Сизифов труд

На высохшей кочке, у самого края,
Касаясь когтём водяного потока,
Лежит черепаха куском, чуть живая,
И мысли её лишь о долгой дороге.
Несутся мгновенья, слагаясь в минуты,
И ночь заменяют рассвета просторы,
Она не торопится даже, как будто,
Шажок за шажком в ритме нескором.
Ей вряд ли украсить вершину собою
И это случится не в этом столетии,
Летят облака над студёной водою,
Как войны и кровь былых лихолетий.
Срывается часто к воде черепаха
И начинает подъем к звёздам снова,
Проклятьем Сизифа её жизни плаха —
Вперёд и вперёд! А упал — всё по новой!
Но в отраженьи солнечных бликов
Она, как последняя мира надежда,
Измазана грязью потомков великих,
Но остается собой, как и прежде

Сергей Брандт, 27.03.2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *