Любовь?..

Маленькие трогательные дворики детства!
Вы оставляете нам неповторимо-щемящие воспоминания…

Кирпичный двухэтажный дом в форме буквы “Пэ” обнимает деревянный бордовый столик с двумя лавочками по бокам. Несколько шагов вперед — небольшое поле, старательно выложенное булыжником, перепутанное вдоль и поперек веревками с выстиранным бельем, а когда все белье высушено и веревки сняты — место, заменяющее спортплощадку, где можно было стать в круг и поиграть в волейбол.
Слева от поля, в промежутке между нашим и соседним домом, — несколько деревьев. Окно нашей с мамой комнаты как раз смотрит на них. А справа от поля — небольшая импровизированная клумба с очень простыми неприхотливыми цветами, лавочка, и над всем этим возвышается могучий, раскидистый, густо-зеленый тополь.
Когда-то он казался мне невероятных размеров великаном! Через некоторое время, подпрыгнув, я могла зацепиться руками за его нижние ветки и, повиснув, покачаться…Еще спустя время я уже могла, ловко запрокинув голову назад, а ноги вперед и вверх, упираясь ими в ствол, вскарабкаться на нижнюю ветку, а затем выше, потом еще выше…
Его ствол был до блеска отполирован ребячьими ногами. Здесь и мои ноги внесли свою немалую лепту.
Вместе со мной с верхушки тополя любовались окрестностями двора Незнайка и Буратино, Робинзон Крузо и Три мушкетера, и даже Королева Марго и Анна Каренина.
Усевшись в уютном разветвлении, оказавшись наедине с огромным миром, можно было наблюдать происходящее внизу на земле и вверху на небе, читать книги, петь, разговаривать с птицами, ветками, с ветром, который то шлепал, то гладил по щекам.
Я могла часами проводить время на высоте выше крыши нашего дома, в шуршащей листве, покачиваясь вместе с тополем и погружаясь в мир сказок, мечтаний и размышлений.

— Алеся! Домой! Давай, быстро! — слышу я мамин голос и вижу, как она пытается отыскать меня глазами во всех уголках двора, выжидаю, пока ее фигура скрывается в дверях подъезда, спускаюсь с тополя и вбегаю в квартиру.
— Где ты была?! — удивленно спрашивает мама. — Я не видела тебя во дворе! — она улыбается моим «хитростям” не первый раз…
Если бы мама знала!…
Так я никогда и не раскрыла ей свое опасное излюбленное обиталище…

Что произошло, и в какой из дней — трудно сказать, но я почему-то стала стесняться лазать на свой любимый тополь!
Поначалу, преодолевая этот изнутри останавливающий и сжигающий сигнал, я оглядывалась по сторонам и влезала на дерево, когда двор был совершенно пуст, но потом что-то внутри поменялось окончательно, и мне уже не хотелось карабкаться по веткам!…

Из окна первого этажа каждый день звучала музыка. Юре (теперь я уже не знаю, называть его дядя Юра или нет?…) в день его совершеннолетия, подарили магнитофон — об этом знала вся округа. Все уже знали, что к вечеру их ожидает очередной концерт.

Я надеваю красивое новое нарядное платье, красное с белой отделкой на карманчиках и воротничке, выбегаю во двор и в абсолютном слиянии со звуками мелодии, кажется, лечу, не касаясь земли. Все мое существо растворилось, меня просто нет, я — это порыв, движение, звуки.

Параллельно дому, вдоль дороги, выкопали траншею, вероятно с целью заменить трубы. По бокам образовались горы выкопанной земли.

Вместе со звуками музыки я взлетаю на горку вверх и сбегаю вниз, вот другая горка — вверх, вниз, и следующая, и еще, и еще…
Новое состояние, необычное ощущение полета…
Кто-то вдруг меня останавливает своим присутствием; оказывается я не одна, здесь кто-то есть, и он ворвался и помешал моему полету?! Так это же Алешка из соседнего дома! Он на класс старше меня.
— Чего уставился?! — хотела я сказать, но почему-то не сказала — поправила растрепавшийся локон, выпрямилась, изобразив на вершине горки красненькую статуэтку, и улыбнулась. Алешка смутился, покраснел и поспешил удалиться.
Я смотрела ему в след с чувством необъяснимой уверенности и смелости.

Проходивший мимо молодой человек останавливается, смотрит лукавыми глазами и спрашивает:
— А сколько тебе лет?
Не знаю, что со мной происходит, но этот вопрос грубо, резко и больно выбивает меня из всего предыдущего! Я убегаю домой, падаю на кровать и рыдаю. Меня захлестывает невероятно-неприятное ощущение вины, нечистоты, необъяснимо скверное и давящее. Мне становиться страшно!

Это состояние я помню до сих пор очень отчетливо, и до сих пор не могу его объяснить до конца.
Один случайно брошенный вопрос, о котором незнакомец, вероятно, мгновенно забыл, перевернул представление о мире, полностью изменив в нем мое местонахождение.

Все улеглось, все успокоилось…
Новые приятные события постепенно наладили и полностью обновили мою жизнь!
Теперь у меня появился Алешка, который стал центром Вселенной!
Десять минут утром по дороге в школу, секунды и мгновения на переменках, двадцать минут по дороге из школы домой, часок-полтора вечером во дворе…и все-все остальное время тоже! И когда делаю уроки, и разговариваю с мамой, и смотрю телевизор, и…
Уверенна — это любовь!
Много читала о ней — все сходится!
Знаю — это навсегда, это не проходит, это самое настоящее,
это счастье и добро, это Бог!

Однажды, посреди урока, открылась дверь нашего класса и вошла девочка — новенькая девочка Валя, приехавшая в наш город из далекой Германии, где служил ее папа.
— Валя будет учиться в нашем классе! — объявила Мария Михайловна.
Назавтра вся школа говорила о загадочной Вале:
— Она знает немецкий язык, лучше, чем ты, Мишка, русский!
— А видели, какие у нее обложки на тетрадках?!
— А меня она угощала заграничными конфетами!

Сегодня после уроков я не дождалась Алешку, и иду домой одна. Непривычно грустно и тихо. Какие-то мрачные предчувствия, страшные мысли, неопределенность…
Он не мог просто так не подождать меня! Что-то случилось…Но что?
Где-то глубоко пытается проскочить мысль, прорывается осознание происходящего, но я не выпускаю их наружу! Не может быть такого никогда!

— Что с тобой? Что-то случилось? — мама взволновано гладит мою руку.
— А что с Алешкой? Почему он не с тобой? Может, с ним что-то произошло?
После этого вопроса у меня не получается сдерживать слезы.
— С Алешкой все нормально! — с трудом проговариваю я, задыхаясь от слез.
Мама умолкает, поглаживает меня по плечам, по голове, потом обнимает, притягивает к себе и говорит:
— Ну, хватит, хватит…Успокойся!… Все-все!…

— Возьми, скушай слоеный “язычок” с сахарной присыпкой! Смотри, какой он поджаренный, блестящий, с румяной карамельной корочкой! Ты же именно такой любишь!
…Любишь??? Я люблю слоеный “язычок”?! Любовь и слойка?!…
Как соединить эти понятия?
Но я и в самом деле люблю слойки: они очень вкусные, и я испытываю прекрасно-приятные ощущения…Рядом с Алешкой тоже приятно-прекрасные ощущения…
Это и есть любовь?! Я люблю То или Того, кто дает мне наслаждение?
А как же Добро?!… Бог?!…

Так что же такое — Любовь?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *