Шёл последний год войны

К 25-летию вывода советских войск из ДРА

Курсантам Витебского Учебного авиационного центра посвящается

3 января 1989, 06:18 (время местное), радиообмен. Провинция Газни.
— Гнездо, я — 263-ий, квадрат 20-й проверил, информация не подтвердилась. Караван, следующий в направлении Газни, не наблюдаю. Разрешите возвращение на базу. Приём.
— На связи, 263-му возвращение на базу разрешаю. Приём.
— Гнездо, вас понял. Возвращаюсь. КС.
3 января 1989, 06:27 (время местное), внутренняя связь. Борт №7, Ми-8
— Серый, а не срезать ли нам малек дороги? Давай через ту горку, там вроде бы чисто.
— Не вопрос, штурман. Стрелок, ты там ушки на макушке держи и глазки в карман не прячь, зырь по сторонам. Духи уже утренний намаз совершили.
— Не сплю я, Серый. Внимание! Направление на полшестого, наблюдаю вспышки боевого столкновения. Командир, там, похоже, духи кого-то добивают.
3 января 1989, 06:28 (время местное), радиообмен. Провинция Газни.
— Гнездо, я — 263-ий. В квадрате 13-ом замечены боевые действия. Возможно, кому-то из наших необходима помощь. Разрешите вмешаться.
— На связи 263-ий, у вас приказ возвращаться. Вы своё задание выполнили. В 13-ом квадрате нет нашего присутствия. Как поняли? Приём.
— Вас понял, Гнездо, но внизу идет бой. Может наши «ходоки» сейчас там головы кладут. Разрешите…
— 263-ий, а как вас занесло в 13-ый квадрат? Приём.
— (Молчание) Гнездо, сильный боковой ветер. Как поняли? Приём.
— Понял вас 263-ий, возвращайтесь. КС.
— Гнездо, понял вас, возвращаемся. КС.
3 января 1989, 06:29 (время местное), внутренняя связь. Борт №7, Ми-8
— Серый, давай от солнышка зайдем. У нас ведь боекомплект — муха даже не сидела. Пока духи въедут что и как, что борт только один — успеем два раза по ним отработать. Может и подберем еще кого-нибудь.
— Внимание! Боевой разворот! Заходим от солнышка. Стрелок, ты там братишка, повежливей смотри, не дай Бог заденешь не того, кого надо.
— Будь спок, Серый! Усё буде у ажуре, Лёлик!
3 января 1989, 06:45 (время местное), внутренняя связь. Борт №7, Ми-8
— Командир, духи в спешке покинули поляну. Может посмотрим, вдруг кто чудом уцелел.
— Внимание! Садимся, направление 190 °. Стрелок, крути родимый головой, как филин. Нам еще Стингера в зад для полного счастья не хватает. Ну, с нами Бог и крылатая гвардия.
3 января 1989, 07:25 (время местное), радиообмен. Провинция Газни.
— Гнездо, я — 263-ий. Приём.
— На связи 263-ий, что у вас случилось? Вы нарушили режим полётов!
— Гнездо, (молчание). В районе 13-го квадрата мной подобраны «ходоки» дяди Васи. На борту 9 — «200-ых», 1 — «300-ый». Срочно требуется медицинская помощь. Как поняли меня? Приём.
— 263-ий!!!*** мать! Да я тебя б*** под трибунал отдам, что за школьная самодеятельность? Ты хоть представляешь, что я с тобой сделаю?! 263-ий! 263-ий!
3 января 1989, 07:26 (время местное), внутренняя связь. Борт №7, Ми-8
— Серый, брат, и не таким здесь пугают, прорвёмся! Куда ещё послать могут, разве не сюда? Как там «тяжёлый» стрелок?
— Более-менее. Много крови потерял. Я ему два шприца обезболивающего вкатил, спит пацанчик.
— Внимание! Штурман! Стрелок! Курс домой! Всем быть предельно-внимательными! А второй из живых, он откуда, стрелок?
— Говорят, Серый, что из Минска. Зёма твой — Серега!

Сергей Брандт, 11.11.2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *