Тяжёлое

Я уже не помню, был подъезд
Светлым и ругались ли собаки,
Совершая мартовский инцест.
Я вгрызался в мягкий бублик с маком.

Помню тёти Валины шаги,
Молоко в стакане, с жирной пенкой.
Крик отца. И матери:»Беги!»
И бежал от ругани за стенкой.

Помню участкового в очках,
«Скорую» и мокрые носилки.
Капли крови в маминых зрачках.
И бутылки. Разные бутылки.

Тётя Валя плакала навзрыд.
Я держал её за тёплый палец.
И — в пять лет, впервые в жизни — сыт.
И — «малыш», не «маленький поганец»…

Не осталось маминых вещей,
Нет моих дошкольных фотографий.
Тяжело не помнить вообще
Переломы детских биографий.

А. Ю. 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *