Таракан

«Какой же он жалкий и отвратительный…», — брезгливо морщился Дэк, куря трубку и наблюдая из окна своего бюро за крупным бледно-розовым тараканом. Тот ползал по пищевым отбросам и с жадностью набивал брюхо.
Дэк работал в инсектариуме местного зоопарка уже много лет, но так и не смог полюбить своих подопечных. Он специально подкармливал насекомых под окном, чтобы вблизи наблюдать за их повадками. Это входило в его обязанности. Если подопечные отдалялись, пользовался биноклем. Дэк уже был стар и ленив и не любил надолго покидать удобное кресло. Свои наблюдения он аккуратно вносил в специальную тетрадь. Пару раз в месяц за тараканами приезжали ученые. Они отбирали несколько экземпляров, прихватывали записи и уезжали. Старик знал, что насекомых используют для опытов. Будто бы это двигает науку. Как говорится, с паршивой овцы хоть шерсти клок! Дэк усмехнулся в усы и вытряхнул остывшую трубку.

Что касается Дэка, будь его воля, он бы давно всех этих ползающих тварей уничтожил. Не питал к ним доверия. Больно хитры и коварны, уж это старик знал получше каких-то там ученых. Увы, но начальство зоопарка в них души не чает. Инсектариум привлекает много посетителей. Кроме того, по контракту, смотритель обязан контролировать свои эмоции.
Несмотря на то, что питомцы расплодились до нескольких тысяч особей и почти не отличались, самых ярких он выделял по внешности и характеру. Например, этот, что ползает под окном, особенно ушлый. Приходит всегда первый, пока сородичи спят. Не любит толкотни, и мастак по части пожрать. Снимает сливки по полной. Дэк знал, что скоро примчится вся орава. Он нехотя поднялся и принялся готовить корм.

Повадки тараканов не отличались разнообразностью. Примитивная физиология, помноженная на низменные инстинкты и страсть к халяве. Особенно выпукло подобные черты проявлялись во время кормежки, когда насекомое приходило не одно, а с сородичами. Тогда и вовсе случался цирк: те, что покрупнее, старались заграбастать побольше и обделяли слабых. Иногда дрались за каждую крошку. Дэк всякий раз хватался за живот, глядя, как они нелепо размахивают лапками, пищат и молотят друг друга. Часто он снимал потасовки на камеру. Получались чудные фотографии, пару даже напечатали в журналах. Одного Дэк не мог понять: зачем драться, если еды хватает на всех?.. За годы наблюдений Дэк так и не нашел ответа. Словом, жалкая породишка эти таракашки! Ошибка природы, не иначе…
«Возможно, господь Бог создал подобное племя, чтобы показывать как жить нельзя?.. В назидание?..» — размышлял Дэк, разжигая новую трубку и выпуская в потолок кольцо дыма. Плод подобных размышлений вылился в резюме: жизнь требует равновесия. Потому-то наряду с мыслящими и прогрессивными существуют и подобные генетические изгои. Получается, без этого никуда. Во как!..

Тем временем таракан прикончил еду. Он застыл в недоумении, крутя головой и издавая неприятный писк. Дэк лениво сыпанул еще порцию. На площадке показались новые особи. «А вот и семейка подвалила», — отметил Дэк, заметив спешащую тараканиху с выводком. Детеныши — маленькие, какие-то недоразвитые. Вечно голодные и прожорливые.

Дэк вдруг вспомнил недавнюю телепередачу, где рассказывали, как этих мерзких насекомых привезли с далекой планеты. Это произошло несколько сотен лет назад, еще во время первой экспедиции в неизвестную звездную систему. Астронавты обнаружили небольшое светило, вокруг которого крутилось восемь разных по величине планет. Третья от звезды оказалась пригодной для жизни. Астронавтам предстала ужасная картина! Разрушенные города, отравленные реки, и дикие стаи ползающих по развалинам насекомых. Содом и Гоморра, не иначе!
Люди на этой планете тоже присутствовали — крошечные, намного меньше тараканов. Астронавты их не сразу-то и заметили. Крохи сами с радостью вступили в контакт и поведали, что планета называется — Земля. Ее захватили насекомые — алчная, человеконенавистническая раса! Они заполонили все пространство и как всегда что-то не поделили. А потом и вовсе сожгли всю планету. Самих себя не пожалели. По словам несчастных людей, чтобы выжить, им пришлось стать малюсенькими и прятаться по щелям в жилищах насекомых. Повидавшие немало астронавты теряли рассудок, узнав какие страдания и унижения пришлось перенести беднягам. Приняли разумное решение: очистили планету от нечисти, а людей оставили. Таким образом, восстановили историческую справедливость. По последним известиям, лилипутикам теперь там привольно, зажили по-человечески!
С собой астронавты прихватили лишь несколько тараканов…

Какой-то шум отвлек Дэка от размышлений. Ну, вот, опять не поделили! Пищат, мутузятся. Тьфу!.. Порой от подобного зрелища подкрадывалась тошнота. Иногда старик ловил себя на мысли, что его тянет раздавить одно из них. Или вырвать лапки. Интересно, чувствуют ли они боль? Может сделать так, как они поступали когда-то с людьми на своей планете? Например, травануть дихлофосом!.. Пшик-пшик — и пускай мучаются, катаются по полу, надрывно кашляют, выплевывая отравленные легкие! А вот и вовсе циничный вариант: сделать вид, что ушел в кино. Затем выскочить и топтать! топтать! топтать! Всеми своими восемью конечностями!.. Это совсем нетрудно — размерами они едва доходят до щиколотки. Смотритель в раздумье покачал головой и разгладил усы. Неплохо бы!..

Устав от шума, Дэк высунулся в окно и прикрикнул, пытаясь осадить драчунов. Но таракашки и ухом не повели. Удивительно, но они так и не научились понимать человеческий язык. Тем временем насекомые вдруг создали живую лестницу, бодро перелезли через ограду и набросились на его любимую сахарную кучу! Смотритель чуть не выронил трубку от такой наглости!.. Святотатство!
— Эй, разбойники! Да как вы смеете!? — недовольно застрекотал он. Решив все-таки задать обнаглевшим заслуженную трёпку, он распрямил крылья и тяжело вылетел из окна. На подлете вспомнил, что давно задумывал на фоне насекомых высотное селфи. Он завис над воришкми и сделал несколько снимков. Прекрасно получилось! С высоты хорошо виделось, как те жадно пожирают его патоку. Жалкие халявщики! Дэк спикировал на воришек и для острастки грозно зашелестел крыльями. Ага, тут же со всех ног наутек! Глупые, если бы Дэк захотел, он мог бы настигнуть их в секунду. Куда им тягаться на своих слабых двух ножках?

Загнав нарушителей в стойло, старый смотритель инсектариума плавно опустился на свою сахарную горку, что лелеял целую неделю. Ждал, когда она забродит и потечет. Божественная еда! Он прикоснулся к ароматной кучке одной из своих лап, и по телу тотчас пронеслась приятная волна. Готово! Что ж, пора и перекусить перед работой. Старик выдвинул свои пожелтевшие хитиновые челюсти и с наслаждением воткнул их в тягучую сладкую массу. Наевшись, он долго умывался, очищая брюхо, лапы и усы от остатков пищи. Затем опустил большие зеленые глаза на часы.
Время! Пора открывать инсектариум. За большим прозрачным куполом уже с нетерпением летали ранние ночные посетители.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *