В детском саду.. Отрывок № 16 из романа «Одинокая звезда»

— Вставай, сынок, в садик опоздаешь! — услышал Гена, но не пошевелился. Сон теплым облаком обволакивал его, и из него никак не хотелось выныривать. Скажу что заболел, подумал мальчик, что голова болит и нос не дышит. Может, пожалеют.
— Гена, пора! — опять пропел мамин голос. — Вставай! Леночка, наверно, уже встала, а ты все лежишь.
Леночка! Сон как рукой сняло. Гена вскочил и на одной ножке попрыгал в ванную комнату. Широко раскрыв глаза, бабушка изумленно наблюдала, как ее обычно сонный и вялый по утрам внук мгновенно умылся, оделся и без фокусов слопал завтрак. Не прошло и четверти часа, как он объявил: — Я готов! Пошли за Леной.
— Доброе утро! Заходите, — приветствовала их мама Лены. — Дочка уже ждет вас. Леночка, за тобой пришли.
Увидев свою названую сестричку, Гена только и сказал: “Ох ты!” Других слов, чтобы выразить свое восхищение, он не нашел.
И действительно, его подружка выглядела ослепительно. На ней было голубое шелковое платьице, вышитое бисером, ее золотистые локоны были схвачены невиданной красоты заколкой в виде букетика цветов на длинных стебельках. Свободно свисающие с головки цветы были похожи на настоящие, только в серединке каждого блестела золотая бусинка. Ее наряд дополняли голубые с вышивкой гольфы и лакированные синие туфельки с серебряными застежками. Нет, такой нарядной девочки Гена еще никогда не видел.
— Как я тебе нравлюсь? — Леночка развела двумя пальчиками юбочку, встала на носочки и повернулась вокруг своей оси.
— Ты похожа на принцессу, — признал Гена. — Но зачем ты так нарядилась? Сегодня же не праздник.
— Я хотела деткам понравиться. А что, не надо?
— Нет, ничего. Только… только у нас есть такие противные мальчишки. И девчонки тоже. Будут к тебе приставать.
— А как они пристают?
— Ну… по-всякому. Но ты не бойся — я тебя защищу. Я же твой брат.
— Гена, не пугай девочку. Леночка, не слушай его, у нас все детки хорошие. — Светлана укоризненно посмотрела на сына.
Но Гена знал что говорил. В их группе были очень вредные мальчишки. Они могли ни за что ударить, толкнуть или подставить ножку. Или стул из-под тебя выдернуть, когда садишься. А некоторые девчонки так щипались, что оставались синяки! Причем делали они это исподтишка или когда в группе не было никого из взрослых. Правда, Гену никто особенно не обижал, потому что боялись его маму. Но другим деткам доставалось от них изрядно.
Как-то они отнесутся к его сестричке? Гене было страшно даже подумать, что ее может кто-нибудь ударить или ущипнуть. Но кто? Олень — так прозвали Сашеньку Оленина — занят Ирочкой Соколовой и не отходит от нее. Со Славкой Гусевым он — Гена — справится легко. Вася Репкин девочек не обижает. А вот Венька Ходаков — это да! Этот никому проходу не дает. Придется драться.
Гена не любил драться. Во-первых, больно. Во-вторых, если ему попадали по носу — а по нему попадали всегда — из него обильно шла кровь, и ее очень трудно было остановить. Поэтому он предпочитал отступить, чем вступить в драку. Но если будет надо! Он шумно втянул воздух и засучил рукава. Пусть только попробуют.
Детский сад находился за углом. Оставив Гену и Лену в группе, Светлана пошла к директору. И началось!
Девочки, сбившись в шумную толпу, стали разглядывать новенькую и обсуждать ее наряд. А вот мальчики! Мальчики просто пошли на Леночку стеной.
Забившись в угол, девочка испуганно смотрела на них.
Этого Гена стерпеть не мог. Он загородил собой Лену и выставил вперед кулаки.
— А ну отойдите! Это моя сестра! — грозно выкрикнул он. — Кто ее тронет, убью!
— Подумаешь, цаца, — Венька скорчил рожу и показал язык. — А ну сам отойди, а то в глаз получишь!
— Не отойду! Только тронь, попробуй! — Гена почувствовал, как в нем закипает холодная ярость, наполняя все его существо. Он вдруг совсем перестал бояться. При мысли, что сейчас на его подружку может напасть эта толпа, весь страх куда-то испарился. Гена приготовился к бою.
Видно, что-то такое было в его глазах, из-за чего мальчики сразу отступили назад. И только Венька, который не мог допустить своего поражения при всех, кинулся на Гену. Они сцепились и покатились по полу.
Вдруг Венька заорал как резаный и схватился за ухо. — Он меня укусил, укусил! — вопил он. На его пальцах была кровь.
Гена стукнул его еще пару раз для порядка и встал.
— Ну, кто еще хочет получить? — грозно спросил он.
Больше желающих не нашлось.
Тут инициативу взяла на себя Лена. Она вышла на середину комнаты и добрым-добрым голосом, как ее учила мама, сказала:
— Мальчики и девочки! Меня зовут Лена Туржанская. Я приехала из Ленинграда. Я так нарядилась, чтобы вам понравиться. Я хочу со всеми дружить. Не надо драться, пожалуйста. Давайте лучше играть в «ручеек». Мы так во дворе играли. Это очень весело. А ты, Веня, помочи холодной водичкой ушко, и кровь перестанет идти. Ты сам виноват — ты же первый начал. Давай я тебе ушко платочком вытру. Ну не плачь.
Когда воспитательница вошла в комнату, она не поверила своим глазам. Вся самая шумная старшая группа, разбившись на пары, увлеченно играла в «ручеек». Правда, вначале чуть не произошел сбой. Дело в том, что, кроме Гены, Лену захотели выбирать и другие мальчики. Но Гена этого допустить не мог. Он снова и снова выбирал свою сестричку, из-за чего «ручеек» быстро пересох. Тогда Леночка объявила, что ее будут выбирать все по очереди, чтобы никому не было обидно. И игра возобновилась.
Так Гена изменил в группе свой статус. Теперь он сам мог назначать, кому сидеть за их с Леной столом − на правах брата. Потому что с ними захотели сидеть все мальчики, даже Сашенька. Но Гена остановил свой выбор на Васе Репкине. Во-первых, Вася был толстым и, значит, не очень привлекательным. Во-вторых, он девочек никогда не обижал, потому что был к ним равнодушен. Четвертой к ним за стол Гена пригласил Маринку Башкатову, живущую в соседнем подъезде. Маринка тоже была очень хорошенькая − хотя, конечно, с Леночкой ни в какое сравнение не шла.
Будем вместе ходить домой, решил Гена. Он представил, как идет между двумя красивыми девочками, держась с ними за ручки, как ходят Сашенька с Ирочкой. И эта картина ему очень понравилась.
Гена вдруг почувствовал, что со вчерашнего дня сильно изменился. Еще вчера он был маленьким плаксивым мальчиком, нуждавшимся в защите мамы и бабушки. А сегодня сам стал защитником замечательной девочки, красивее которой, наверно, нет на свете. И эта девочка сама его выбрала, назвала братиком. Значит, он этого достоин.
Вот только если б не нос. Из него постоянно выглядывала предательская сопля, которую приходилось все втягивать и втягивать. А из-за того что он дышал ртом, у него сохли губы, поэтому их надо было все время облизывать. Ну кому это понравится? Особенно во время еды.
Тут Лена будто прочла его мысли.
— Гена, хочешь, я покажу тебе, что нужно делать, чтобы носик прошел? Меня доктор в Ленинграде научила.
— Покажи, — попросил Гена. Да она, просто, волшебница, эта девочка. Неужели можно избавиться от этого ужасного насморка?
— Надо делать так. Потри сильно-сильно пальчиками вот здесь. — Лена прикоснулась к крыльям его носа. — А потом вот здесь. — Она показала на переносицу. — Три, три и считай до десяти. Ты умеешь считать до десяти?
— М-м-м, — ответил Гена. Немножко считать он умел, но вот до десяти…
— Ну повтори: раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять десять.
— Раз, два, три, — послушно начал Гена, — четыре, пять… − Дальше он сбился.
— Давай еще раз, — терпеливо сказала Леночка, — повторяй за мной: шесть, семь, восемь…
С третьей попытки у Гены получилось. Но после того как он под этот счет потер там, где показала Лена, ему неудержимо захотелось чихнуть. Еле успел достать носовой платок.
— Ты неправильно сморкаешься, — укорила его девочка. — Надо сначала закрыть один носик, а в другой сморкнуть, а потом их поменять.
— Но у меня всего один носик, — робко возразил Гена.
— Ой, я не так сказала! — засмеялась она. — Не носик, а дырочку. Ты попробуй.
Он попробовал. И правда, из носа с шумом вылетел густой комок и сразу стало легче дышать. Он попробовал высморкаться еще. Нос прочистился. Гена теперь мог дышать с закрытым ртом.
— Ты так три почаще, и твой носик пройдет. А если горлышко заболит, надо потереть там, где гланды. — И Леночка показала, где.
— Тебе надо быть доктором, — решил Гена, — ты бы всех хорошо лечила. Ты такая добрая! У нас в садике дети часто болеют. Давай и их научим этому?
— Давай, — согласилась Леночка. — Только я не доктором хочу быть, когда вырасту. Я хочу быть, как мама, математиком. Это так интересно! Интереснее всего на свете.
— Кем-кем?
— Математиком. Это такая наука. Я тебе про нее книжки покажу. Они у меня дома.
Теперь, как только Гена чувствовал, что у него начинает закладывать нос, он тер места, показанные Леночкой, и нос откладывало. А после того как нос погрели в поликлинике, он перестал течь совсем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *