Прерванный род

Гепард, израненный в борьбе,
Залег в пещере, забываясь,
А по следам его, в полночной тьме,
Волной гиены пробирались.
При виде капелек крови,
Они теряли стаей разум.
Вой заглотив, неспешно шли,
Не показав себя ни разу.
Зажав клыками раны край,
Гепард лечил себя немножко.
И замер в страхе горный рай,
Мелькают тени осторожно.
Напасть лоб в лоб — отваги нет,
Вот, если только, не проснётся,
Они войдут легко, след в след,
И кровь на камнях запечётся.
Вздохнул гепард — зачем тянуть?
Миг откровенья очень близок.
И выбрал боя честный путь,
А не смердящей смерти вызов.
Сошлись и… с болью облака
На землю дальнюю взирали,
А свора — грязная река
Вершин владыку пожирала.
Но слышался уже не смех,
А ужас боли в завыванье,
Когда один, в борьбе за всех,
Гепард рвал стаю, славно умирая.
Морали нет! Но есть всегда предел,
Коварству подлому и сладкому обману.
Он жил и умер, как всегда хотел,
Душой своей к священному туману.

Сергей Брандт, 23.03.2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *