Дебют с начинкой

Мама хотела, чтобы её шестилетний сынок Саша непременно получил музыкальное образование. Для того чтобы пройти первый тур поступления в музыкальную школу, мальчику необходимо было хорошо исполнить песню. Мама записала своё чадо на прослушивание. Вместе с Сашей они долго выбирали музыкальное произведение. Были прослушаны десятки пластинок с детскими песнями. И вот, наконец-то, была сделана остановка на трёх наиболее понравившихся записях. Саша целых три дня пел под аккомпанемент пластинок и старательно упражнялся, подражая записанным на них голосам.
Вот пришёл и день первого тура. С утра, собрав всё самое необходимое, мама с Сашей при параде отправились на прослушивание. В холле музыкальной школы уже собралось множество детей со своими родителями. Все дети были нарядно одеты. Они с нетерпением ждали своей очереди. Время от времени из экзаменационного класса выходила женщина в очках и по списку вызывала очередного претендента. Дети, выходившие из класса, вели себя по-разному: кто неуёмно плакал, кто прыгал от радости, а кто и вовсе никак не выражал своих чувств.
Когда подошла очередь Саши, он без тени сомнения смело шагнул в экзаменационный класс. Это была большая светлая комната. Слева у стены стояло пианино, а посредине размещался большой длинный стол. За столом сидела приёмная комиссия, состоявшая из одних женщин. Члены комиссии с интересом разглядывали Сашу, что несколько его смутило.
– Здравствуйте, молодой человек! – первой начала председатель комиссии. – Вы готовы?
Саша, как истинный джентльмен, молча кивнул в ответ и поправил бабочку. Одна из женщин поднялась из-за стола и подошла к пианино.
– Что будете исполнять? – поинтересовалась председатель комиссии. – «Во поле береза стояла…», «Как на тоненький ледок…» или что-то ещё? Марине Николаевне необходимо знать это, чтобы помочь Вам с аккомпанементом.
Женщина, сидевшая за пианино, улыбнулась и кивнула. Видимо, она и была той самой Мариной Николаевной.
– Марина Николаевна не знает этой песни! – вдруг уверенно заявил Саша, чем удивил сразу всех членов комиссии.
Марина Николаевна, пожав плечами, поднялась из-за инструмента и закрыла клавиши крышкой.
– Что ж, мы слушаем Вас! Начинайте! – разрешила председатель комиссии.
И Саша, глубоко вдохнув воздуха, задорным звонким голосом запел:

Знают пусть учителя,
Нету слуха у меня!
Буду я фальшиво петь,
Чтоб никто не мог стерпеть!

До, ре, ми, фа, соль и ля
Так замучили меня,
Что могу я недопеть
И серьезно заболеть!

Когда Саша закончил, в комнате воцарилась мёртвая тишина, длившаяся никак не меньше минуты. Изумлённые члены комиссии смотрели на Сашу, выпучив глаза. Кое-кто даже рот открыл от удивления. Саша уж было занервничал. Что-то исполнил не так? Но шок, поразивший членов приёмной комиссии, постепенно прошёл.
– Ты действительно не хочешь учиться музыке? – первой пришла в себя председатель комиссии.
– Почему это не хочу? – обиделся Саша.
После этого в классе грянул дружный хохот. Преподаватели музыки смеялись от души аж до самых слёз. Такого в их практике ещё никогда не было. Не смешно было только Саше. Как нужно было понимать это более чем странное поведение членов приёмной комиссии? Он нахмурился и спросил:
– Так что?
Преподаватели переглянулись между собой, кивнули друг другу. Со своего места поднялась председатель приёмной комиссии. Она торжественно объявила:
– Поздравляю Вас, молодой человек! Вы прошли этот тур! Можете идти.
Обрадованный Саша даже позабыл попрощаться с преподавателями. Он бросился к двери, чтобы поскорей обрадовать свою маму. А как только он переступил через порог, так позади снова покатился весёлый смех.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *