Настин бизнес. Отрывок 63 из романа «Встретимся у Амура или поцелуй судьбы»

− Слушай, поехали к моей бабушке? − предложила Настя. − Там черешня уже поспела-переспела. Бабушка говорит, ветки прямо на земле лежат от тяжести. Хоть наедимся с горя.
− Не, я к биологии буду готовиться, − отказалась Наташка. − А ты поезжай. Потом расскажешь, как там. Привези мне черешни.
− Ладно. − Настя распрощалась с Натальиными родителями и отправилась на автовокзал. Уже в автобусе позвонила бабушке. Та обрадовалась и сразу сообщила, что только что звонила мать.
− Откуда? Что она сказала? − Настя закричала так громко, что на нее оглянулись пассажиры. − Где она?
− Не призналась. Сказала только, что с ней все в порядке и чтоб ее не искали. Я ей говорю: ты хоть о дочери подумала — как она одна жить будет? А она: ничего, не пропадет, у нее отцовский характер. Совсем с ума сошла. Настя, похоже, она возвращаться не собирается. Уж и не знаю, что делать. И урожай пропадает.
− Ба, за урожай не переживай. Наташа закончит экзамены, и мы к тебе приедем на недельку. Сколько сможем, соберем. А остальное отдай соседям. Маму жалко. Если б знать, где она, я бы все бросила. Но где ее искать?
− Нет, внученька, ты должна о себе подумать. Тебе еще выучиться надо, профессию получить. Ну, пока, пойду тесто ставить. Приедешь, тогда все и обсудим.
Первое, что бросилось Насте в глаза, когда она вошла во двор, была несчастная порубанная машина. Она стояла на том же месте. Обмирая, Настя обошла вокруг нее. Потрогала пробитые топором дыры в кузове, отворила правую дверцу, села на переднее сидение и пошарила в пустом бардачке. Было жутко смотреть на разбитое переднее стекло. И сразу вспомнилось, как счастливы они были на море позапрошлым летом. Захотелось выскочить из машины и бежать, куда глаза глядят. Но она заставила себя сидеть на месте, чтобы принять нынешнюю реальность и примириться с ней.
− Вот, не знаем, что с ней делать, − услышала она бабушкин голос. − Столько места во дворе занимает. Хоть бы Олег распорядился. Как он?
− Поправляется. Буду в больнице, спрошу. Она на ходу?
− Наверно. Тут ее дождиком чуть было не намочило, так мы с дедом успели пленкой накрыть. Ничего, салон сухой остался. О, господи, беда какая! Давеча сосед приходил, смотрел ее. Предложил продать ему, мол, он кузов да стекла поменяет и будет ездить. Может, так и поступить?
− Пусть папа решает. Думаю, он согласится.
Выбравшись из машины, Настя подошла к старой черешне. Ее длинные узловатые ветви провисли под тяжестью ягод, а самые нижние лежали прямо на земле. Такого изобилия ей еще не приходилось видеть. Черные, граненые, собранные в крупные гроздья ягоды блестели на солнце, всем видом призывая наполнить ладонь и отправить в рот, — что Настя немедленно и сделала. Рот наполнился ароматным соком, которому возрадовалась душа. И тотчас же она озаботилась: как справиться с этим богатством? Ведь через день-два все погибнет.
− Ба, я придумала. Давай насобираем несколько ведер и продадим. В городе черешня знаешь, какая дорогая. И деньги, и людям польза.
− Ой, да кто ж продавать-то будет? Мне не под силу. Да и не занималась я этим никогда.
− А я. Мы в Муроме позапрошлым летом столько грибов продали, − денег на бензин до дома хватило. Я тоже помогала продавать, − я смогу. Дедушка пусть подвезет меня на автобусную станцию, − там быстро все расхватают. Сегодня что насобираю, в подвал спустим, там холодно. И завтра с утра пособираю, а к вечеру отвезем и продадим, − это ведь не запрещается, если из своего сада.
− Да неудобно мне. Что люди скажут?
− А мне удобно. Что здесь плохого? Лишь бы дедушка согласился.
К Настиному облегчению дедушка Артур и сам об этом подумывал, да боялся, что вдруг прихватит сердце, − как тогда быть? А тут внучка согласна пособить, − вот и ладно. И он направился к сараю за корзинами.
На следующий день к вечеру у них стояли наготове десять корзин и ведер, полных отборной черешни. Все они в дедушкин «Запорожец» сразу не поместились, пришлось приезжать дважды. Едва дедушка с внучкой достали из машины первые корзины, как к ним выстроилась очередь. Брали, не торгуясь, − Настя едва успевала пересыпать ягоды в подставленные кульки и сумки. К концу торговли у нее едва разгибалась спина и болели руки, зато в плотно набитой сумке приятно шелестели купюры. Бабушка Зара даже заахала, всплеснув руками, когда Настя высыпала ее содержимое на стол: она и представить себе не могла, что черешня может стоить таких денег.
В последующие дни дед с внучкой распродали остатки черешни, оставив себе несколько корзин, и принялись за яблоки. Их бизнес процветал в течение целой недели. Все заработанные деньги старики отдали внучке, как та их ни отговаривала, − ей нужнее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *