Балаган. Станьчику

Смех — больное веселье, жалеек визг,
Солнце белое в глаза до боли.
Прибауток дерзких скрытый смысл —
Балаган поставлен в чистом поле.
Крыша сшита с грязного мешка,
Дыры забивались паклей, доской,
Врыты перед сценой два столба,
Занавес — дерюга, пестрый лоскут.
Зрелища на ярмарке убоги и просты —
Игра теней и кукол, танец мишки,
Как глуповаты клоунов черты,
А тексты сказок злободневны слишком.
Куражится и пьет честной народ
И празднично одеты снова дети.
На стареньких подмостках хитрый черт,
Подпрыгивая, врет о божьем свете.
Ложится снег обычной лживой пеленой,
Слова царапают пребольно душу.
Стоит над полем гул толпы людской
Да солнце светит перезрелой грушей.
Но наступает страшная пора
Ох, загуляет по оруге лихо нечисть!
Под маскою простого нужного добра
Паяца за ноги суд праведный повесит.
На сломанном теле открытый призыв,
Сыплет он камнем последние шутки,
Мозг шумной ватаги — хромой Арлекин
В день воскресения мартовским утром.
Смех умолкает и нем дудок визг,
Солнце садится большим комком соли.
Споен горячею правдою вдрызг
Месяц и неуютно ему над полем.
Опущен в ночь занавес — слеп полумрак,
Закончился Сказ надрывами боли.
Но верит народ — возродится дурак,
Царь всех шутов бессмертья достоин.
Рассмешит всех ловко, теплом одарит
И шуткою снимет несчастий оковы.
Не знает никто, ветер тайну хранит,
Когда он придет откровением новым.

Сергей Брандт, 31.01.2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *