Каникулы и планы. Отрывок 32 из романа «Встретимся у Амура или поцелуй судьбы»

Первая лицейская четверть закончилась. Ее результаты не порадовали лицеистов. Лишь у одного Павлика Андреева сияли пятерки по всем предметам. К радости Насти троек у нее не было, но и пятерок оказалось маловато: по физике, русскому и английскому. У Натальи обошлось без двоек, чему она была безмерно рада. А вот у их одноклассника Трофимова за четверть зияли целых две пары: по химии и английскому. Увлекшись информатикой, он совсем забросил эти предметы, − и вот результат.
− Если бы к этим двойкам добавилась еще одна, Петю отчислили, − напомнила классная руководительница его удрученным родителям. − Вы ведь читали устав лицея. Почему же вовремя не спохватились? Я же не раз сообщала, что у мальчика провальная ситуация.
− Да у него в школе химии почти не было, − все время замещали другими предметами. А английский ему вообще не дается. Придется репетиторов нанимать.
− Это совсем не обязательно. У нас каждую неделю проводятся дополнительные занятия, причем бесплатно. Но что-то я Петю там ни разу не видела.
− Сынок, что же ты нам об этом не сказал? − строго спросил Петю отец. − Все только жаловался: «не понимаю да не понимаю».
Сын, понурив голову, молчал. Одноклассники смотрели на него с сочувствием: ведь у многих с химией тоже были проблемы. На нее отводилось всего два часа в неделю, а программа была довольно сложная. Да и преподаватель, доцент университета, отличался повышенной требовательностью. Поэтому половина класса химию едва тянула на троечку.
− Почему так получается: наши дети в школе были хорошистами и отличниками, а здесь скатились к посредственным отметкам? − возмущались родители. − И ведь не отлынивают, сидят за уроками с утра до вечера.
− К сожалению, мы с этим сталкиваемся ежегодно, − вздохнула Екатерина Андреевна. − Но не думайте, что вашим детям занижают оценки, они объективны. Доказательством тому служат результаты ЕГЭ, − оценки, полученные нашими выпускниками на этих экзаменах, на сто процентов совпадают их годовыми. Все дело в низком качестве школьных знаний, особенно в области точных наук.
− Что же делать?
− Учиться! Дольше будет легче. И заметьте: все наши преподаватели дают возможность исправить четвертную оценку. На доске объявлений вывешено расписание консультаций во время каникул, − приходите, исправляйте. Это полугодовую оценку исправить нельзя, а четвертную − пожалуйста. Вот помню: был у нас лицеист Вася Семыкин, − он по физике имел в первом полугодии двойку, его уже отчислять собрались. Так он поклялся, что все исправит, только чтоб оставили. И что вы думаете: в одиннадцатом классе Вася стал победителем олимпиады по этому предмету. Сейчас в университете учится на физфаке.
Дорогие родители, я об одном вас прошу: вы только не ругайте детей и не наказывайте. Они не виноваты, что не умеют учиться настоящим образом, − когда надо помнить весь объем пройденного материала. В школе зачастую как проверяют знания? Только по последней теме. Прошли неравенства − по ним зачет. Прошли логарифмы − по ним и только по ним контрольная. К изученному ранее уже не возвращаются. А у нас в каждую контрольную включают весь пройденный материал − и не только на математике. Так во всем мире делают.
− Да разве можно все упомнить? − вздохнула мама Тани Денисовой. − Головы же не хватит.
− Нужно! А иначе − как потом сдавать экзамены? Конечно, никто не требует, чтобы в памяти держали отдельные мелочи, но главные теоремы, законы и формулы нужно периодически повторять. Только тогда образуется фундамент знаний, опираясь на который можно подготовить толкового специалиста.
− Мне не совсем понятна система проверки знаний по математике, − поднялся с места отец троечника Вити Самойленко. − Мой сын привык, что на дом задают определенное домашнее задание, а на следующем уроке его проверяют. Так у нас в школе делали, и у Вити были только четверки и пятерки. А здесь зададут на неделю три десятка примеров и задач, а то и больше, и решай, сколько хочешь. А если не хочешь? Ведь не все такие сознательные. Спрашиваю: что на завтра задано? Ничего, отвечает. К следующему уроку − опять ничего. А когда подходит время зачета − ой, папа, нам столько поназадавали, я ничего не успею! Может быть, все же их проверять на каждом уроке? Они же еще дети, им сознательности не хватает.
Родители одобрительно зашумели. И тут к доске вышла профессор Туржанская.
− Понимаете, − сказала она, − очень скоро ваши дети станут студентами. И тогда их знания будут проверять всего раз в полугодие, на сессиях. А до того они сами должны будут распределять что, когда и как учить в течение семестра. Мы уже сейчас готовим их к этому. Тебе на неделю задали столько-то примеров и задач, раздели их количество по дням и решай постепенно. Это у Вити сознательности не хватает, а большинство ребят выполняет задание по частям к каждому уроку. Возьмем, например, Настю Снегиреву. У нее по математике пока четверка, она из английской школы и ей трудновато, но посмотрите, как она старается! На каждом уроке задает вопросы и решает даже больше, чем задано, по дополнительным пособиям.
Я учту вашу просьбу, поговорю с Витей и какое-то время стану проверять его тетрадь поурочно. Но и вы почаще его контролируйте. Думаю, мы вместе сумеем выработать у Вити привычку к систематическому труду, − потом ему это так пригодится!
− Слишком много задают по всем предметам, − пожаловалась мама Дениса Степанова, − у моего тоже в школе троек не было. А сейчас: и по русскому, и по литературе, и по истории. А с химией вообще полный завал.
− Да, вы правы, − согласилась классная. − Успевать на хорошо и отлично по всем предметам могут немногие. Но это и не обязательно. Двойку по химии, конечно, надо исправить и на грамотность обратить внимание. Но самое главное: уже сейчас определиться с будущей профессией и все силы бросить на соответствующие предметы. Наши выпускники поступают в любые вузы страны, причем не только в физико-математические или технические. Вон, в прошлом году семеро поступило в медицинский, трое выбрали профессию юриста. Мы даем глубокие знания по всем предметам, ведь недаром зовемся лицеем. Каждый лицеист уже сейчас может выбрать, что ему нужнее, и этим предметам уделять больше внимания.
− А моя так мечтала о медали! − вздохнула мама Тани Беликовой. − Ведь тогда в институт сдавать всего один экзамен. В школе были только пятерки, а здесь целых три тройки в четверти, какая уж тут медаль.
− Да, с медалями у нас сложно. Но все идет к тому, что с введением ЕГЭ привилегии медалистам отменят. Может, уже к вашему выпуску. Не горюйте о медали. Пусть Таня наберется знаний − это ценнее.
Вскоре ребят попросили покинуть собрание: учителя захотели поговорить с родителями без них.
− Наконец-то каникулы, − какое счастье! Завтра отосплюсь вволю и весь день буду валяться на диване, − мечтала Наташка, скользя по замерзшим лужицам. − Все выброшу из головы.
− Ага, а как потом будешь собирать? − съязвила Настя. − Зачем тогда учила?
− Но имею же я право отдохнуть? А ты что − и на каникулах собираешься заниматься?
− Я хочу исправить математику на пятерку. Схожу пару раз на консультацию, а потом попробую написать контрольную еще раз. Вдруг удастся?
− А я? Может, и мне попробовать что-нибудь пересдать?
− Решай сама. Только, если ты хочешь выбросить все из головы, − как тогда пересдавать?
− Ладно, не лови меня за язык. Ой, до чего же неохота снова заниматься! Нет, я пару дней побездельничаю, а потом посмотрю. Если появится желание, последую твоему примеру.
Желание у Наташки, конечно, так и не появилось. Тем более, что мать попросила ее помочь в больнице: там, в детском отделении заболели сразу три нянечки. Наталье пообещали заплатить за дежурство и сказали, что родители тоже в долгу не останутся, − она и согласилась. Наташка давно облизывалась на белую с меховой опушкой куртку, − и вот теперь появилась возможность ее заполучить. Настя сильно сомневалась, что у подруги хватит терпения возиться с больными малышами: их же надо и покормить, и на горшок усадить, и развлекать. Но к ее удивлению Наташке в больнице понравилось.
− Они такие славные! − взахлеб рассказывала она Насте, − и так их безумно жалко. Это взрослые могут потерпеть, когда больно, а они плачут. Я одну малышку полночи на руках носила. Пока ношу − дремлет, как положу − в крик. Видно, на руках ей не так больно. А когда уходила, они такой рев подняли − всей палатой. Настя, может, мне тоже в медицину податься? На детского врача? Маман спит и видит меня доктором. Она сама мечтала, но у нее не получилось: рано замуж выскочила.
− Туда же химию надо сдавать, а ты ее терпеть не можешь. И биологию, и физику. А у тебя по ним сплошные трояки.
− Просто, я за них, как следует, не взялась. А если решу в мед, буду зубрить изо всех сил. Кстати, Ирка Соколова тоже туда собирается. Ей родители уже репетиторов оттуда наняли.
− Богатенькие! Представляешь, в какие деньги это им обойдется?
− Ну и что? Зато гарантированно поступит, да еще, если с медалью. Одну химию сдавать. Но мне о медали, конечно, можно и не мечтать. Нет, надо поговорить с родителями: если согласятся на репетиторов, буду туда готовиться. А ты? Уже решила, куда пойдешь после одиннадцатого?
− Я уже давно решила. Я же тебе говорила: буду поступать в Питере. В педуниверситет, − хочу, как папа, преподавать физику и информатику, там есть такой факультет. Двоюродная сестра предлагает жить у нее, у них квартира большая.
− А я думала, это у тебя еще детство не выветрилось. Думала, поумнеешь, − передумаешь. Значит, все же решила быть учительницей? Несчастная! Ты хоть представляешь, что тебя ждет? Учить этих оглоедов и вечно сидеть без денег.
− Наташа, быть детским врачом тоже не сахар, но тебе же нравится. Вот и мне педагогика нравится, − ты же сама говорила, что у меня талант. А насчет денег − поживем, увидим. Может, к тому времени и учителям прибавят. Или диссертацию защищу, − мне хочется еще и наукой заняться. Папа говорит, если на первом же курсе выбрать тему и работать над ней все пять лет, да еще и учиться на пятерки, могут потом предложить аспирантуру.
− Конечно, если защитишься, тогда другое дело. Знаешь, я думаю: может, мне в медицинский колледж перейти? Юдина говорила, что там в одиннадцатом дают основы медицины и преимущество при поступлении в мед.
− А туда можно поступить после десятого?
− Да, на освободившиеся места. Если кого-то отчислят. Там ежегодно отчисляют двух-трех человек из числа двоечников.
− Наташа, а может, не стоит бросать лицей? Все равно ты здесь больше знаний получишь, чем там, − по той же химии. Ты посмотри, как глубоко нам ее дают. В прошлом году семеро наших сразу в мед поступили, причем на лечебный факультет, где самый большой конкурс.
− Ладно, подумаю. Надо будет химией заняться, как следует. Все! С этой четверти буду на нее налегать. И на биологию. Как тебе моя новая куртка?
− Прелесть! Тебе так идет. Ты в ней просто Снегурочка − вся такая белая и пушистая.
− Точно! Я вчера иду мимо Дворца культуры, а там группа парней стоит. Увидели меня, и давай звать «Снегурочка, эй, Снегурочка! Иди к нам − повеселимся».
− Надеюсь, у тебя хватило ума не обращать внимания.
− Конечно! Я же теперь ученая. Хотя, честно говоря, уже хочется влюбиться. Но чтоб он был добрый, умный и хороший. Только, где ж такого взять, − если нету.
− Это точно − негде, − согласилась Настя. − Наверно, таких больше не делают. Оставаться нам с тобой, подруга, в старых девах.
Они посмотрели друг на друга и почему-то дружно засмеялись.
На осенних каникулах Настя дважды пыталась повысить оценку по математике − и оба раза неудачно. Когда после второй неудачи она разревелась от огорчения, Ольга Дмитриевна принялась ее утешать:
− Девочка, не надо так переживать. Ты молодчина. Твоему упорству можно позавидовать. Просто, я даю тебе примеры не совсем обычные, с изюминкой. Чтобы ты научилась мыслить нестандартно. Дело ведь не в оценке, − бог с ней, с пятеркой. В конце концов, ты ее получишь. Главное − в твоем желании побольше узнать. Этим ты, да еще, пожалуй, Павлик, отличаетесь от остальных ребят вашего класса. Поэтому, не горюй, ты еще будешь отличницей. Куда собираешься поступать после лицея?
− В педагогический − на математику и информатику. Хочу попытаться в Санкт-Петербурге.
− А почему там?
− Я люблю этот город, − смущенно призналась Настя. − Моя мечта: там жить. Не знаю, получится ли, но очень хочу.
− Жить одной в чужом городе непросто. У тебя там есть родственники?
− Да, двоюродная сестра, − мы у нее гостили этим летом. Она не против, чтобы я у них жила.
− А, тогда другое дело. Но зачем в педагогический? Поступай сразу в университет. После него ты тоже сможешь работать педагогом, но знаний получишь значительно больше. Например, в педуниверситете тензорное исчисление не дают, а без него в серьезной науке делать нечего. Так, говоришь, ты любишь этот город?
− Да, − тихо сказала Настя. − Очень!
− Как я тебя понимаю! Я ведь оттуда родом.
− Правда? Зачем же вы уехали? Как вы могли?
− Из-за дочки. У нее слабые легкие − ей сырой климат противопоказан.
− Ольга Дмитриевна, как вы думаете: я смогу поступить в питерский университет? Там же, наверно, конкурс огромный.
− Будешь стараться, непременно поступишь. Советую тебе работать над пособиями для подготовки к ЕГЭ, − их сейчас много выпустили.
− Спасибо вам! − поблагодарила ее Настя. − Вы не могли бы давать мне дополнительные задания − повышенной трудности. Чтобы я привыкала к сложным задачам.
− Не стоит, я и так вам много задаю. Будешь в одиннадцатом, тогда посмотрим. А пока посещай наш кружок.
− Знаете, у вас на первом курсе учится один студент, он тоже из Питера, − вдруг неожиданно для себя выпалила Настя. И смутилась.
− Это кто же?
− Его фамилия Туманов. Вадим Туманов.
− Не помню такого. У меня же несколько факультетов, всех студентов не упомнишь. − Туржанская внимательно посмотрела на Настю. − А почему ты о нем спросила?
− Просто, он тоже в Петербурге родился, как и вы. Он друг Никиты Белоконева, брата моей подруги. Они всегда вместе − наверно, и на лекциях вместе сидят. Никита беленький, а Вадим черненький.
− О, Белоконева я хорошо знаю − большой умница. Всегда первым поднимает руку. Ладно, обращу внимание на своего земляка, раз ты рекомендуешь. − И она подмигнула Настю. Та смутилась еще больше. − Ну, хорошо, девочка, отдыхай. Передавай привет Олегу Владимировичу и скажи, что я тобой довольна. Несмотря на четверку в четверти.
− Спасибо!
И зачем я ляпнула про Вадима? − ругала себя Настя, возвращаясь с консультации. Теперь она, точно, обратит на него внимание. Еще скажет, что я им интересовалась. Хотя нет, − она не скажет. Она умная: все понимает. Как она мне нравится! Надо запоминать все ее педагогические приемы, может, потом пригодится.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *