Почему я «люблю» русские рестораны

Переселенцы в Новый Свет еще в девятнадцатом веке в память о бывшей родине, ну и конечно, чтобы ощутить себя жителями престижных столиц, давали поселкам городского типа громкие названия.

Не надо удивляться, если уроженец Сент-Питерсберга, штат Флорида, не называет подъезд парадным.

Новые репатрианты из необъятных просторов бывшего СССР решили не только поддержать славную американскую провинциальную традицию (о которой они, вероятно, понятия не имеют), но и развить ее.

В Израиле можно встретить рестораны и магазины с названиями, не всегда отражающими внутреннее содержание места. У нас есть свои богемы, аристократы, престижи, палас рояли, рублевки, метрополи, астории, и даже елисеевские магазины, и не важно, что они немногим отличаются от кабаков и сельпо, зато как прайдово звучит.

Единственный кто порадовал оригинальностью, так это иерусалимский паб “PUTIN”. Правда, слышал, его несколько раз пытались осквернить, дописав через дефис неприличное, но уже устоявшееся прозвище человека, в честь которого названо это “путейное” заведение.

Ну да Бог с этими названиями, главное в Израиле, в отличие от России, чтобы не “костюмчик сидел”, а вкусно пожрать.

Насчёт вкусно, спорный вопрос, но однозначно будет много.

В русских ресторанах вам всегда подадут необычное меню, праздничное, новогоднее. Навалят бадью салата “Оливье”, принесут селедку под шубой, соленых помидоров и грибов, холодца, картохи, пусть холодной, зато масло кубиком не пожалели. Ну и конечно настоящий “шишлик” из куриного баранозаменителя.

Голодным никто не уйдет, учитывая, что в некоторых наших ресторанах настоящая паленая водка, можно и вовсе остаться, и как говорят в знаменитой рекламе, “надолго”.

А какая богемная публика собирается, например, в “Богеме”, парижский “Максим” с его поэтами, писателями, художниками в долю не падает.

Вы видели аристократов, захаживающих в “Аристократ”, сливки обчества, без фрака, смокинга, да без шикарной женщины в вечернем платье, на порог этого Олимпа не пустят. Кстати, пользуйтесь, на ходу придумал название нового ресторана, которого в Израиле пока нет.

На самом деле, конечно, все очень демократично, по-народному, особенно песни.

Однажды друзья меня и заодно мою местнородившуюся подружку пригласили в ресторан на торжество.

Играла живая музыка, скрыпач аидишер Моня, судя по татуировкам, действительно в законе, в знак особого уважения выводил мелодию прямо над ухом жующего человека, заставляя того ритмично двигать челюстями. Чтобы прекратить навязчивый сервис, нужно было обязательно сунуть в карман музыкального рэкетира денюжку.

И вот зазвучала всем знакомая песня, гости отбросили вилки, судорожно проглотили не дожеванные куски и повскакали со своих мест.

Нет, это не «Атиква». Гимн страны наши “порву за Израиль” не знают. Зато “Мурку” — наизусть. Все стали подпевать: “Ряз пошли на дело…”.

Подружка, естественно, кроме слова “Рабинович”, ничего не понимает, просит:

“Переведи, пожалуйста. Это наверняка очень хорошая песня, если все ее поют”.

Перевел. Зря я это сделал. Израильтянка ужаснулась, глаза ее превратились в пятишекелевую монету.

— Преступник зарезал свою любимую женщину?

— Ну, она как бы его предала, сдала банду копам, — я вяло отмахнулся.

— Марусья герой! Как можно оправдывать убийство полицейского, агента под прикрытием?

Она обвела взглядом гостей.

— Вы все мафия!

— Не думаю. Видишь этого краснолицего, который взял второй микрофон? Он полицейский, криминалист.

— Можно я пойду? — пролепетало нежное создание.

— Хорошо, пойдем.

— Нет, нет. Я одна пойду, я позвоню, потом.

Орит так и не позвонила.

С тех пор я встречаюсь только с “русскими” женщинами, которые обожают винегрет, не разбавляют водку апельсиновым соком, ежегодно смотрят “Иронию судьбы”, хотя знают наизусть каждое слово из этого фильма, входят в экстаз от “Мамы Любы” и рыдают от песни “Одиночество-Сука”.

Теперь вы понимаете, почему я так “люблю” русские рестораны в Израиле.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *