Чудо

Лежишь, лицом в землю. Земля во рту и кровь на земле. В мыслях вязко, в членах тёрпко. Та ещё романтика.
Но скрутившись, сжавшись в комок, чувствуешь, живой. Живой. Жизнь не уходит, есть ещё запас прочности, больно, но терпимо. Даже в некотором роде интересно со стороны. То ли обосцался в беспамятстве, то ли почки отбили и кровь, впрочем, неважно всё равно весь в крови. Главное сейчас не вырубиться, не потерять сознание, нет, не так уж оно и терпимо. Где-то слышал, в таких случаях нужно держаться за свою боль, нащупать ниточку боли, верёвку, канат, трос и держатся. Держатся.
Вокруг сплошной камуфляж, лиц не разобрать, голоса истерические дребезжащие, — Убить гадину, убить!
Не убьют, кишка тонка, могут, но не убьют. Не в этот раз.
Поджимаешь ноги, из последних сил поджимаешь ноги и переворачиваешься на лицо, лицо обжигает болью, ничего, стаёшь на четвереньки, потом медленно, медленно разгибаясь, подымаешься. Подымаешься на ноги.
Силён, силён, брат Иуда, — со всех сторон смех, — покаяться в грехах хочешь?
Пот, кровь в глаза, кто вокруг ничего не разобрать, только силуэты и всё, как в тумане.
Господь поможет и в этот раз. Умереть, оно ведь тоже непросто, умереть достойно ещё сложнее. За умереть с пользой для дела, об этом и говорить не стоит, тут особое счастье нужно. Настоящее солдатское счастье.
В голове не поймёшь что, невозможность сосредоточится, действует на нервы, одна рука висит плетью, сразу в горячке не заметил, то ли прострелили, то ли сломали. Да и чёрт с ней с рукой.
Толпа вокруг расступается. Подходит, какой-то чин.
— Имя, фамилия, звание, подразделение? — выпаливает скороговоркой.
Толпа вокруг замерла. В глазах муть. Пытаешься собрать во рту слюну, солоно да и пересохло малость.
— Врёшь, не уйдёшь, — нет голова слава богу, работает, мысль головы ещё держится, — Помоги, Господи! Никогда не просил, единственный раз. Сотвори чудо, дай только умереть достойно. Достойно.
Силуэт шатается перед глазами. Собираешь в кулак весь остаток воли, силы, веры и плюёшь слюной вперемешку с кровью в этот силуэт.
Плевок достигает цели, и грязным, красным пятном неровно течёт по чистому кителю высокого чина.
Удар прикладом в затылок, сбивает тебя с ног.
— Благодарю, те Господи, — успеваешь подумать и проваливаешься в бездну.
___________________

Через какое-то время сознание возвращается, потом провал, потом снова возвращается. Тебя куда-то везут, потом ты оказываешься на операционном столе, тяжело выходишь с наркоза, наркотический сон, почище яви, перед тобой жестокий бой, пули свистят, и ты участник этого боя, ты бежишь, что-то кричишь, задыхаешься, дыхания не хватает.
А потом оказывается, что это всего лишь сон, и потом тебе рассказывают, что и как было на самом деле, оказывается тебя на кого-то, поменяли, раненного, без сознания везли домой, по дороге попали под обстрел. Пуля дура, по какой-то непонятной случайности выбрала именно тебя. Но медики, как всегда сотворили невозможное и вот ты жив. Не инвалид, не калека, так ещё пару, тройка шрамов добавилось. На память.

__________________

Ты возвращаешься в свою часть. Ты просто возвращаешься в свою часть. Воевать дальше, умереть, но победить или не умереть и победить. И тут уж, как Бог даст, ибо других вариантов нет.
А войне, как на войне, сам знаешь.

10.07.15

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *