Голография чувств

Айжан позвонила в тот самый момент, когда огненно-рыжий представитель Меломан-Эроса втаскивал в квартиру коробки с Байфоном. Она могла пропадать неделями, но ее звонок точно настигал его в самое неподходящее время — неважно, сидел ли он на очке, спал или занимался любовью c Жужу, — она всегда била в десятку. Макс чертыхнулся, он как раз советовался с мастером, где расположить Байфон. Первой мыслью было послать, но могло выйти так, что Айжан приедет и начнет выламывать двери. За ней не заржавеет! В такой день Макс решил не рисковать. Язык у Айжан заплетался, она явно была пьяна. Она обозвала его бесчувственным уродом и упрекнула, что он ей две недели не звонил. На самом деле с последнего разговора прошел месяц. Но она забыла. А может, перепутала его с кем-то. Выслушав очередную порцию стенаний, он сослался на самочувствие и, с облегчением, закончил разговор.

Тем временем представитель выкатил из коробки необычное кресло с несколькими рядами непонятных кнопок. Распаковал загадочный прибор, напоминающий биофонтан. Только сверху, вместо перевернутой бутыли, водрузил стеклянный шар размером с футбольный мяч. Внутри шара хаотично летали мерцающие огоньки, похожие на светлячков. Макс с сомнением рассматривал долгожданное приобретение. Предыдущая игрушка от французского производителя внушала больше доверия. Макс грустно взглянул на беспомощную Жужу. Та стояла у стены и пыталась мило улыбаться. К сожалению, без программного апгрейда биологические процессы в ней почти остановились, и было заметно, как подурнела кожа на лице. Макс невесело улыбнулся киборгу. Жужу вяло моргнула длинными ресницами. Рыжий кивнул в ее сторону и скабрезно подмигнул Максу. Тот створил безразличное лицо. Он не собирался показывать, что страдает.

К сожалению «Франс д’Амур» банально прогорел, и кукла была задвинута в пыльный угол. Да и поделом лягушатникам! Чёртовы французы использовали слишком темпераментный алгоритм для латиноамериканских моделей. Пару раз, ничего не подозревающему Максу не в меру разгорячившаяся Жужу чуть не оторвала яйца.

Корпорация Меломан-Эрос, курирующая казахстанскую науку, создала новинку, вколотившую последний гвоздь в парижского конкурента. В квантовых технологиях Казахстан давно уже обогнал все, даже малоизвестные страны мира. Меломановский топ-гаджет «Байфон 555» с лазерной видеопрограммой «Голографическая Империя Нежности» всколыхнул мир. Изюминка состояла в том, что впервые в мире казахстанские ученые, путем особого ускоренного разгона электронов добились уплотнения голографического изображения до ощущения реального физического контакта. И даже научились придавать изображению нужную температуру.

Макс жил на уровне Алматы -2, в трехкомнатном модуле. Под землей не было солнца, лишь его дейтеривая имитация, но жить было дешевле. Он уже привык к искусственным дождям, к фальшивым восходам и закатам. Климатическая подземная установка с точностью повторяла капризы погоды с поверхности. Если наверху шел дождь или падал снег, то и в подземелье происходило то же самое. Только снег мгновенно таял, не оставляя луж, а дождь испарялся не долетая земли. Весной установка нагоняла в подземку запах весенней прели, а осенью едва ощутимый запах сгоревших листьев. Кроме того на этом же уровне располагалась вся городская коммерция и любой заказ исполнялся за полчаса. А boy от Меломан-Пиццы появлялся и вовсе за пять минут.

Макс работал там же, на «-2», он обслуживал турбины, нагнетающие воздух в подземный город. Турбины имитировали ветер и поддерживали аэрацию. Иногда Макса охватывала тоска по живым капризам природы. В таких случаях он специально поднимался на поверхность и шатался по вечернему городу. Больше всего он любил бродить по нескончаемому бульвару Абая, выложенному светящейся плиткой. Там собиралась вся креативная городская публика.

Однажды, когда он прогуливался и разглядывал картины местных художников, облака, словно послание ангелов, прорезала лазерная реклама: Байфон 555 — Голографическая Империя Нежности! Создайте для себя свою империю!

Реклама вызвала уличное оживление. Тут и там разносились шутки и комментарии. Проезжающий высоко над бульваром монорельсовый трамвай был облеплен баннерами с Байфоном. Бульварная плитка отражала небесное послание и тоже предлагала окунуться в нежность. Макс крепко задумался. Придя домой, открыл нужную страницу…

Рыжий все еще возился с наладкой. Он легко ориентировался в потоке знаков и иконок, мелькающих на дисплее. Макс с интересом наблюдал и подспудно изучал пособие. Сгорая от нетерпения, в какой-то момент не выдержал.

— И что, действительно реальные ощущения? — спросил он у меломановца.

Тот с деловым видом развернулся к нему и скабрезно улыбнулся.

— Байфон — 555 гарантирует! Все будет как в жизни!

— Что это значит? — насторожился Макс.

С реалом Макс уже несколько раз обжигался. Его единственная интимная встреча с Айжан, с которой он был знаком полгода, разочаровала. Он все еще ощущал в душе неприятный осадок. Мало того, что на свои развлечения она раскрутила его на 500 юаней, так еще перед близостью заставила намазаться возбуждающим кремом, запаха которого он не переносил. Она вела себя так, словно делала ему огромное одолжение, а в постели была эгоисткой. Эти женские штучки его здорово выбили. Он оказался не на высоте, и вечер был скомкан. Сама же Айжан в сексе была бледным подобием игрушки от «Франс д’Амур». Кроме того она была страшно ревнива и даже как-то пыталась сломать Жужу, он с трудом отстоял ее. Какое-то время он сознательно тянулся к живой любви и даже разрывался между ними. Но вскоре убедился окончательно, что девушка сильно уступала. Жужу — ниагара! А как умели ласкать ее нежные ручки в перчатках из латекса?! Жадные губки исполняли все его желания… Да и «золотой дождь» от нее был более убедителен! Макс даже прикрыл глаза…

Мастер вернул его на землю.

— Ваша ориентация?.. — деловито спросил он, не оборачиваясь.

— В смысле?.. — не понял Макс.

Наладчик удивленно взглянул на клиента.

— Ну, женщины, мужчины, геронтомания?.. Или, может?..

— Гетеро! — торопливо заверил Макс.

За спиной у Макса уже были два брака: реальный и виртуальный. В реальном они просидели с Макпал каждый в своей комнате за компами. Молодая супруга с кем-то оживленно общалась, из ее комнаты разносился смех и недвусмысленные комментарии. Хозяйством заниматься она не умела и не собиралась. Макпал вспоминала о нем лишь когда нуждалась в еде или в сигаретах. Она постоянно требовала денег и часто куда-то уходила. На все его робкие протесты, угрожала, что за покушение на ее женскую индивидуальность пожалуется в полицию. Это было серьезным обвинением. Не желая рисковать, по прошествии двух месяцев супружеской жизни он развелся. Сидеть одному перед компом было дешевле. На пороге бывшая супруга окинула его презрительным взглядом. Лишь тогда он разглядел, что у Макпал были красивые светло-серые глаза и тату бабочки на шее.

В виртуальном браке с филиппинкой Тиной у него уже был чудный ребенок пяти лет. Сынишку они собирали вместе, введя в программу свои ДНК. В итоге получился очаровательный Кей. У него были азиатские черты и голубые глаза. Бабушка Тины была скандинавкой. Раз в два дня он распаковывал Кея из семейного сервера и общался с мальчиком. Иногда они с Тиной договаривались и посещали его вместе. Мальчуган был счастлив видеть обоих родителей. В голову ребенка была вмонтирована камера, и они могли видеть мир его детскими глазами. Сорванец обходился недорого, да и проблем с ним было меньше. Одежда, питание и игрушки стоили гроши. Лишь когда мальчик заболевал, приходилось потратиться. Макс не скупился и подключал лучших врачей. Счастливый смех сынишки этого стоил. Как и любой ребенок, временами Кей вредничал. Макс понимал, что таким нехитрым образом программа тянет с него деньги, но не расстраивался. На то и дано детство! Он отправлял сынишке мороженое или конфеты, и ребенок тут же мило смеялся. В такие минуты отцовское сердце Макса оттаивало, и он даже чувствовал себя счастливым. Иногда, правда, с Тиной возникали терния. Она была недовольна, что Макс закармливает ребенка сладостями. Но Макс обожал мальчика и продолжал его баловать. Кроме того, сынишка в последнее время просил сестренку. Макс долго высчитывал бюджет и уже подумывал посоветоваться с Тиной насчет второго.

Макс сам был сиротой и понимал, как ребенку нужна любовь. Своих родителей-доноров Макс и в глаза не видел. Он появился на свет по правительственному проекту и воспитывался как работник для сферы обслуживания.

Работник Меломана потер руки и гордо осмотрел свое детище.

— Готово! Где выставим подиум?..

— Подиум?

— Ну, да. Там вы будете выгуливать своих красоток!

Работник предложил расчистить от мебели пространство перед стеной и повесил на стену фосфоресцирующий экран. Макс разглядывал кресло. Оно было многофункциональным. Расслабляющий массаж, тонометр, кислородное облако, встроенный бар. Это все понятно. Его привлекла кнопка: парфюм. Феромоны, масла, ароматы сандала, жасмина, мирты, иланг-иланга, Макс даже не догадывался, что существуют такие. Мастер заметил его взгляд.

— Выбор запахов шикарный, но я бы посоветовал вот этот! — он указал на отдельную красную кнопку на подлокотнике. — Действует безотказно!

Он добавил, что ученые мучились этим вопросом тысячу лет, пока не нашли то, что по-настоящему заводит.

Рыжий включил Байфон.

— Внимание!

Вырвавшийся луч выстроил перед креслом плоское контекстное меню. Макс с восхищением и с некоторым испугом обозревал многочисленные опции. Представитель Меломана успокоил, пояснив, что умная машина сама выведет голосовую или визуальную подсказку. Мастер предложил Максу сесть в кресло. В это время сами опустились жалюзи на окнах, пригасился свет. Оказалось, что в программу Байфона входит функция управления интерьером квартиры.

— Саморазвивающийся интеллект! — пояснил работник Меломана. Он заверил удивленного Макса, что скоро программа изучит все его повадки и предпочтения.

— Она тебя всегда поймет! С ней можно даже по душам поговорить! Спроси, что-нибудь!.. — Наладчик кивнул в сторону Байфона.

— Привет… Как дела?.. — неуверенно промямлил Макс.

— Когда ты рядом, Макс, я так счастлива! — нежно произнесла машина и томно вздохнула, — бедняга, устал от одиночества?..

— Откуда она меня знает? — подивился Макс.

— Я ввел твои данные! — засмеялся рыжий. — Еще не то увидишь! Квантовая технология, писк отечественно науки 2113 года!

Так ласково с Максом еще ни одна женщина не разговаривала. Он почувствовал сладкое оцепенение, по коже пошли приятные покалывания.

В это время в комнате раздалась приятная симфоническая мелодия. Макс неуверенно протянул руку в сторону скрипичного ключа и сменил симфонию на инструментальную пьесу. Нажал еще и послышались современные ритмы. Он невольно улыбнулся. Все не так уж сложно! В центре, прямо перед ним билось красное сердечко. Макс прикоснулся.

— Здесь ты разместишь тех, кого полюбишь! — мягко произнес уже знакомый женский голос, — мы ждем тебя в розовой комнате!

Макс ткнул в сторону розового домика. Перед ним закрутился калейдоскоп женских лиц. Их белоснежные улыбки ослепляли. Макс даже не заметил, как его сердце забилось в унисон с тем, что вибрировало на виртуальной панели.

— И что, действительно так вот и кого хочешь?.. — дрожащим голосом спросил он.

Рыжий мастер наслаждался эффектом.

— Здесь все самые соблазнительные женщины мира! Звезды кино и эстрады на ваш выбор! Сами увидите!

— А спортсменки?.. — раздухарился Макс.

— Наша картотека содержит двадцать пять тысяч красавиц! Спортсменки, артистки… — настройщик сделал паузу и многозначительно взглянул на Макса: — …даже последняя мисс Казахстана, все для вас!

Рыжий добавил, что, бонусом первой покупки, Меломан-Эрос первый год предоставляет бесплатные ежемесячные обновления красоток, запахов и интерьеров. Макс поймал себя на мысли, что уже с нетерпением ждет ухода специалиста. Тот и сам догадался.

Едва мастер ушел, Макс дезактивировал коммуникационную панель на стене. Отключившись таким образом от мира, он плотоядно уселся к Байфону. Макс ввел пароль, выбрал розовую комнату и Байфон раскрасил стены в мягкие тона.

— Выбор парфюма! — напомнил голос.

Макс вспомнил советы рыжего и нажал на красную кнопку. Запахи пота, вина, табачного дыма и дешевых духов ударили в нос. Макс только успел перевести дыхание. Запах действительно был волнующим!

— Вы выбрали атмосферу старинного борделя! — констатировала машина.

Что-то мешало Максу расслабиться. Наконец он понял причину. Он быстро встал с кресла, развернул Жужу лицом к стене и бегом вернулся на свое место.

Хрустальный шар засветился, испустил снопы мерцающих светлячков. Активировался висящий на стене экран. Поток света между ними соединился и по комнате пронесся вихрь из переливающихся конфетти. Макс на мгновенье зажмурился. Из шара ударили лучи и раскидали по углам канделябры с горящими свечами, накинули на стены гобелены, на окнах появились массивные портьерные шторы с изящными гардинами. Послышалось легкое шипение пластинки. Мягкие звуки саксофона и контрабаса наполнили комнату. Все вокруг обрело волшебные очертания. Макс лишь восхищенно крутил головой. Неожиданно из экрана вылетел фонтан светящихся точек. Словно влекомые ураганом они хаотично разметались по комнате, затем закрутились веретеном и соткались в женскую фигуру. От неожиданности Макс вздрогнул. Он узнал ее! Перед ним стояла Юнь-Цзы Айманова! Красотка приблизилась и остановилась напротив. Все еще не веря, Макс протер глаза.

— Мега-звезда знаменитого казахстанского сериала «Шанхайская саранча», красавица Юнь- Цзы! — вкрадчиво произнес мягкий женский голос.

— Ююняяя! Вау!!! — замычал потрясенный Макс. Одно время он бредил ею. Не пропускал ни одного фильма с ее участием.

Юнь-цзы выглядела настолько реалистично, что Макс приосанился и невольно втянул живот. Он вдруг пожалел, что не догадался побриться. Актриса игриво подбоченилась, грациозно развернулась на каблучках. Она поманила его пальчиком:

— Я тебе нравлюсь, герой? — задорно спросила она и призывно заиграла бедрами.

Перед лицом Макса мигала иконка «кастинг». Он не удержался и решил поэкспериментировать. Тут же по подиуму зашагали красавицы. Максу показалось, что он спит! Звезды отечественных блокбастеров тянули к нему свои точеные руки и посылали воздушные поцелуи. За ними скромно шествовали голливудские принцессы. Болливудские пышки в полупрозрачных шальварах демонстрировали танец живота и осыпали его лепестками чудесных цветов. Макс подпрыгивал в кресле и щелкал пальцами. Девушки меняли ракурсы, принимая соблазнительные позы, обнажали стройные ножки и слепили улыбками. На груди каждой светилась табличка. «Айнур Багланова, Шарон Броун, Эдита Кирсанова, Мисандра Бали, Инесса Буггельшнайзер…» Звезды первой величины! Каждое из этих имен сводило с ума все мужское население планеты!

— Для выбора вам достаточно указать пальчиком или назвать имя! — подсказала машина.

Вскоре калейдоскоп красавиц утомил. Первое впечатление оказалось самым сильным. К тому же «Шанхайская саранча» была его любимым сериалом.

— Юнь-Цзы! Юню хочу! — капризно воскликнул Макс.

Подиум опустел. Девушки исчезли также неожиданно, как и появились. Лишь одна стояла перед ним и смотрела влюбленными глазами. И это была она, его мечта! Девушка складывала свои яхонтовые губки бантиком и посылала воздушные поцелуи. Максу показалось, что сердце его становится квадратным. Не в силах сдерживаться, он раскрыл объятия.

— Иди сюда!.. Ну же!.. — горячо прошептал Макс.

Красавица приблизилась и опустилась передним на колени. Нашептывая какие-то нежности, она теплыми и мягкими ладонями начала плавно ласкать его грудь, касаясь его своим трепещущимся телом. Иногда он чувствовал ее бюст и это еще сильнее его заводило. Ее умелые руки подбирались все ближе к заветному месту, а длинные волосы щекотали, заставляя все тело покрываться гусиной кожей. Макс даже представить не мог, что голографическое изображение может вызывать такие естественные тактильные ощущения.

Ее порывистое дыхание приближалось. Макс откинулся в кресле и прикрыл глаза. Он весь дрожал от вожделения.

— Ну, ну же!? Что ты тянешь, Юня? — шептал он, чувствуя, как у него накатывает.

Он обхватил девушку за голову и запустил пальцы в… непослушный ежик ее волос. Что-то ему показалось подозрительным.

— Я тебя съем, пупсик!.. — страстно промычала баритоном Юнь-Цзы и прижалась к его коленям небритой щекой.

Макса словно обожгло! Он открыл глаза и его обуял ужас! Его голые ноги обнимал отвратительный, небритый мужик с морщинистым лицом и дряблыми щеками. Мужик хищно таращился поросячьими глазками на его повеселевшего друга, а надутые до гротескности губы кривились в порочной улыбке.

— Гаф-ф! Я твой песик! Я вымажу тебя сметаной и съем! — прогундосил мужик. При этом он высунул свой мерзкий коричневый язык и гадко подразнил Макса.

— Эй, вали отсюда, педик! — исступленно заорал Макс и замахал в страхе руками. Он пулей соскочил с места и спрятался за спинкой кресла. Мужик поднялся и в неуверенности переминался на месте. «Демон голубой луны блистательный Морис Боисеев» — прочитал Макс на его груди.

— Что за хрень! Я не хочу педика! — заорал Макс и затопал ногами. — Где Юня?!

Шар на Байфоне замигал. Демон луны исчез, а вместе с ним и сказочный интерьер, обнажив привычные серые стены. Макс озирался. Он опасался, что педик спрятался и может в любую минуту выскочить как чертик из табакерки.

— Сбой программы! — бесстрастно ответила машина уже знакомым голосом.

«Вот и верь после этого рекламе!.. — гневно пронеслось в голове у Макса». В душу словно нагадили. Святая вера в божественность технологий была попята!

— Уважаемый, Макс! Байфон 555 анализирует причину сбоя! Как альтернативный вариант в боковой нише консоли вы найдете нежную ручку Жужу от «Франс д’Амур»… — начала машина.

— Остохренела мне ваша Жужу! — оборвал Макс. — Я хочу Юнь-Цзы!

— Сбой программы! Производится анализ! — упрямо повторила машина и запустила релаксирующую музыку.

Макс активировал коммуникатор.

— Набери офис Меломана! — прорычал он в бешенстве.

— Меломан-Эрос, Меломан-Пицца, Меломан-Эскулап… — принялась уточнять панель.

— Эрос, эрос!

Раздались звуки набора. К радости Макса офис еще работал и ему ответили. Макс нервно поведал о том, что произошло.

— Меня чуть не изнасиловали! Это оскорбление моей сексуальной ориентации! Вы мне ответите!.. — пригрозил он и потребовал срочно устранить неисправность.

Ему напомнили, что сегодня суббота и все мастера давно сидят дома. В понедельник все будет исправлено.

— К черту понедельник! Мне надо сейчас! — настаивал Макс.

Словно издеваясь, работник Меломана посоветовал провести вечер с какой-нибудь подругой. Добавил, что фирма возместит затраты.

— Я сейчас приеду и разворочу ваш чертовый офис! — в бешенстве пригрозил Макс и вдарил что есть силы кулаком по коммуникатору.

— У вас нервный срыв! Оставайтесь дома, отправляем к вам психолога из Меломан-Эскулапа! — услышал он холодный ответ и офис отключился. Больше на звонки не отвечали.

Макса душило от бешенства. Это был удар ниже пояса! Он много раз прощал подлости и измены людям, но такого скотства от высокотехнологичной машины вынести не мог. Они ответят за все! Макс быстро оделся, бросил в спортивную сумку бейсбольную биту и кинулся вон. К его удивлению, дверь не открывалась. Он несколько раз двинул ее ногой, как вдруг получил сообщение, что для его безопасности, до прихода психолога, дверь заблокирована. В бессилии запустив битой о стену, Макс завалился в кресло и принялся лихорадочно разрабатывать план мести. Сначала он решил отыграться на меломановском психологе. А потом все-таки добраться до их офиса. Он представлял как крушит помпезную золоченную вывеску, разбивает вдребезги окна. Мысли об этом давали некоторое облегчение.

«Ну где же это долбанный психолог?..» — едва успел подумать он, как в дверь позвонили. Она сама разблокировалась и кто-то тихо вошел. Макс кинулся в бой, но остановился как вкопанный. В прихожей стояла Айжан.

— Ты как здесь оказалась? — опешил Макс.

— Я из Меломан-Эскулапа, пришла выводить тебя из стресса!

Он даже не думал, что Айжан по профессии психолог.

— Извини, я с утра тебе нагрубила… — извинилась она. — Узнала на работе, что ты приобрел Байфон, вот и приревновала…

Неожиданно панель сообщила, что его вызывает Кей.

— Кто это? — поинтересовалась Айжан.

Макс не стал скрывать и рассказал, что у него есть виртуальный сын.

— Ух, ты! Покажи мне его! — попросила Айжан и Макс включил компьютер. Вскоре они общались с Кеем. Мальчик напомнил, что ждет обещанную ему отцом деревянную лошадку. Макс прикусил губу. Из-за Байфона, он совсем забыл о сынишке. Лошадка тут же была оплачена, и через пару минут мальчуган заполучил игрушку. Глядя на его счастливое лицо, Макс оттаял. Вскоре они уложили мальчика в кровать.

Айжан вдруг погрустнела. На его вопрос что случилось, созналась, что тоже хочет ребенка. Только настоящего. Макс удивлением посмотрел на нее. Ему этого и в голову не приходило. Он всегда считал ее легкомысленной вертихвосткой.

— Кстати, наверху дождь! Давай прошвырнемся по Абайке! — предложила Айжан и взяла Макса за руку. Она игриво посмотрела на него и нежно улыбнулась. Решено! Он не против. Надо лишь привести себя в порядок. Пока Макс брился, Айжан прибрала комнату.

Вскоре они садились в лифт. Они поднимались вверх. Это же такой кайф прогуляться по вечернему Алматы!

Голография чувств: 6 комментариев

  1. Я, правда, в половине «высокотехнологичных» терминов так и не разобрался, но «сколочен» рассказ добротно. А когда дочитал концовку, то вообще повеселел, душу она мне согрела. Все-таки «реальная» Айжан это… НУ, сами понимаете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *