За и против ЕГЭ. Отрывок 52 из романа «Встретимся у Амура или поцелуй судьбы»

Едва пролетели новогодние каникулы, как на горизонте высокой океанской волной поднялся и стал стремительно приближаться Единый Государственный Экзамен по математике, русскому языку и еще целому ряду предметов. Из Питерского университета Насте сообщили, что там тоже принимают сертификаты ЕГЭ и что у нее есть преимущество перед остальными абитуриентами, поскольку она успешно справляется с контрольными заданиями. Тем более, что ей светила медаль. Это сообщение так обрадовало Настю, что она, как в прежние времена, с визгом покружилась по комнате в обнимку со стулом − под повеселевшими взглядами обоих родителей.
Как и отец, Настя была горячей сторонницей ЕГЭ, поэтому всегда расстраивалась, читая в периодической печати статьи противников этого экзамена − к ее великому сожалению их было большинство. − Новое всегда сначала в меньшинстве, это естественно, − успокаивал ее отец. − И заметь: против ЕГЭ, как правило, те, кто учится, плохо, а таких в стране, увы, много.
Дискуссия по поводу, нужно или не нужно вводить ЕГЭ в обязательном порядке, состоялась и в их лицее. К Настиному удовольствию почти все ее одноклассники проголосовали за эту форму проверки знаний, − особенно при поступлении в вуз. Правда, при условии, что все будет по-честному.
− Почему ты так ратуешь за ЕГЭ? − спросила Екатерина Андреевна Лешу Козлова, поднявшего обе руки. − Ты ведь в МГУ собрался, а там сертификаты не принимают.
− Я передумал, − заявил Леша. − Пойду в Бауманку, − там принимают. Понимаете, Екатерина Андреевна, благодаря ЕГЭ я смогу жить в Москве, учиться в лучшем вузе, где заодно и лечить меня будут. И все бесплатно. В своем поступлении я не сомневаюсь. Я купил сборник их задач за прошлые годы и решаю любую только так. А если бы не ЕГЭ, родителям пришлось нанимать мне репетиторов, − а у них нет денет. И Москвы мне тогда не видать бы.
− Понятно. А ты, Костя, почему против ЕГЭ? − обратилась она к погрязшему в трояках Пацкевичу. По слухам он частенько закатывал отцу истерики, чтобы тот перевел его в прежнюю школу, − но отец и слышать об этом не хотел.
− Понимаете, Екатерина Андреевна, − уныло протянул Костя, давно растерявший былую спесь, − если бы не этот дурацкий ЕГЭ, родители наняли бы мне репетиторов из вуза, куда я хочу, и я бы гарантированно поступил. А сам я математику ни за что не напишу, − вы же знаете, что я тупой. Если не помогут, точно завалю.
− Ну, почему завалишь? Ольга Дмитриевна говорит, что на тройку должен написать, − все-таки ты далеко ушел по сравнению с прошлым. Высоких баллов тебе, конечно, не набрать, − но ведь ты можешь не поступать туда, где нужна математика. Иди в какой-нибудь гуманитарный вуз.
− Нет, я хочу в экономический, а там ее сдают.
− Да не трусь, тебе папочка поможет! − крикнул с задней парты Денис, так и не простивший Пацкевичу уход своего дружка Самойленко. Всем на удивление Костя не стал, как прежде, связываться с задирой, промолчал.
− Думаю, Денис, ты неправ. Говорят, на этом экзамене теперь ОМОН дежурит. И глушилки ставят, чтобы по сотовым не переговаривались.
− Ой, Екатерина Андреевна, не надо! Все это сказки. Ребята рассказывали, как в сто второй школе проходил ЕГЭ по математике − в прошлом году. Варианты раздали − через одного человека одинаковые, и переговариваться можно было, сколько угодно. Дежурные преподаватели просто отворачивались, чтобы не мешать. Конечно, ведь область заинтересована, чтобы ЕГЭ получше написали. Говорят, губернатора за высокие баллы хвалят.
− Не думаю, что это правда, − покачала головой учительница, − у меня другие сведения. И вы на это не очень надейтесь, − год на год не приходится. Ладно, значит, вы в большинстве за ЕГЭ, так в гороно и передам.
Настя, подобно Леше Козлову, тоже перестала переживать по поводу предстоящего поступления. Она накупила кучу справочных материалов по ЕГЭ за последние годы, − но задания в них по сравнению с питерскими контрольными показались ей просто детскими, даже задачи из самой трудной части С она решала с лету. В лицейском рейтинге успеваемости Настя давно и прочно занимала первое место. Павлика, который только и опережал ее когда-то, в классе уже не было, а больше сравниться с ней было некому. Если здесь, в лучшем лицее города, я в передовиках, то, может, и среди университетских абитуриентов тоже не опозорюсь, чего волноваться, − думала она. Ольга Дмитриевна уверяет, что я обязательно поступлю и учиться буду не хуже, чем в лицее, − а уж она знает, что говорит, она же там раньше преподавала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *