Бывает же такое…

В ту зиму дождливых дней было больше, чем хотелось бы. Ну, просто потоп какой-то!
А после дождя такая промозглость стояла на улице, что жить не хотелось!… а на работу-то все равно идти нужно?
Возвращаюсь я как-то в один из таких дней домой…Дорога проходит через парк. Ну, парк — одно только название приятное, а на самом деле — мрачные деревья, густые заросли кустарника, узкие тропинки…Темнота, ни души…Жутковато…
Иду с прохладным ощущением в груди, и сердце как-то тикает не по-доброму…
Вдруг рядом с тропинкой за кустами что-то зашевелилось, вспорхнуло, замычало!
Ой, мама…Сердце в пятки — прыг! Просто обомлела, а потом встряхнула сама себя: “Ну, что ты пугаешься? Глупости какие…Подойди лучше, посмотри, что там? Мало ли…”
Осторожно приближаюсь к кустам — ну, так и есть! Лежит какой-то “красавец”!
Ругнулась немножко “про себя” и пошагала дальше. Прошла пару метров, думаю: “A вдруг раненый какой или еще что случилось?” Обхожу куст с другой стороны, осторожненько так заглядываю, вижу — лежит. Ноги целы, ботинки торчат, но темно, не видно лица, да и вообще голова где-то в кустах. Все!
Домой-домой! Не оглядываться. Зачем он мне нужен? Своих проблем мало, что ли? А с другой стороны, можно хоть прояснить, живой или нет? Может приступ сердечный у человека? Решаю вернуться, снова обхожу куст, возвращаюсь на прежнее место, внимательно слежу за телом — дышит или нет?
Вроде шевельнулся. Счастье чье-то недошедшее до дома! Грязное, замухрыженное, сравнявшееся по цвету с кустами. Пьяный, да и все! “Иди домой”, — это я говорю сама себе, разворачиваюсь и ухожу. Кусты остаются позади, вот очередное новое дерево вдоль дорожки, светлый ствол, еще немного — и выйду из парка…
А что же он там останется на всю ночь? Нужно стукнуть по ноге, проверить реакцию или разбудить? Может, проснется, встанет и пошагает к себе домой?
Останавливаюсь, возвращаюсь, снова делаю круг вокруг кустов, пытаюсь заглянуть, увидеть голову: цела ли она там у него? Но трогать все равно не буду! Еще чего!
Темно, правда…Ничего не видно, но а что там смотреть? Что может быть хорошего? Стучу по ботинку, проверяю. О! Живой! Дергается и мычит. Все нормально. Можно спокойно идти домой. Продолжаю путь, стараюсь забыть этот темный шевелящийся мешок, расположившийся уютно так под кустиками…
Только сырость ужасная. Простудиться можно, и, причем, хорошо простудиться! хм…
Прошла еще несколько шагов… Вспомнила, как пару лет назад подобрала на улице котенка. Маленький такой, рыженький. Вот так же было сыро и холодно. Пожалела, взяла домой. Сейчас такой котяра вырос! Любимец наш! Все его обожают, особенно бабушка, ну, мама моя. Души в нем не чает! А был замухрышка. Откормили, выходили. Сдох бы, если бы не подобрала. Такой был чахлый и маленький…
А тут — человек…Как-то странно даже. Котов жалеем, а людей…? Эх!…
Нет! Надо постараться разбудить его, растормошить. Сделаю, что смогу! А то, как же жить тогда? Совести вообще нет, что ли?
Приближаюсь к нему, вижу — перевернулся на спину, наверное, среагировал, когда стукнула его по ботинку. Подхожу совсем близко, заглядываю в кусты…
Господи!.. Алексей! Это же мой муж, Лешка! Сердце чуть не остановилось.
Руки трясутся, сама вся дрожу. Людей никого, плачу и кричу-приговариваю…
Растрясла его, разбудила, расшевелила. Холодный такой, мокрый…
— Лешка, Лешь! Ну, давай, вставай скорее! Давай, давай! Пойдем домой! Лешь!
Сердце сжимается от жалости, и злюсь на него в то же время.
Узнал голос, вероятно, начал подниматься с земли. Потерла ему лоб, виски, за нос потеребила — поднялся с моей помощью. Сказал даже, что ждал меня! Ну? Надо же такое…
Короче говоря, добрели мы с ним до дома с горем пополам. Хорошо, что живем на первом этаже: пять ступенек кое-как прошагали. Открываю дверь, слышу бабушкин голос:
— Люб, ты, что ли? Ну, что так долго? Двери поскорее закрывай, а то Рыжик выскочит! Целый день так и трется у двери, дежурит, а я его не выпускаю. Холодина такая, заболеет еще. Нечего там делать по такой погоде…
— Мам, да это я с Алексеем повозилась. Представляешь? Набрела на него в парке. Лежал под кустом. Хорошо, что заметила! Мог бы застудиться до смерти! Еле дотащила…
— Ой…Заметила она…Счастье какое… А если б не заметила — не велика беда…Не велика потеря…

Назавтра выяснилось, что Алексея уволили с работы, вот он с горя-то и не рассчитал…
А бабушка потом еще пожалеет о своих словах.
Когда однажды Лешка придет с работы и увидит — бабушка лежит на полу, а рядом Рыжик лапой морду моет. Лешка мигом “скорую” вызовет, а потом еще ни одну ночь будет сидеть возле ее постели, попеременно со мной, а Рыжик — все у двери тереться, да лапу облизывать после еды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *