Кукушка и горлинка

Кукушка на суку печально куковала.
        «Что, кумушка, ты так грустна?»
Ей с ветки ласково Голубка ворковала:
        «Или о том, что миновала
                        У нас весна,
И с ней любовь, спустилось солнце ниже,
        И что к зиме мы стали ближе?»
        — «Как, бедной, мне не горевать?»
Кукушка говорит. «Будь ты сама судьёю:
Любила счастливо я нынешней весною,
        И, наконец, я стала мать;
Но дети не хотят совсем меня и знать:
        Такой ли чаяла от них я платы!
И не завидно ли, когда я погляжу,
Как увиваются вкруг матери утяты,
Как сыплют к курице дождём по зву цыпляты:
А я, как сирота, одним одна сижу,
И что есть детская приветливость, не знаю».
— «Бедняжка! о тебе сердечно я страдаю;
Меня бы нелюбовь детей могла убить,
        Хотя пример такой не редок;
Скажи ж — так стало, ты уж вывела и деток?
        Когда же ты гнездо успела свить?
                Я этого и не видала:
                Ты всё порхала, да летала».
        — «Вот вздор, чтоб столько красных дней
        В гнезде я, сидя, растеряла:
Уж это было бы всего глупей!
Я яйца всегда в чужие гнёзды клала»,
— «Какой же хочешь ты и ласки от детей?»
        Ей Горлинка на то сказала.


Отцы и матери! вам басни сей урок.
Я рассказал её не детям в извиненье:
        К родителям в них непочтенье
        И нелюбовь — всегда порок;
Но если выросли они в разлуке с вами,
И вы их вверили наёмничьим рукам:
Не вы ли виноваты сами,
Что в старости от них утехи мало вам?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *