Проклятие жестяной банки

Во время перемены Паша и Саша на школьной доске играли в крестики-нолики. Но от игры их отвлекли чьи-то всхлипывания. Ребята обернулись. Плакала Маша Котовская. Она сидела на своем месте, уткнувшись в парту лицом. Мальчишки подошли к ней.
— Ты чего, рёва-корова? Обидел кто? — спросил Саша и слегка пихнул Машу рукой.
— Отстань!
— Да что случилось-то? — поинтересовался Паша, — Может, мы тебе сможем помочь?
Маша приподняла опухшее от слёз лицо:
— Катька Кукушкина у меня леденцы забрала и не отдаёт.
Ребята посмотрели в сторону обидчицы. Та ела конфеты из жестяной банки и ухмылялась. Друзья направились к ней. Почувствовав опасность, Катька бросилась бежать. Ребята побежали следом. Началась погоня. И вот, когда уже казалось, что Кукушкина попалась, в класс вошла учительница. Катька-лиса спряталась у неё за спиной и показала охотникам язык:
— Бе-бе-бе!
Когда все стали садиться за парты Кукушкина предупредила Сашу:
— Если вы попытаетесь у меня конфеты отобрать, то я про вас всё учительнице скажу!
— А что ты ей скажешь, ведь это ты их у Машки отняла?
— А ты докажи!
Саша погрозил Катьке кулаком, и взглянул на Машу. «Похоже, что надежду на возвращение леденцов она уже потеряла…»
— Этого нельзя так оставлять, — шепнул Паша Саше.
— Да, нельзя, — согласился тот. — Ещё учительницей пугает. Здесь силой не возьмёшь. Девчонка. Будут потом пальцем тыкать, что мы с девчонками дерёмся. Что делать-то будем?
— Где-то я точно такую же банку видел…
— У меня дома видел, рядом с аквариумом лежит.
— Точно. А у меня — идея!
И Паша предложил свой план действий. Друзья захихикали, а затем куда-то убежали.
Перед самым звонком на урок запыхавшиеся, но довольные мальчишки подбежали к Маше.
— Ну, чего нос повесила?
— Чему радоваться-то?
— Не бойся, мы пропажу вернём!
— Как вернёте?
— А так. На следующей перемене Кукушкину нужно будет ненадолго отвлечь. Отвлекать будешь ты.
— Как?
— Ну, как-как. Придумай. А, знаю! Колдовать будешь!
— Вы издеваетесь, что ли?
— Нет, это серьёзно. Хочешь вернуть леденцы?
Маша кивнула.
— Ну, вот. Тогда делай то, что тебе говорят. Остальное мы сделаем сами. А от тебя вот что требуется, — и Паша что-то зашептал ей на ухо.
— Хм, сейчас мы Катьку-заразу накажем, чтоб неповадно было чужое брать! — уверил Саша.
После урока Маша подошла к Кушкиной. Та отодвинула банку с конфетами себе за спину, подальше от Котовской. Маша посмотрела на Катьку и усмехнулась:
— Жалко мне тебя, Катя.
— Это почему же?
— Ведь ты же не знаешь, что моя прабабка была колдуньей, а это передаётся по наследству!
— Вот, вруша-груша, — засмеялась Кукушкина.
— Не веришь? Ну, смотри, как я сейчас наложу проклятье на банку с леденцами!
Маша сняла с пальца руки кольцо и положила его на ладонь, затем ладонью другой руки принялась водить вокруг него и приговаривать:
Силы-силы колдовские,
К вам взываю внеземные,
Коли слышите заклятье,
Наложите же проклятье!
И Маша что есть силы дунула в сторону жестяной банки…
— Это всё? — улыбнулась Катька.
— Мало? Не боишься?
— Хм. Ой, напугала! — хмыкнула Кукушкина. Вот я сейчас одна всё съем, а тебе — фигушки!
И она, глядя в глаза Маше, демонстративно открыла банку и взяла леденец. Она уже поднесла его ко рту, когда вдруг почувствовала, что леденец больно мягкий и склизкий. Катька взглянула на него. И — о ужас! Её пальцы сжимали червей! Жестяная банка буквально кишела червями! Душераздирающий вопль Кукушкиной поразил весь класс:
— А-а-а-а-а-а-а-а! Спасите-помогите! А-а-а-а-а-а-а-а! Глисты!
И Катька пулей вылетела из класса. Саша подошёл к её парте и забрал банку.
— Ну, вот и всё! — сказал Паша, — Дело сделано. Возьмите Ваши леденцы, Мария Батьковна.
Не успела Маша и слова сказать, как Кукушкина за руку буквально затащила в класс нашу учительницу, Татьяну Геннадьевну.
— Вот, смотрите, — кричала Катька, — Котовская в школу глистов притащила!
Все замолчали.
— Это — правда? — спросила учительница.
После увиденного Маша не знала что и сказать. Она испуганно замотала головой.
— Врёт! Правда-правда! Они в банке, — не унималась Кукушкина.
— Дай мне это, — сказала Татьяна Геннадьевна, обращаясь к Котовской. И та отдала.
Учительница осторожно приоткрыла банку, и была удивлена. Приятно удивлена. Внутри банки лежали леденцы! Татьяна Геннадьевна недовольно взглянула на Кукушкину:
— Как это понять? Ещё одна такая шутка, и ты отправишься объясняться с директором!
— Они там были, — попыталась оправдаться Катька. Но строгий голос преподавателя её прервал:
— Очки купи! А то глисты какие-то мерещатся.
Учительница вернула Маше конфеты и вышла из класса.
— Фу, — стёрла со лба пот Котовская, — Что это было? Как так получилось?
— Элементарно! Смотри…, — прошептал Саша. Он положил баночку в свой портфель, а затем вынул её из портфеля Паши. Изумлению девчонки не было предела. Вдруг, откуда ни возьмись, налетела Катька, выхватила из рук Саши леденцы и убежала в коридор.
Маша опять было расстроилась, но мальчишки почему-то улыбались.
— Да пусть бежит, ей же хуже будет!
И словно в подтверждение этих из коридора послышался душераздирающий вопль Кукушкиной:
— А-а-а-а-а-а-а-а! Глисты! А-а-а-а-а-а-а-а!
Маша изумлённо посмотрела на ребят:
— Что тут происходит? Я вообще ничего не понимаю!
— Да мы подменили твою банку, — усмехнулся Саша, — Катька утащила мою, а там — мотыль, я им рыбок кормлю. И мы не виноваты в том, что Кукушкина мотыль от глистов отличить не может!
— Скорее бежим, банку заберём. Катька ведь опять учительницу позовёт!
— И сама же получит!
Как и положено, Добро восторжествовало. Правда, здесь вполне можно было бы обойтись без колдовства и заклинаний, а вот без друзей, без друзей — это вряд ли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *