Рукопись Суевера

                       Или Подсказки Из Прошлых Жизней
Время неумолимо отсчитывает секунды, часы, дни, нервно похрустывая суставами эпох и тысячелетий. Меняется мир, погружаясь в темную бездну неверия и лжи, реальность смешивается с вымыслом и порождает страшнейшие иллюзии безнадежно больного мозга.
Память становится ненужным и ненадежным хранителем для миллионов зомбированных тел. Вспышка света в абсолютной темноте подобна атомному взрыву, после нее не видно ничего кроме белого пятна на месте сгоревшей планеты.
Боль и разочарование, неверие в то, что невозможно потрогать потной рукой, соизмерить с тем, что было когда-то знакомым, но безнадежно утерянным.
Слепой дух обиженной души мечется в потоках сетевого хаоса и бьется о стены  отчужденного и эгоистичного недоверия.
Человечество, как цивилизация, уже не приносит свежих идей, питаясь падалью развращенных мнений и прислушиваясь
к лживому песнопению  всевозможных учителей и наставников. И когда кажется, что нет рационального решения проблемы, когда руки невольно опускаются перебитыми плетями вниз, включается программа перезагрузки сознания, но не всем она принесет облегчение и вернет на путь истинный.
Дорога в один конец, кто пришел в тупик и заблудился в своем сознании, обязан лишь надеяться, что силы неподвластные даже коварному времени, пройдя через бледную плоть современности, не разорвут ее на части под давлением вновь открывшихся фактов и доказательств давно забытых мистерий.
Могучий пласт неуправляемой энергии, не нуждаясь в вере, по достоинству займет свое расчищенное место от праха и пепла.
Вздрогнет небо от неслыханного кощунства, но лениво промолчит, уступая право древним и истертым письменам напомнить последний раз о себе.
Читай, если знаешь кровавую глубину доисторических разных рун, если знаешь, чьей рукой и когда они написаны, и для какого временного уровня оставлены.
Рукопись, подобная на сморщенную тонкую кожу неизвестного млекопитающего, через мгновение превратится в пыль и стечет между пальцами с легким шуршанием, чем-то напоминая звук невесомых песчинок в песочных часах проснувшейся совести, но успеет задеть спрятанное глубоко под грязной и толстой коркой небольшое пятно родовой памяти и непонятные знаки внезапно сложатся в простой читаемый текст, в соответствии с числом эпохи, месяца, дня и минут на мониторе Бессмертного Диспетчера.
И имеющий глаза прочтет сердцем послание, которое он оставил в свинцовом футляре тысячи лет самому себе с предупреждением: не внимать мелодии хаоса и разрушения, с надеждой, что за короткий период времени получатель сего сохранит все же в себе крохотное зерно надежды и сможет узреть всю глубину поражения общества планетарным мутирующим вирусом суесловия и пустоты.
Когда догорит последняя холодная в своем бессилии синяя звезда, письмена все еще будут висеть в темноте блестящими длинными нитями и освещать путь доверчивым и больным душам не одно тысячелетие.
За безрассудство будет уплачена неимоверно тяжелая цена, но  оставшиеся и выжившие, смогут начать с чистого листа историю обновленного мира, старательно и легко избегая жирных пятен лжи,  надменных и глупых фантазий —  только свет правды и ничего более. Последний шанс последней разумной цивилизации в последней
Солнечной Системе.

В Год Разрушения и Последней Надежды Эпоха Пепельных Манускриптов
Уровень Плотности Сгустка Крови

Сергей Качанов-Брандт, 20.06.2015

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *