Вор традиций или возвращение Вифлеемской звезды

Часть первая
Ну и чего мы здесь сидим?

Первое Условие 4-ого Правила гласит: «Каждый, уважающий Правила и Традиции Зла чумазик, обязан украсть в Рождественскую ночь хоть что-то у людей» (Учебник для чертят младшего школьного возраста «Пакости в радость», 13 страница). Ниже приводятся еще самые замечательные примеры, как символы для подражания и стремления в достижении подрастающими чертятами подобных творческих высот. Например, выпускник Академии Дрянных дел украл с неба серебристый тонкий месяц, погрузив в непроглядную тьму на несколько часов небольшое украинское село, помешав тем самым людям искренне славить щедрый праздник обновления. Еще один студент вышеуказанной Академии, не менее вредный на пакости и нехорошие дела, хвостатый утащил ледяное дыхание у самого сердитого северного ветра, превратив морозную праздничную ночь в унылую слякоть, испортив тем самым людям рождественское настроение. И так далее, и так далее, и так далее.
«Но довольно уже жить этими прошлыми, покрытыми густой временной пылью, примерами. Необходимо совершить такую громкую пакость или вредность, чтобы после которой, минуя младшие и средние классы начальной школы, сразу попасть в список выпускников величайшего учебного заведения» — так размышлял Блестящее Копытце, шустрый чертенок, спеша через осязаемую на ощупь холодную морозную темень в сторону горящих радужных огней,
разбросанного по лощине шахтерского небольшого поселка. Тьма осторожно
прихватывала его за кривые ножки и длинный рыжеватый, как у теленка хвостик, тем самым приглашая чумазика вместе побегать и попроказничать, покуролесить. Но маленький сорванец не обращал на нее никакого внимания, спеша по своим неотложным делам, и та, насупившись, черным клубком отползла к темнеющей опушке леса, где и притаилась в тени огромных деревьев. А как хотелось доказать рогатику всему своему многочисленному семейству и особенно классному руководителю, древнему седому Черту, что Блестящее Копытце скоро станет настоящей сенсацией уходящего тысячелетия. Ведь неспроста экзамен на вредность ему выпал именно в ночь на Рождество и это давало маленькой вредине все возможности думать о себе, как об избранным временем Великим Пакостником.
Делов-то, прийти и стащить с наряженной елки, стоящей в центре небольшой площади поселка, яркую звезду. На самой верхушке можно еще конечно и все шарики переколотить и подарки в снегу извалять. Можно еще много чего плохого сотворить, но это уже, как карта трефовая ляжет, а хотелось чего-то такого необычного и нехорошего, чтобы месяц, а лучше конечно целый год.
Слухи самые разнообразные про его поступки по земле ходили. В таком предвкушении и возбужденном от безнаказанности состоянии, цепляясь за комки снега и небольшие кочки на поле, и брел плохиш к своей заветной цели — стать еще хуже и на голову вреднее, чем был уже на самом деле. И какое же было у него немое удивление, когда под празднично наряженной елкой Блестящее Копытце увидел сидящим своего самого заклятого врага и соперника — милого ангелочка из Небесной школы Вежливых и Необыкновенно честных. Однако белоснежный недруг пребывал в такой глубокой печали, что чертенок даже опешил и позабыл сразу все дразнилки и обзывалки, а как же хотелось наговорить этому всегда чистому воображале всевозможных гадостей и дернуть несколько раз за его белоснежное маленькое крылышко. Но Копытце, сам себе удивляясь за свою робость, тихо шмыгнув простывшим пяточком и все его плохие мысли, словно голодная коровка языком слизала. «Ну, и чего мы здесь сидим? Может, летать совсем разучился или горючее кончилось?» — нарочито грубо спросил, склонившись над ангелочком чертенок.

Продолжение следует.

Сергей Качанов-Брандт, 31.12.2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *