Одинокая планета для Евы

1.
Осенний ветер гонял по площади опавшие листья. Одинокий мужчина в куртке с поднятым воротником стоял у большого экрана, отображавшим звездную россыпь, и внимательно разглядывал светящуюся в центре точку. Она заметно покрупнела. Он глянул на ночное небо. Все как обычно, невооруженным глазом пока не просматривается. «Еще не время… — подумал он».
К этому многофункциональному экрану на центральной площади Города Адам приходил каждый вечер и торчал до полуночи. За последние два года одиночества это вошло в привычку. Наглядевшись вдоволь на звезды, он переключался на онлайн-камеры и пробегался по планете, как правило, выбирая самые большие мегаполисы. Адам жадно вглядывался в пустые улицы, все еще не веря, что действительно остался один. Хотя маловероятно укрыться, когда с самого рождения в тебе идентификационные датчики. Камеры, как обычно, лишь изредка выхватывали пролетающих птиц и оставшихся без присмотра домашних животных. Чаще всего кошек и собак. Иногда он замечал, что по улицам уже бродят дикие звери. Однако странно среди небоскребов смотрятся стада оленей. Или разгуливающий возле станции метро медведь. Раз увидел как на диких свиней, пасущихся на клумбах большого парка, напало какое-то хищное животное, похожее на крупную кошку. Скорее, пума.
Еще экран служил для связи. Больше для общения с друзьями и родственниками. Всем, почему-то, казалось, что он должен тут умирать с тоски. «Держись, ты избранный! Ты — герой! Мы тобой гордимся!» — как ему все это надоело! Особенно доставали специалисты. Задавали одни и те же осточертевшие вопросы, проводили глупые тесты. Так же умоляли держаться. Да уж, ему больше делать нечего как наложить на себя руки! Дудки! Вы бы лучше о себе побеспокоились! К тому же он не ребенок и участвовал в конкурсе сознательно. Правда вот уже как месяц на связь земляне не выходили, и он всерьез обеспокоился. Тем более в последний раз все почему-то выглядели озабоченными. Что у них там? Неужто сгинули?! Оставалось только молиться.

Закончив с экраном Адам отправлялся на прогулку. Удивительное занятие бесцельно шататься по ночному городу, в котором отсутствуют люди. Горят уличные фонари, светятся окна. Все выглядит как раньше. Удивительно, но спустя два года из некоторых окон все еще доносится музыка. Адам понимал, что аппаратура заботливо запрограммирована для него. Доброхоты даже выяснили предпочтения. От этой мысли у него теплело на душе. Где они сейчас, что с ними?.. Иногда закрадывалась мысль, будто все сговорились не попадаться ему на глаза, а сами наблюдают со стороны. Первое время от любого шума он резко оборачивался, сердце колотилось. Затем отпустило. На то он и счастливчик, чтобы нести свой крест в одиночестве. Хотя, какой крест, он действительно счастливчик!
К утру, как и положено, ночное освещение отключалось. Автоматика работала исправно. Ничего удивительно, все скроено надежно, на века. Все оставили так, словно надеялись вернуться.
Начинался день. Похожий один на другой, тихий и безразличный. День пустых, отзывающихся эхом улиц. Мертвое пространство, еще недавно бурлящее жизнью. Ленты припаркованных вдоль дорог пыльных автомобилей уже трудно было различить по цвету. Забитые едой рестораны, развлекательные центры и кинотеатры, банки и магазины впали в глубокую дрему. Все они принадлежали ему. Город принадлежал ему. Да что там, вся планета принадлежала ему.
Иногда Адам садился в любую приглянувшуюся тачку и гонял по пустым улицам, первое время все еще по привычке притормаживая на светофорах. Хотя какое к черту столкновение в пустом городе?! На пустой планете! В любом из миллионов пустующих городов он мог мчаться ничего и никого не опасаясь! Разве что столкновения со случайно забредшими в город дикими животными. Если носился по ночам, то иногда пугался отражений собственных фар.
Он с сожалением наблюдал, как за неполные два года его любимый город без ухода ветшает. Повсюду прошлогодние листья, пешеходные дорожки поросли травой, покореженный ростками асфальт. Днем ему, почему-то, становилось еще тоскливей. Днем, как правило, он спал.
Больше всего он боялся умереть от случайности. Заброшенные строения разрушались и в последнее время с крыш или фасадов всегда что-то отваливалось. Как-то ветром свалило дерево, и он чуть не погиб. С тех пор он передвигался по городу с большой осторожностью. Не для того он выиграл лотерею, чтобы сгинуть ни за грош. Нет, он действительно — счастливчик! — и должен испить чашу до дна. Один, за все человечество! Адам намеревался насладиться этими последними минутами.

2.
С раннего детства, как Адам себя помнил, все только говорили об астероиде. Впервые он услышал о нем от мамы. Она рассказывала сказку, что к Земле на золотой колеснице летит добрый волшебник, который подарит второе солнце и тогда дети смогут играть даже ночью. Он чувствовал в ее голосе тревогу и недоумевал: зачем прогонять ночь? Куда в таком случае девать луну? Да и играть до бесконечности невозможно, надоест. Глупая сказка. Сверстники с улицы быстро все растолковали. С той поры он старался подслушивать разговоры взрослых.
Важные лица из телевизора уверяли, что людям ничто не угрожает. «Существует множество способов, как уничтожить астероид», — говорили они с умными лицами. Затем те же самые лица объясняли, что лучше все же не взрывать, так как обломки все равно прилетят. Надо установить на нем ядерные двигатели и изменить траекторию. Пусть летит мимо, так безопаснее. Развернулась бурная полемика. Нашлись умники, предлагавшие сделать из астероида искусственный спутник. Потом откусывать от него полезные ископаемые, в нем полно редких металлов. Далее сообщили, что в космос отправлено множество разведывательных зондов. Вроде как для исследования. И — грянуло! Важные лица, теперь не столь самоуверенные, заявили, что отдан приказ на постройку миллионов огромных космических челноков, а всем землянам придется перебираться на недавно открытую планету. Оказалось, ничем астероид не пронять. Он намного больше, чем думали, и намного быстрее, чем рассчитывали. Кроме того ведет себя «неправильно». То исчезает, то появляется, то меняет скорость. Предполагали, что может это вовсе не астероид, а «осколок черной дыры», и что он несет в себе «черную материю». Времени на все — пара десятков лет. А ведь сначала уверяли, что минимум пятьсот. Вот и верь телефизиономиям!

Чудак-ученый, обнаруживший астероид еще до рождения Адама, словно в насмешку назвал его — Ноев Ковчег. Бездушное создание космоса несущее смерть со скоростью в сто тысяч километров в час! Последние вычисления шокировали — возможно, и двести! Ничего себе «ковчег»! Оксюморон, не иначе. Любой человек на земле знал, как он выглядит: темная бесформенная глыба весом в несколько десятков миллиардов тонн. Отчего все его считали уродливым? С расстояния смотрится красиво, похож на яркую голубую звезду. Сила, способная уничтожить Творение, сама по себе прекрасна! Хотя бы в своей неотразимой убийственной мощи!
Еще недавно Адам с трудом выделял «Ковчег» на экране среди обыкновенных звезд. Теперь он напоминал шарик от пинг-понга и светился ярче всех. Адаму разъяснили, что телескопы настроены таким образом: когда астероид займет весь экран, удара следует ждать еще полгода. Первое время он наблюдал за ним с тревогой. Затем плюнул. Время еще имеется. Хотя иногда не мог с собой совладать и часами жадно скользил глазами по ночному небу. Адам готовился встретить его как герой, с высоко поднятой головой и жадным взором. Плевать, что никто не узнает. Это важно для него.
3.
Вся юность и сознательные годы Адама пришлись на эпоху подготовки к бегству. О планете, куда нацелились, знали уже немало. Разумная жизнь отсутствует. Что-то там копошится в прибрежных водах морей и океанов. Среда вполне приемлема для жизни. Разве немного с воздухом не повезло. Надеялись, что все же адаптируются. Зонды-разведчики там уже побывали. С помощью фотонных ускорителей они оборачивались в 20 лет. Увы, живая материя таких перегрузок не выдержит. Землянам придется лететь туда около тысячи, не менее. Так что лишь далекие потомки доберутся до долгожданной обители.
А пока про «Ноев Ковчег» травили анекдоты. Большей частью язвительные. Злые языки наговаривали, будто Правительство «продало права на землян» и их теперь используют в какой-то вселенской компьютерной игре.
И конкурсу досталось. Сто пятьдесят миллиардов на одно место! На планете должен остаться только один человек. Кто-то должен искупить вину человечества за трусость и неумение защитить подаренное им Творение! Прямо-таки новый мессия! Правда, без паствы. «Овцы» в это время, набившись, подобно селедке в «летающие бочки», будут нестись в космическом пространстве и трястись от страха.
Словом, «на одного искупителя» правительство согласилось. Полгода принимали заявки. Ему и в голову не могло прийти, что победит. Но, повезло! Не зря, видать, его назвали Адамом. Символично — с Адама началась история им же и закончится. На время он стал самым знаменитым человеком на планете. Целый год его таскали на телепередачи, его лица глядели с плакатов, он дал тысячи интервью. Ему посвящали песни и стихи. Самое ужасное, что каждый считал своим долгом попрощаться лично. Похлопать по плечу, мужественно пожать руку и назвать счастливчиком. Все уверяли, что завидуют, как им хотелось бы оказаться на его месте. Скорее всего, говорили правду.

Его успокаивали тем, что он умрет до падения, от взрыва и последующей ударной волны, вызванных при входе в атмосферу. Вспоминал с усмешкой, как ученые спорили о мощности удара — «столкновение вызовет взрыв эквивалентный миллиарду атомных бомб!» — «двум миллиардам атомных бомб!» Он только усмехался. Ему бы и одной хватило. Да что бомбы, человеку достаточно порой оступиться на лестнице или поскользнуться в ванне.
А затем всем стало не до него. «Ноев Ковчег», как выяснилось, выкинул очередной сюрприз — здорово прибавил скорость. Начался вселенский бег. Корабли улетали один за другим, словно стаи гигантских журавлей, перекрывая солнечный свет. Адам часто вспоминал ту грандиозную картину. И у него выступали слезы.
Как утверждали, астероид легко пробьет кору и потревожит ядро. Земля сойдет с орбиты и если даже не расколется, положение точки в божественной системе координат нарушится. Вряд ли когда-нибудь здесь зародится жизнь. Адам много раз представлял как все будет выглядеть: раскалывающиеся континенты, разлетающиеся в крошку города, ужасные провалы и многокилометровые по высоте цунами, сносящие то, что еще осталось. Сгоревшие в миг, словно пух, леса и вместе с ними все живое. Он — единственный, кто разделит гибель Творения! Если те, кто сбежал, не сгинут в просторах космоса и все же доберутся до своей новой планеты, будут помнить о нем как о герое! Это многого стоит.

4.
В конце весны он впервые увидел «Ноев Ковчег» не на экране, а своими глазами — яркая светящаяся точка прямо по центру ковша Большой медведицы, отчего созвездие стало напоминать слегка деформированный игровой кубик. Что-то явно не сходилось. Ученые уверяли, что все не так скоро. К своему удивлению он испытал облегчение.
В ту ночь Адам чувствовал недомогание и вместо прогулки вернулся домой, лег в постель и провалился в тяжелое забытье. Проснулся от странного ощущения чужого присутствия и долго крутил головой. Часы показывали поздний вечер. Получается, проспал почти сутки! Как-то странно светились дома напротив. Несмотря на ночь, за окном раздавались крики птиц, лай, вой, жуткие вопли кошек. Что еще приключилось?!
Адам быстро оделся и поспешил на центральную площадь, отмечая, как необыкновенно ярко светит Луна. Выйдя на открытое пространство, он окаменел от изумления. Справа от ночного светила, доходя размерами до его трети, испуская искры, похожие на бенгальский огонь, к земле несся Ноев Ковчег. Придя в себя, Адам рванул на площадь. В глубине души, он надеялся, что через камеры за ним все же наблюдают. Пусть видят, как он мужественно выполнит свой долг искупления! До цели оставалось несколько сот метров, как он вновь остолбенел. Перед экраном стояла женщина. Самая обыкновенная женщина — в платье и с сумочкой. Она развернулась и помахала рукой.
— Ты кто?! — приблизившись, воскликнул Адам.
— Ева, — просто ответила женщина, подавая ему руки. Он невольно отстранился.
— Но откуда? Почему не улетела? — все еще не верил своим глазам Адам. — Как тебе удалось остаться?
— Пришлось несколько месяцев жить в пещере, — с улыбкой пояснила женщина.
— Ради чего?! Жизнь надоела?! — опешил он.
— Ради нас, ради нашей планеты. Вдруг астероид все же пролетит мимо? И что, тогда планета останется пустой? — рассудительно ответила Ева. — Кроме того, я столько раз видела тебя в телевизоре, что успела влюбиться.
— Пролетит мимо?! Да вот он уже! У нас перед носом! Нам осталось жить пару часов! — крикнул Адам, указывая на светящийся шар. Взволнованный, он с силой обнял незнакомку. Она склонила голову на его плечо. «Что ж, тогда умрем вместе… » — с жалостью подумал он и на его глазах выступили слезы.

Волосы Евы пахли травами. Он вдыхал с наслаждением и гладил их руками, ощущал тепло ее тела. Сонм чувств захлестывал Адама. Здесь были и восхищение ее поступком, и благодарность, и укор, и отчаяние. Какая, все же, несправедливость погибать, когда вокруг весна и все дышит жизнью и обновлением!? И какие силы сотворили каверзу: в последние часы Творения соединив Адама и Еву?!
— Не знаю, сколько нам осталось, но как единственный официальный представитель человечества, я хочу назвать эту планету в твою честь! Отныне и до скончания отпущенного ей времени имя этой планете — Ева! — торжественно произнес Адам, нежно обнимаю девушку за талию.
— Спасибо, милый, ловлю на слове… — проворковала Ева, прижимаясь к его плечу. Он склонился, ища ее губы, и они неожиданно слились в страстном поцелуе. Отдышавшись, оба рассмеялись. Пока он, опустившись на колено, целовал ей руку, она подняла голову к небу, туда, где на лунной орбите застыл Ноев Ковчег.
«Он мне нравится! Сделала анализ — генетический код почти подходит, нужно немного подправить, — мысленно передала Ева командору Ковчега. — Я остаюсь». Тот стоял в окружении своих помощников у огромного монитора. «Удачи тебе, девочка! Плодись и властвуй. Я дарю тебе эту планету! — телепатировал он в ответ». Окружающие заулыбались, захлопали в ладоши.

Неожиданно с «Ноевым Ковчегом» стали происходить странные метаморфозы. Он вдруг начал покрываться пятнами и вскоре исчез. Едва у пораженного Адама раскрылся рот, как небо прорезал светящийся след, затем над головами пронесся низкий гул, отчего заволновались кроны деревьев и все затихло. Адама затрясло.
— Ничего не понимаю… — с суеверным ужасом шептал он, глядя на то место, где еще недавно грозно сверкала несущаяся к земле смерть.– Куда подевался астероид?..
Спокойный голос Евы привел его в чувство.
— Я же говорила, что он может пролететь мимо, — улыбнулась ласково она, игриво потрепав ему волосы.
Он поднялся и с удивлением посмотрел на нее, отмечая, что у нее красивые, хотя несколько странные глаза.
— Ну, и где мы теперь будем жить? — кокетливо спросила она.
— Где ты захочешь, — прошептал Адам, задыхаясь от переполнявших его чувств. — Это твоя планета!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *