Новый компьютер. Отрывок 38 из романа «Одинокая звезда»

Деньги на компьютер Ольга собрала, подрабатывая, кроме воскресной школы, еще и в Техническом лицее, организованном ею при институте. Она давно носилась с идеей открыть такой лицей. Убеждала ректора, обращалась в гороно, и, наконец, ей это удалось.
Подобные лицеи и гимназии стали создаваться повсеместно, едва ли не при каждом вузе города. В их лицей начали принимать школьников, окончивших девятый класс. Проучившись в нем два года, ребята получали аттестат зрелости и свидетельство об окончании компьютерных курсов. Вели занятия в лицее преподаватели кафедр, поэтому уровень знаний его выпускников был значительно выше, чем у обычных школьников. Часть денег на зарплату преподавателей выделяли органы народного образования, а часть доплачивали родители. Конечно, нести двойную нагрузку — на кафедре и в лицее — было нелегко, но добавка к зарплате компенсировала все тяготы перегрузки.
Ольга с Леной сразу решили, что эти деньги будут копить на хороший компьютер. Собирали долго и вот, кажется, насобирали. Навыки работы с ним они получили на кафедре информатики, где у Ольги были знакомые программисты. Те неплохо поднатаскали Лену в этом деле, да и Ольге нашлось чему поучиться.
К моменту покупки Ольга собрала хорошую библиотеку по программированию, и они все вечера подряд читали эти книги. Но изучать программирование без компьютера, все равно, что играть на нарисованных клавишах. Эффект совершенно не тот.
И наступил, наконец, долгожданный день, когда Гарри Станиславович повез маму с дочкой в фирменный магазин «Мир информатики», где торговали их голубой мечтой. Там после долгих советов и консультаций они выбрали свой «Пентиум», влюбившись в него с первого взгляда. Все в нем было прекрасно: и внешний вид, и глубокая память, и прелестная мышка, и монитор, и клавиатура, и… в общем, у Лены руки чесались поскорее его опробовать.
Привезли, установили на специальном столике, купленном по случаю с рук, — столик тоже был очарователен, такой черный, гладкий, элегантный — включили и… Лена забыла обо всем на свете. Уже вечером Ольга со скандалом отогнала ее от машины и заставила сесть за уроки, чего раньше никогда не случалось. Втайне радуясь большому домашнему заданию дочери, она сама, что называется, дорвалась. И уже никакие звонки, вздохи Гарика и Леночкины мольбы не могли ее заставить оторваться от вожделенного монитора.
Опомнилась она где-то около половины второго ночи. Она и не заметила, как ушел огорченный ее неблагодарностью Гарик и легла спать обиженная Леночка. Поколебавшись между желанием посидеть еще немножко перед экраном и необходимостью повторить завтрашнюю, точнее, уже сегодняшнюю лекцию для воскресной школы, она благоразумно выбрала последнее и, мужественно борясь со сном, просидела еще около часа над конспектом.
Утром за завтраком они молчали, настороженно поглядывая друг на друга. Ольга помалкивала, втайне надеясь, что вот-вот позвонят в дверь Гена или Марина, чтобы позвать Лену погулять или еще куда-нибудь. Леночка выжидала, когда мама примется мыть посуду, чтобы тихонько выскользнуть из кухни и первой захватить компьютер. Наконец, Ольга не выдержала.
— Елена! — строго сказала она. — Я вижу тебя насквозь. Даже и не думай. Мне компьютер нужен для работы.
— Но я тоже не в игры играю, — упрямо возразила дочь. — Хотя поиграть тоже хочется. Мамочка, тебе разве не надо в институт?
— А тебе разве не надо уроки делать? Что, назавтра ничего не задано? И вообще, шла бы ты погулять. Погода прекрасная, листопад — твое любимое время. Вот зарядят дожди — тогда и будешь дома сидеть.
— Ты прямо, как Гена — гулять, гулять, гулять! Не хочу я гулять. А уроки я еще вчера сделала. Хочу к компьютеру.
— Нет, так дело не пойдет. Давай договариваться. Сегодня утром он мой, а вечером твой.
— Ага, а завтра утром он мой? Когда я в школе. А вечером снова твой? Хитренькая!
Раздался звонок. Явился Гена. Он горел желанием познакомиться с компьютером. Вздохнув, Ольга принялась мыть посуду.
— Теперь они прилипнут к экрану и их не отогнать, — огорченно думала она. — Ладно, пусть посидят с часок, а потом она погонит дочь в магазин. Надо же и совесть иметь — мать завтрак готовила и посуду мыла. Теперь очередь дочери помочь по хозяйству. У меня в три часа воскресная школа — вот тогда пусть и отводит душу.
Убрав на кухне, она заглянула в комнату дочери. Картина была еще та! Сдвинув стулья, дочь и ее приятель сидели у компьютера. Лена уставилась на экран, а Гена на Лену. Правда, заметив Ольгу, он тоже перевел взгляд на экран.
Леночка что-то увлеченно объясняла Гене, но некоторые детали на экране были такими маленькими, что ему пришлось сильно приблизить к монитору лицо, чтобы их разглядеть. При этом его губы оказались так близко от ее щеки, что… ну, а кто бы на его месте удержался?
От неожиданности она даже не успела рассердиться.
— Ну, все, все! — приказала она, отстраняясь. — Отлипни. И убери руку с моего стула. Гена, я кому говорю?
— Нет, это невозможно! — возмутился Гена. — Сидеть так близко и не поцеловать. Нет, я так не могу.
— Тогда иди домой. Не буду ничего тебе объяснять. Ты пришел на компьютере учиться − или что?
— Или что.
— Гена, перестань! — начала сердиться Леночка.— Мне мама дала всего час. Потом она засядет за монитор, и мне к нему уже не подступиться. Или давай работать, или уходи.
— Дай поцелую! Ну, еще один раз! В щеку. Всего один! — заныл Гена. Он почувствовал, что она вот-вот согласится — хотя бы, чтобы он отстал.
Но тут в дверь опять позвонили.
— Убью! — подумал Гена и пошел открывать. Оказалось, прибежали близнецы. Им тоже хотелось приобщиться к компьютеру.
— Пошли вон! — зашипел на них Гена. Но они не согласились и заорали:
— Лена-а! Ле-ен, а чего он нас гонит? Мы тоже хотим поглядеть на компьютер. Можно к тебе? Ле-ена, а чего он дерется?
— Не трогай их. Пусть заходят, — отозвалась Леночка, не отрываясь от клавиатуры.
Потирая затылки, Мишка и Гришка вбежали к ней и уставились на экран. Глаза их азартно горели.
— Лен, можно, а? Ну, хоть минут… с полчасика. Мы умеем. В саперов. Нет, где стреляют. Ну не будь жадиной!
— Что с вами делать? — Леночка совершенно не умела им отказывать, и они этим беззастенчиво пользовались. — Садитесь. Только не драться у экрана!
— Ну, тогда я пошел. Можешь сама с ними нянчиться.
Гена вышел в коридор, стараясь сохранить ощущение ее щеки на своих губах. В целом, он был доволен. Он нашел способ ее целовать — надо застать ее врасплох. Тогда она от неожиданности теряется и не очень сопротивляется. Он стал еще чуть ближе к ней. Ничего, она постепенно привыкнет к его ласкам… и тогда, может быть, когда-нибудь… она сдастся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *