На дне Капчагайского моря — часть 7

7.
Когда сын уходил, его мама уже не спала. Она слышала, как он ходил на цыпочках по квартире, как осторожно прикрывал дверь. Сынишка по утрам бегал на местном стадионе, поэтому она не придала значения.
Она поднялась с постели через полчаса после его ухода.
Ранее, этот день был всегда самым лучшим семейным праздником. И уже второй год этот день напоминал об ужасной трагедии. Тем не менее, оставался их сын, у которого был сложный подростковый возраст. Она понимала, что ему еще тяжелее. Как могла старалась помочь пережить утрату. Жизнь продолжалась.
Сделав гимнастику и приняв душ, она направилась на кухню. Надо было приготовить праздничный обед и как-то отвлечься. Несмотря на водные процедуры, недомогание не отпускало, — в последнее время ее стало мучить давление, и она плохо спала. Чувствуя легкое головокружение, женщина достала из холодильника продукты. Она все делала автоматически, мысли были далеко. Включала плиту, чистила и мыла овощи, варила, жарила. Только решила приступить к сервировки, как вдруг заметила перед телевизором листок из школьной тетради…
Женщина пробежала глазами записку: «Мама, не волнуйся, я приеду вечером». Она опешила и задумалась. Затем вдруг силы оставили ее и она опустилась на стул. Все ясно: сын обманул и поступил по-своему… Ее вдруг охватило сильное волнение. Что он задумал, этот упрямец?.. Зачем он мучает ее?.. Сын словно специально делает ей больно…
Женщина сорвала с себя фартук и от досады закинула его на подоконник. Она не колебалась — выключила приборы, быстро переоделась, и выскочила из квартиры. Через несколько минут она поймала такси и помчалась за сыном. Она знала, где его искать.
Она давно чувствовала, что сын чем-то озабочен. Сын не хотел справлять день рождение, и всю последнюю неделю упрашивал мать поехать 28 мая на озеро, на их любимое место. Он пытался доказать ей, что должен быть там, потому что этого хотел отец. В принципе в самой просьбе поехать на озеро ничего необычного не было. В свое время, когда еще был жив ее супруг, они часто всей семьей выезжали на природу, в том числе и туда, в Рыбколхоз. Но после того, что случилось?.. Ведь память еще так ранит… Настойчивость сына раздражала. «Не лучше ли провести этот день дома? — удивлялась она. — Дался сыну этот Капчагай!..» Но сколько сын, ни настаивал, она не соглашалась. Ей же было тяжело туда ехать, так как надо проезжать то самое место, где произошла авария. Она понимала его чувства, но вынуждена была отказать.
В последнее время поведение мальчика настораживало: после смерти отца сын замкнулся, практически перестал общаться со сверстниками, забросил учебу и книги. После школы он закрывался в своей комнате и часами оттуда не показывался. Ей и самой было больно, но ведь ничего не исправишь… Часто она заставала его просматривающим альбом с фотографиями. В таких случаях мальчик хмурился, отворачивался от матери, и ей ничего не оставалась, как уйти из комнаты. Она уходила и плакала. Но больше всего ее пугала потеря контакта с сыном — его словно подменили. В такие минуты она чувствовала себя маленькой беззащитной девочкой, беспомощной и никому ненужной. Ей казалось, что сын жесток к ней. Он вел себя так, словно гибель отца это только его горе. А каково ей?.. Почему сын не думает, что их семья потеряла не только хорошего отца, но и любимого мужа?.. Как объяснить ему, что как бы ни тяжела была утрата, жизнь продолжается… Ее не остановить, человека не вернуть…
.
Женщина не слышала, как сынишка закричал «мама!», — она только подъезжала на такси к озеру, но именно в ту секунду у нее вдруг дрогнуло сердце. Осталась несколько сот метров по пыльной прямой. Затем из-за заросших кустарником барханов появится песчаный берег, за ним озеро. За машиной клубился столб пыли. Она не обращала внимания на чертыхающегося шофера, недовольного, что согласился на эту поездку. Волнение, охватившее еще дома, после того как она нашла записку, стало переходить в отчаяние.
— Быстрее, я прошу вас! Если можно — быстрее! — торопила она водителя.
Тяжелая «Волга» двигалась как назло медленно. Когда автомобиль зашлифовал на очередном влажном суглинистом участке в ста метрах от цели, женщина не выдержала. Она открыла дверь и побежала к озеру.
На берегу ее ожидала странная картина: кричащие и размахивающие руками люди. Все куда-то указывают пальцами. Двое пловцов, словно на соревновании, плыли от берега к неизвестной цели и тоже что-то кричали. Она посмотрела в ту сторону, куда все указывали, но ничего не заметила. При ярком солнце море отсвечивало бликами.
Она схватила за руку какую-то женщину в купальнике:
— Что?! Что случилось?!
Та удивленно посмотрела на ее перекошенное лицо, на бежевый брючный костюм и модную сумочку, и указала в сторону моря:
— Там какой-то мальчишка тонет… Мой муж с братом — вон они — поплыли к нему!
В это время с озера повторно раздалось: «мама! мама!»
Услышав голос сына, женщина побежала к воде. «Сынок, держись! Я здесь!» — закричала она и бросилась в воду. Ее остановили уже знакомая женщина и пожилой мужчина.
— Куда же вы? Вы ничем не поможете! К нему уже плывут!..
— Там мой сын… он там… — глотала слезы она и проклинала себя за то, что не умела плавать. Она поняла, что двое мужчин, спешащих к сыну, неважные пловцы и могут не успеть…

Продолжение следует..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *