Деревенская история

Макс Роуд
Сентябрь 2015.

Деревенская история.

Теплым летним вечером, в селе Михнево, на обычной деревянной лавочке сидели трое парней. Громко разговаривая, хохоча, и непрерывно прикуривая, они пили водку. Повод был достойный — первая в нынешнем году встреча, когда компания собралась вместе в полном составе. Двое, Женька «Малой» Климкин и Сашка «Бекас» Лавриков, жили здесь постоянно, а третий, Леха Кузнецов, «Красный», приезжал по из самого Санкт-Петербурга. Раньше, будучи детьми, они каждое лето проводили вместе. Гуляли, катались на велосипедах, рыбачили, собирали грибы, попутно озорничая, как и положено мальчишкам. Лёшка Красный приезжал на лето к своей бабушке, и Женька с Сашкой каждый раз с нетерпением ждали его появления. Он всегда привозил с собой разные истории, модные игрушки, а ещё какой-то особый дух свободы и раскрепощённости, которого так им недоставало в одноообразии сельской жизни. И вот теперь, уже вошедшие во взрослую жизнь, они снова были все вместе.
После окончания школы Женька Малой устроился работать на местную пилораму, а Сашка учился в техникуме соседнего городка. Что касается Лехи, то он успешно окончил десятилетку и поступил в престижный институт. Теперь он с азартом рассказывал старым друзьям о своей новой жизни. Рядом с ними стоял привезенный им ноутбук, по которому они краем глаза смотрели новый модный фильм. После третьей опустошенной бутылки Красный сменил диск, и поставленные им «Живые мертвецы 3Д», надолго приковали внимание ребят. Усердно прихлебывая пиво, которое дополняло «основное блюдо», они с увлечением следили за происходящим на экране. В середине просмотра, соединенное действие алкоголя, радости от встречи и острого сюжета, привело к предложению Женьки Малого, сразу поддержанному остальными — сходить на местное кладбище. Недолго думая, они встали с лавочки, Леха сбегал домой, отнес ноутбук, прихватил из багажника своей машины ещё две бутылки водки, нехитрую закуску, после чего компания направилась к местному погосту.
Через полчаса, пройдя все село и большое поле, раскинувшееся за ним, они подошли к кладбищу. К этому времени совсем стемнело, вокруг стояла полная тишина, и только где-то вдалеке иногда ухал филин, придавая обстановке еще больше напряжения и таинственности. Выпив для храбрости прямо из горлышка, парни пошли по извилистой дорожке вдоль могил. Внезапно выглянувшая из-за облаков Луна осветила своим неясным светом старое кладбище, помогая тонкому лучу маленького фонарика… Вскоре, прикончив очередную бутылку, друзья осмелели, разговор вновь стал громче, то и дело слышался смех. Подойдя к стоящему в середине кладбища старому склепу, они сели у небольшого столика, а потом новая бутылка водки внезапно придала их походу совершенно новый смысл…
На следующее утро Леха проснулся у себя дома с дико болевшей головой. Он практически ничего не помнил из последних событий вчерашнего вечера, но неясное чувство тревоги не дало ему спокойно закрыть глаза, чтобы сражаться с сильнейшим похмельем. Через час, осилив только четверть приготовленного заботливой бабушкой, завтрака, а также выпив добрые полведра воды, он вышел на улицу и сел в тени большой липы, стоявшей перед домом. Посидев минут двадцать, и поняв, что дальше так продолжаться не может, Леха тяжело поднялся и пошел по улице, ведущей к местному магазину. Тут-то, на первом же перекрестке, он и встретился с такими же помятыми, своими вчерашними собутыльниками. Крепко пожав руки, друзья отправились к заветной цели теперь уже втроем.
Магазин — центр сельской жизни. Здесь встречаются, сплетничают, узнают последние новости друг о друге местные жители, разнося их потом по соседям, и работает такое сельское радио лишь немногим медленнее обычного. На сей раз внутри царило особое оживление. Люди в очереди не переговаривались как обычно, делясь на группы по интересам, а громко, наперебой, обсуждали какое-то событие. Было видно, что всех объединяет какая-то общая, касающаяся каждого, тема.
Темой этой был неслыханный ночной вандализм на кладбище. Некая баба Фрося, пришедшая с утра на могилу мужа, увидела свернутый набок крест и вытоптанные цветы. Ее громкие вопли, когда она бежала по улице, привлекли внимание сельчан. Теперь, в очереди за свежим хлебом, эта тема была главной и единственной. Было решено созвать общий сельский сбор, чтобы обсудить проблему всем миром, и решить, что делать дальше. Друзья также узнали, что уже была вызвана полиция, представитель местной районной администрации и местный священник. Купив пива, они вышли на улицу и, отойдя в сторонку, принялись обсуждать проблему, которая, как оказалось, касается их самым непосредственным образом.
— Ну, Лёха, и отличились мы вчера! — Бекас многозначительно посмотрел на приятеля и смачно сплюнул. — А вот этот, — он указал на Женьку, — ничего не помнит!
— А я тоже ничего не помню, Серег! — отозвался Лёшка. — Это всё эта последняя бутылка, блин! А что было-то?
— С мертвецами мы сражались, не давали им из могил вылезать, — с улыбкой ответил Бекас,- ты на водку-то особо не греши, вот пиво не надо было вперемешку с ней пить. Это твой фильм всё. Я и на кладбище до этого был лет пять назад в последний раз.
— Будем не подавать виду и молчать, всё нормально будет. Подумают на залетных каких, — подал голос Малой.
— Да уж конечно, не побежим признаваться!
Решив никому не выказывать ни малейшей заинтересованности в этом деле, друзья стали собираться на речку — отдыхать. Пока они стояли, мимо проехала скорая помощь и следом за ней полицейский УАЗ, а потом, вновь подойдя к стоявшей на площади у магазина толпе, они узнали, что скорая приехала к бабе Фросе, которая упала прямо на улице с сердечным приступом. Парни, не дожидаясь подхода полиции, которая пока стояла возле здания сельского правления, купили себе ещё пива с сухариками и отправились на реку.
Вернувшись под вечер назад, и уже расходясь по домам, они узнали,что полицейские, опросив некоторых сельчан, что-то позаписывали с серьезным видом в журнал и уехали, пообещав со всем разобраться, а также наказав местным жителям внимательно следить за всеми незнакомыми людьми. Представитель администрации пообещал даже выделить некую сумму малоимущим на восстановление памятников и оград, а также было решено похоронить бабушку Фросю, которая днём умерла в больнице, за государственный счёт. Так закончилось это воскресенье, однако улегшиеся, вроде бы, страсти, разгорелись вскоре вновь, давая сельчанам всё новые и новые темы для разговоров…
На следующее утро, к еще завтракающему Лешке, прибежал Бекас. С бледным лицом он сообщил, что Женька Малой рано утром ушел работать на свою пилораму, а недавно к нему, как к другу и соседу, прибежала его мать, и сообщила,что тот погиб. Зацепился рукавом, одетой по утренней прохладе толстовки, за направляющие большого многопильного станка, и он мгновенно затянул его в своё чрево, превратив руку и голову в кровавое месиво…
Следующие несколько дней, приятели, теперь уже вдвоем, беспробудно пьянствовали, поминая друга. У обоих уже зародились определённые мысли о цепи произошедших событий, но они не решались признаться в этом, не то, что друг другу, а даже самим себе. Ранним утром четверга в селе состоялись двойные похороны. Хоронили Ефросинью Кличко и Женю Климкина, по прозвищу Малой. После церемонии Лешка решился всё же озвучить то, о чем они думали все это время.
— Это старое кладбище, Серёга, сильно обиделось на нас, — сказал он, когда они, чуть поотстав от остальных, возвращались в село через поле. — Я прямо чувствовал сейчас его враждебность. Но…, — он обернулся и смачно сплюнул, — я его не боюсь!
— Я думаю, что ему уже хватит новых могил, — задумчиво произнес Бекас. — Но в отличии от тебя, я всё равно боюсь даже оглянуться — мне кажется будто оно смотрит нам вслед.
В ответ Лёшка лишь махнул рукой:
— Да ладно! Это мы уже насмотрелись всяких страстей по телевизору, теперь лезет в башку всякая ерунда. Пойдем лучше на речку искупнёмся!
— В последние дни река очень холодная. — Бекас поежился. — Где-то шли ливни и течение принесло сюда эту воду к нам. Градусов двенадцать, не больше. Давай завтра, Красный? Поминки через час, не успеем.
— Пойдём, Серёга, не замёрзнем — не зима ведь! А на поминки как раз успеем вовремя. Там пока столы накроют, то да сё, а нам что делать?
Бекас согласился, но, подойдя к берегу, решил всё же не плавать. Вода в реке выглядела серой, негостеприимной, в ней отражались облака, в тот день практически полностью закрывавшие небо. Ветер был тёплый, но жары не ощущалось.
— Ладно, я быстро! — Леха разделся и быстро пошел к воде. — Сейчас быстренько окунусь и пойдём пить водку, — сказал он,оглянувшись. — За Женьку придётся упиться в умат!
Бекас махнул ему рукой, и Лешка Красный, разбежавшись, прыгнул в воду… Она оказалась слишком холодной — мгновенный спазм сосудов, охватившая тело судорога, холодовый шок… вынырнуть на поверхность он уже не смог. Когда сидевший на берегу Бекас понял, что что-то не так, было уже поздно… Леху прозвали Красным за его цвет лица. Он всегда был немного полноват и не отличался особым здоровьем…
Через пять дней старое кладбище приняло и Лёху Кузнецова. Родители, приехавшие из города, решили похоронить сына здесь, где уже лежали многие его родственники, так что теперь он мог напрямую встретиться с рассерженным духом старого погоста и ответить перед ним сполна. Серёга Бекас, доведённый этими событиями до отчаяния, совершенно утратил личину крутого парня и через несколько дней после похорон второго друга, сам пошел в полицию, где и рассказал о обо всем. Там к его рассказу отнеслись очень серьезно, подойдя к делу с практичной стороны — для улучшения показателей раскрываемости преступлений, Серёге приписали еще и недавнее ограбление торгового ларька. Получив три года колонии, он даже не протестовал, надеясь таким образом искупить содеянное. В Михнево возвращаться он больше не собирался, решив после окончания срока наказания уехать в какой-нибудь большой город, например, Краснодар, чтобы начать там новую жизнь.
Через два с небольшим года, его прах, по настоянию родственников, привезли в родное село и захоронили в свежей могилке, не так и далеко от друзей. Серёга Бекас умер в заключении от скоротечной двусторонней пневмонии, сильно вспотев в тяжёлом ватнике во время работы на морозе. Кладбищенская земля заботливо приняла и укрыла всех троих, не так давно преступивших невидимую черту, разделяющую два мира, обитателям которых не позволено соприкасаться и мешать друг другу….

К О Н Е Ц

Автор

Картинка профиля Макс Роуд

Макс Роуд

Известный писатель, работающий преимущественно в жанрах мистика и фантастика. Автор десятков произведений, опубликованных как на множестве интернет-ресурсов, так и в печатном виде. По уже сложившейся традиции публикую доступную мне статистику по количеству моих читателей. Не все сайты выдают эту информацию, у них разная популярность, а оттого очень разная посещаемость. Общий итог на конец 2016 года - 515 000 просмотров

Деревенская история: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *