Рассказ «Покаяние

Александр Осташевский
Осташевский А. А.

Покаяние.
(Из цикла рассказов «Все это было бы смешно…», ч. 1, «Школа: ученики, учителя, администрация»).

Учительница-методист предпенсионного возраста выглядела очень старой для своих лет, сухой, изможденной, как увядающая на корню береза при первых осенних заморозках. В мерцающем свете люминесцентных ламп она посмотрела на сидящий перед ней 9 б класс, села за первую парту, а перед собой, за учительский стол, посадила пышущего здоровьем двоечника-переростка и сказала ему с раскаянием в голосе:
-Учи меня, дуру, так, как я этого заслуживаю!
Ваня Козлов ничуть не смутился, водрузил на стол длинные ноги, сбросил ими классный журнал и спокойно произнес:
-O` кей.
Ученики оживились и захихикали, к тому же ноги Вани казались огромными, почти доставали до лица учительницы, сидящей перед ним, а за их гигантскими подошвами трудно было разглядеть и самого Ваню. Так он посидел, подумал, потом с грохотом опустил ноги на пол, встал, сложил руки на груди и скучающим взглядом обвел класс. Наконец, сверху вниз посмотрел на плюгавенькую перед его высоченной фигурой учительницу и назидательно изрек:
-Нет плохого ученика, Марья Ивановна, есть плохой учитель.
-Йез,-сочувственно выдохнул класс.
-Я думаю, Марья Ивановна, мне нужно отвести вас к директору.
-Что?!-воскликнула учительница.
-Да, терпение у меня кончилось, пусть она разберется.
-Как ты смеешь?!-вскочила Марья Ивановна.-Да я тебя….
Козлов даже не шевельнулся:
-Ничего вы не сделаете: ученик всегда прав.
-Йез, йез!-загудел класс и поднял вверх большие пальцы.
Козлов постучал в дверь кабинета директора и вошел, оглянувшись на следовавшую за ним Марью Ивановну.
-Здравствуйте, Варвара Филипповна. Я вот разбираться пришел: не могу больше с этим учителем работать, сил моих нет. Сплошной террор и агрессия.
Директриса, белая и плоская, как бумага, в изобилии лежащая перед ней, строго посмотрела на Марью Ивановну.
-Может, мне докладную написать, Варвара Филипповна? Я мигом: мне Марья Ивановна поможет,-сказал Ваня и шмыгнул носом.
-Не надо, Козлов. Выйди и подожди за дверью.
Через десять минут Марья Ивановна, мокрая, взъерошенная, на подгибающихся ногах вышла из кабинета директора.
Ваня сидел на подоконнике, задрав свои длинные ноги, и сплевывал на пол шелуху от семечек.
-Ну как, Марья Ивановна?-он нагло и насмешливо посмотрел на учительницу.
-Козлов, ты….
-Что?
-Завтра приду тебя будить и за руку поведу в школу.
-А я, может быть, и не пойду…-расслабленно потянулся Козлов,-но главному я вас научил, как вы и просили: нет плохого ученика, Марья Ивановна, есть плохой учитель.
-Каюсь, Козлов, каюсь: ты оказался прав!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *