшись, девочка и Ворчун поняли, что одни из них предлагают ограбить какую-то колдунью по имени Виспер, другие же — возражали. Спор разгорелся вовсю. Разбойники уже громко кричали друг на друга, размахивая кулаками.
— Говорю я вам: у этой старой карги Виспер полный дом всяких богатств, Если напасть неожиданно, то можно столько добычи хапнуть! — мечтательно вздохнул маленький разбойник с черной повязкой на левом глазу.
— Ну и дубина же ты, Одноглазый! — прорычал верзила, увешанный оружием с головы до пят. — Виспер — это такая колдунья, что вмиг всех нас в жаб превратит, если только узнает, что мы на её добро позарились! Будем тогда квакать в Цветущих болотах на весь Серый лес. Нет, ты как хочешь, а я к Виспер — ни ногой.
— Сам ты дубина! — огрызнулся Одноглазый. — Откуда же она узнает, если мы нападём неожиданно?
— Виспер всё знает! А если и не знает, то может узнать. На то она и колдунья! Говорят, она может, не выходя из дома, узнать всё про любого человека, и даже о том, что он думает. Может быть, как раз в этот момент Виспер слушает твои мысли… Не успеешь и глазом моргнуть, как превратишься в жабу!
Здоровяк громко загоготал, увидев, как испуганно побледнел Одноглазый, и суеверно плюнул через левое плечо.
Постепенно разбойники угомонились и начали укладываться спать. Вскоре все они оглушительно захрапели.
Костёр потух, и в проёме выхода из пещеры обозначилось ночное небо, усыпанное перемигивающимися звездочками. Серебристая лунная дорожка протянулась от выхода к ногам связанных пленников, словно указывая им путь к спасению.
Где-то рядом послышался тихий шорох, и Дроппи почувствовала на щеке чье-то дыхание. Повернув голову, она увидела маленькие глазки — бусинки. Шершавый розовый язычок нежно лизнул девочку в носик.
— Чоки! — радостно прошептала она. — Помоги нам, перегрызи веревки, пожалуйста…
Беленький хомячок поднялся на задние лапки. Его ушки встали торчком. Он внимательно прислушался, шевеля маленьким носиком, а затем быстро спустился вниз и, вцепившись в веревку, принялся ее грызть.
Не прошло и минуты, как Дроппи была свободна. Она осторожно поднялась и развязала Ворчуна.
Чоки забрался на свое излюбленное место — в карман старенького платьица, и друзья стали прокрадываться к выходу из пещеры.
Разбойники храпели так громко, что не слышали поскрипывания камешков под ногами беглецов.
Выбравшись из пещеры, Дроппи и Ворчун пустились наутек, да так, что только пятки засверкали. Остановились, чтобы перевести дыхание, лишь тогда, когда разбойничье ущелье осталось далеко позади.
Небо высветлилось. Наступил рассвет. Дроппи неуверенно осмотрелась вокруг. Когда друзья бежали в темноте, то не заметили, как потеряли тропинку, и теперь стояли посреди леса в окружении высоких деревьев с морщинистыми серыми стволами.
— Ну вот, опять неладно… — недовольно проворчал Пеппер. — Только от разбойников удрали, как в лесу заблудились! Все тут у вас неправильно, кругом одни неприятности и никакого веселья.
— Не волнуйся, Ворчун, — успокоила его девочка. — Дорогу мы обязательно найдем, только…
Дроппи умолкла, недоговорив. Откуда-то из-за деревьев донеслись какие-то странные звуки — потрескивание, сопение и бормотание.
— Что это там? — насторожился Пеппер.
— Сейчас узнаем.
Дроппи осторожно направилась в ту сторону, откуда раздавались загадочные звуки. Мохнатый человечек нерешительно потоптался на месте и последовал за ней.
Выглянув из-за ствола дерева, друзья увидели необычного старичка, который лежал на земле, придавленный обломившейся тяжелой веткой. Старичок был небольшого роста, примерно с Ворчуна. Его лицо было морщинистым, как кора старых деревьев, длинная седая борода запуталась в мелких веточках, а ноги — придавлены большой веткой. Старичок пыхтел, кряхтел, стараясь дотянуться до веточек и распутать бороду или освободить ноги, но безуспешно.
Дроппи кинулась, было, к нему, но Пеппер схватил ее за рукав и задержал.
— Ты куда, Капелька?
— Как — куда? — удивилась девочка. — Человечек в беду попал, нужно выручать!
— А вдруг это разбойник… — тревожно зашептал Пеппер. — Тебе-то что?! А из меня могут шубу сделать…
— Тогда ты здесь посиди, а я пойду сама, — сказала Дроппи.
— Ну, уж нет! Сам я тут сидеть не буду!
Ворчун и Дроппи подошли к старичку, который, увидев их, замер, удивленно моргая глазами.
— Сейчас, дедушка, мы вам поможем освободиться! — сказала девочка.
Она ловко распутала старику бороду. Вдвоем с Ворчуном они приподняли ветку и оттащили ее в сторону. Покряхтывая, старичок поднялся с земли.
— Э-хе-хе… — вздохнул он. — Угораздило же меня… Спасибо вам за помощь, добрые люди!
— Не стоит благодарностей, — вежливо ответила Дроппи. — Не подскажете ли нам, как выбраться из леса на дорогу?
— Отчего ж не подсказать, только сперва давайте познакомимся. Я лесовик, а зовут меня — Торшон.
— Мое имя — Дроппи, — представилась девочка. — А это Пеппер-Ворчун.
Мохнатый человечек церемонно поклонился.
— Как же вы попали в Серый лес? — удивился Торшон. — Дорога проходит далеко отсюда, а в самом лесу люди не живут. Тут только я да болотник Питчер, а больше никого и нет. Разве что еще колдунья Виспер, но она живет за Цветущими болотами, а я там никогда не бываю.
— А вы знаете к ней дорогу? — спросила Дроппи.
— Я знаю дорогу к болотам. А зачем тебе колдунья?
Девочка рассказала Торшону свою историю и то, что она услышала от разбойников о колдунье.
— Я попросила бы Виспер узнать, где мне искать своих родителей. Может быть, она поможет мне, — закончила свой рассказ Дроппи.
Лесовик, сосредоточенно почесав макушку, сказал:
— Не мое это дело, конечно, но я бы с Виспер не связывался. Колдунья — она и есть колдунья, добра от неё не жди! Хотя, с другой стороны, если не она, то тебе вряд ли, кто-нибудь сможет помочь… Ладно, — вздохнул он. — Проведу вас к ней.
— Эй, погодите! — взъерошился Ворчун. — Мы так не договаривались! Мы же решили идти в Смайлтаун, зачем же нам колдунья?
— Миленький Ворчун, — улыбнулась Дроппи. — У меня появилась надежда отыскать родителей, как же я могу упустить такую возможность?
— А как же я? — обиделся мохнатый человечек.
— Ты очень хороший, — успокоила его девочка. — Ты мой друг, но я должна найти родителей.
— Гм… ну… если я твой друг, тогда я тоже пойду с тобой! — решительно заявил Ворчун.
— А как же твой дом, веселый город Смайлтаун?
— Ничего, — махнул рукой Ворчун. — Мы еще попадем туда вместе, только немножко попозже. Не могу же я отпустить тебя одну к Виспер!
Дроппи обрадовано обняла мохнатого человечка и звонко чмокнула его прямо в нос. Пеппер вырвался из ее объятий. Взъерошенный, он отпрыгнул в сторону, ворча:
— Вот еще! Телячьи нежности. И нечего меня тискать! Что я тебе — игрушка?! Всю шерсть измяла… А тут еще топать и топать не известно куда… Вот не везет… Ну что ты смеешься?!
Ворчун сердито посмотрел на девочку, которая хохотала до слез, глядя на него.
Лесовик тоже с добродушной улыбкой наблюдал за Пеппером.
— Извини меня, — сказала Дроппи, утирая слезы. — Ты такой потешный, когда сердишься.
— Может быть, ты думаешь, что я клоун? — подозрительно прищурился Ворчун.
— Нет, нет! Что ты, я так не думаю!
— Вот и хорошо.
Ворчун сразу успокоился и неожиданно улыбнулся.
— Ну что ж, раз уж мы все решили, то нечего и задерживаться. Идем к Виспер! — заявил он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *