Расставание подружек. Отрывок 65 из романа «Встретимся у Амура или поцелуй судьбы»

Вот и лето прошло — словно его и не было, думала Настя, укладывая свои нехитрые пожитки в багажник дядиной машины. Они с Натальей еще раз проверили свой грибной домик, где прожили почти месяц, — не забыли ли чего, тепло попрощались с артельщиками и бригадиром, забрались в машину и покатили в Москву, где им предстояло надолго расстаться: Наталья возвращалась домой, а Настю ждал Петербург.
Время в лесу пролетело незаметно. Настя вначале опасалась, что подруга заскучает без телевизора и привычных удобств, но Наталья моментально освоилась, будто всю жизнь провела среди этих сосен и елок. Она быстро сдружилась со старенькой сборщицей грибов бабой Катей, знавшей все близлежащие леса, как свои пять пальцев. Баба Катя называла Наташку не иначе как внученькой и благоволила к ней со дня их приезда. Она проживала в деревне, где у нее был большой добротный дом, в котором, кроме нее жили кот Василий и пес Соколик − дворянской породы, но чрезвычайно смышленый. Муж бабы Кати умер два года назад от сердечного недуга, дочь давно вышла замуж и жила с мужем и двумя дочками во Владимире, наезжая к матери, в основном, за лесными дарами. Когда в широкой горнице бабы Кати Настя подошла к стене с фотографиями, ей стало понятно благоволение старушки к Наталье: ее дочь была, как две капли воды, похожа на Настину подружку. Из-за этого поразительного сходства баба Катя несколько дней выпытывала у Наташки сведения о ее ближних и дальних родственниках: все искала возможную родню. Но к глубокому разочарованию так и не нашла.
Поскольку приветливой старушке было далеко за семьдесят, огородные работы были ей не под силу, и потому картофельные грядки за домом так заросли сорняками, что чахлых кустиков картофеля среди них совсем не было видно. Подружки быстро положили конец этому безобразию: все пропололи, вымыли в доме окна и навели порядок во дворе. Кроме картофеля, баба Катя ничего не выращивала и даже кур не имела, − на жизнь ей хватало пенсии и грибных денег.
В благодарность за помощь баба Катя угостила трудолюбивых девчат невиданным лакомством под местным названием «каймак». Оно изготавливалось из топленых пенок, сложенных в несколько слоев, − ничего вкуснее Настя в жизни не ела. Старушка показала подругам самые грибные места и неизменно сопровождала их в поисках лесных даров. Ежедневно они с Наташкой до отвала объедались ягодами на брусничных и голубичных полянах, благодаря чему их личики посвежели и приобрели здоровый румянец.
Следуя советам и подсказкам доброй старушки, Наташка быстро научилась разбираться в грибах, а Настя их и так прекрасно знала, − и потому девчата ежедневно перевыполняли план. При расчете им выдали на руки такие суммы, о которых они не могли и мечтать. Наташка от восторга даже запрыгала и расцеловала улыбчивого бригадира Трофима Матвеевича − к его великому удовольствию.
Дважды Насте звонили по мобильнику отец и бабушка. Отец сообщил, что на следующий день после его выписки из больницы у Ляльки начались схватки, − еле успели довезти до роддома, где она родила здорового мальчика весом в три с половиной килограмма и ростом пятьдесят два сантиметра. И поинтересовался у засопевшей Насти, как бы она предложила назвать братика. На что дочь, с трудом сдерживая ярость, процедила, что ей это глубоко безразлично. Отец на эти слова только тяжело вздохнул. Помолчав, он добавил, что машину продал тому армянину, а теперь у них новый опель, − деньги добавили Лялины родители в благодарность за внука. От этого сообщения у Насти так испортилось настроение, что она, еле процедив «поздравляю», немедленно вырубила сотовый, села под елкой и с наслаждением разревелась. Сидевшая рядом Наташка только сочувственно вздыхала. Слов утешения у нее не находилось: ведь она выросла рядом с этой семьей и хорошо помнила их лучшие дни.
Зарочка прокричала, что мать еще раз звонила, просила, чтобы о ней не беспокоились и не искали. Сказала, что домой никогда не вернется и из прежних вещей ей ничего не нужно. И что на днях вышлет нотариально заверенный отказ от прав на квартиру и имущество. От этих сообщений у Насти на душе немного отлегло: теперь можно хотя бы не думать о проблемах с квартирой, которую Нина сдала под офис заезжей строительной бригаде.
В общем, все складывалось более-менее благополучно, и потому Настя изо всех сил старалась не падать духом. Ведь она ничего не могла изменить. Взрослые и самые любимые люди, отец и мать, покинули свою дочку, и теперь ей предстояло самой заботиться о себе.
Но как ни старалась Настя спрятать глодавшую ее боль, выражение лица и редкая улыбка девушки говорили сами за себя. Из-за этого постоянно вокруг нее образовывался вакуум: ведь люди инстинктивно чувствуют несчастье, а поскольку оно заразительно, невольно отдаляются от его источника. Даже пес Соколик, мгновенно признавший Наташку, − когда к нему обращалась Настя, поджимал хвост и сразу забирался в будку. Предложенную Настей конфету он вежливо съедал и тут же стремился удалиться, категорически отказываясь подать лапу, хотя Наташке давал любую из четырех.
Когда наступила середина августа, Настя совсем упала духом. Мысль о том, что с четырнадцатого по шестнадцатое числа этого месяца Вадим, возможно, будет ждать ее возле их Амура, как они когда-то договорились, едва не сводила ее с ума. Она ожесточенно гнала мысль прочь, убеждая себя, что все кончено, кончено навсегда, как не стыдно даже думать об этом, − но она возвращалась все снова и снова. Наташка всеми силами старалась отвлечь подругу от тягостных переживаний, но даже ей это было не под силу. Только лес с его приветливыми соснами и благодатной тишиной вносили в Настину душу некоторое умиротворение.
Наконец наступил день прощания с добрым лесом и людьми, к которым они так привязались. Теперь уже у Наташки настроение с самого утра стремительно портилось, − ведь скоро, очень скоро она должна расстаться с подругой, к которой так приросла, что дня не могла прожить без нее. Всю дорогу до столицы Наташка сидела туча тучей, изо всех сил стараясь не плакать, − но на перроне уже ревела белугой, вытирая ладонями обильно струившиеся слезы и некрасиво шмыгая носом. Настя с дядей утешали ее, как могли, и еле-еле затолкали в вагон, с трудом оторвав от подруги.
− Дай слово, что никогда не забудешь меня, что будешь вспоминать каждый день! − проорала Наташка, повиснув на ступеньке вагона. Разгневанная проводница все пыталась затащить ее в вагон, но та только отмахивалась. − Буду, буду! Конечно, буду! Иди в купе! − Настя со страхом наблюдала, как Наташка все вытягивала шею, стараясь подольше не упускать подругу из виду. Но вот поезд пошел быстрее, последний взмах руки − и Наташкин вагон, уносимый на юг мощным локомотивом, пропал из виду.
− Не надо так переживать, − подбадривал Юрий грустную племянницу. − Исполняется твоя мечта: ты будешь учиться в Петербурге, у тебя появится много новых друзей. А подруга − ну что тут поделаешь? Будете созваниваться, может, когда и повидаетесь, погостите друг у друга, − но судьба-то у каждой своя. Если ваша дружба настоящая, не потеряетесь. Сейчас заправимся и потихоньку покатим. Ты хоть знаешь, где в Питере твой университет располагается.
− Знаю, в Петергофе. Знаю даже, как туда проехать − от Наташи на метро, а потом маршруткой.
− О, Петергоф — красивейшее место. Кем же ты станешь, когда выучишься?
− Наверно, учительницей. Если с наукой не получится. Но я буду стараться. Мне профессор Туржанская, − она у нас математику в лицее преподавала, − дала рекомендательные письма к знакомым профессорам и даже к одному академику, чтобы они помогли мне определиться с научной темой уже на первом курсе.
− Значит, математиком решила заделаться?
− Нет, я займусь физикой. Туржанская сказала, что в ней более перспективные направления. Хочу попробовать заняться нанотехнологиями, − у них такое будущее!
− Что за зверь такой?
− О, дядя Юра, это так интересно! Нанотехнология − это создание механизмов размерами с молекулу. Когда-нибудь они изменят всю жизнь людей.
− Умничка ты наша! Ну, что ж, старайся, может, чего и добьешься. Эх, Натальин Юрка, племянник твой, даром, что старше тетки, а лодырь, каких поискать. Еле-еле на трояки тянется. Ему бы только по горам мотаться. Хотел быть геологом, так Наталья запихнула его в экономический, − вот мучается теперь с ним. Она тебе уже комнату приготовила. Нина договорилась, чтобы деньги за квартиру тебе переводили до востребования.
− Я их сразу сестре буду отдавать.
− Нет, Наталье ты будешь отдавать часть квартплаты, а остальное себе оставляй. Ты молодая, тебе одеваться надо, и на всякие мелочи деньги нужны: на учебники или еще что. Ну, когда там продукты купишь, − договоритесь. Олег тоже обещал помогать по возможности.
− Да у него теперь ребенок и жена молодая, ему самому хватать не будет.
− Так у ее папаши денег немерено. Он же ферму держит − куркуль нераскулаченный. Эх, надо же, как все обернулось. Кто бы раньше сказал, не поверил бы.
− Маме еще до замужества цыганка нагадала, что отец ее бросит и женится на молодой. А мама только посмеялась над ее словами. Откуда они все знают − эти цыганки?
− Интуиция у них. Да проезжай, проезжай, я тебе не мешаю! − прокричал он отчаянно сигналившему «Жигуленку». − Две полосы, а ему места мало. Торопится сильно. А мы не торопимся, − доедем, не спеша. Поспешишь − людей насмешишь, верно говорю?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *