Вечера

Обычный зимний день. Прибежали с братом из школы, пообедали. Тут как тут  друг  Афоня. А нам перед играми надо сделать ещё массу дел. И первое ежедневное задание матери и отчима — натереть каждому по кринке картошки. Скучнейшее задание — тереть картошку на крахмал!  Мать неумолимо давала в течении  всей зимы это задание. Крахмал сдавали государству — был жёсткий план каждой семье. Достанем из подпола ведро картошки и начинаем в разных углах избы ширкать  на мелкой металлической тёрке  картошку. Дело идёт медленно, Афоня постоянно отвлекает разговорами и играми. Шурка обычно тщательно натирает  картошки  доверху  кринки. Масса у него густая и даже покраснеет  картошка  сверху, т. к. без воды. Всё делает брат  на совесть, но медленно.  Затем он всё убирает по своим местам, моет чашки и тёрки. Я же уже давно играю с Афоней  в пёрышки или  зоску — только пыль стоит в комнате! Свою кринку я на четверть разбавляю водой. Размешиваю, вроде полная кринка. Но вечером мать, придя с работы, всегда безошибочно по кринке определяла, где  чья работа:
— Колька! Опять пробаловался с Афонькой! Кринка у тебя неполная, водой долил. Вот я тебе, мерзавцу, задам  порки, ушлый  какой! А этого лоботряса   чтобы  больше здесь не видела! Дома ничего не делает, сестра за него отдувается и здесь вам мешает.
Но я знал, что мать устала на работе, ей не до меня и она не будет заводиться. А ворчит она больше для острастки. И правда, мать забывает обо мне, уже слила из обеих кринок тёртую картошку в таз. Разбавляет тёплой водой, долго перемешивает, ещё добавляет воды и затем отжимает руками тёртую картошку. Выжимки идут на лепёшки самим или свинье, курам, корове. Оставшуюся воду процеживает через марлю и даёт отстояться. На дно таза выпадает белый твёрдый осадок — это крахмал. По ещё свежему жидкому сгустку на дне я любил водить пальцем — крахмал упруг, как резина, сопротивляется, скрипит. Мать бьёт по рукам и ставит крахмал на сушку,  обычно на полати.
После тёрки картошки мы начинаем учить уроки. Брат ходит по комнате и долбит вслух уже в сотый раз:
                       Всё хорошо под сиянием лунным — всюду родимую Русь узнаю.
Быстро лечу я по рельсам чугунным, думаю думу свою…

А мы с Афоней пишем, решаем и уже закончили уроки. А Шурка всё долбит и долбит стихотворение. Стихотворение настолько въелось мне, что я, к его изумлению, без запинки на спор пересказываю.

Смеркается,  включается в игру, наконец, и Шурка. Затем спохватывается и бежит домой Афоня — уже вечер и масса других забот. Шурка чистит  картошку, отвязывает с одной из длинных кос — гирлянд  золотистую луковицу на соус. В те времена лук хранили зимой в избах, наплетая и развешивая на стенах длинные вязки,  наподобие  женских кос.  Я же одеваюсь в верхнюю материну одежду и иду доить  корову. Утром  мать доит  Майку сама, да и вечером иногда. Но когда она задерживается, выполняю эту миссию сам, одев  какую-нибудь  её одежду. Корова шумно вздыхает, встречая меня, обнюхивает. Я даю ей сена, подставляю маленькую табуретку, обмываю тёплой водой вымя и смазываю солидолом. Без этого она так лягнёт, что улетишь сам с ведром. Затем осторожно массирую вымя, говоря ласковые слова Майке. Это всё надо для того, чтобы корова отдала всё молоко. Затем начинаю легонько доить — тянуть за соски.  Дзынь, дзынь: струйки тёплого молока бьют в подойник. Подоив корову, задаю ей корм, а также  двум свиньям, курам, гусям.
Уже темно. Беру коромысла, вёдра и, кликнув собачку Шавку, иду на Шегарку за водой. Хожу раз пять — воды надо много, да и бочка без воды рассохнется. Иду в последний раз к проруби мимо Зыкиной избы. Дверь распахивается —  из  клуб  пара выбегает курносый, всегда весёлый Васька и кричит:
— Колька! Айда скорее в клуб! Сегодня показывают кино «Алитет уходит в горы». Говорят, его показывали уже в Пономарёвке — интереснейший фильм! Только сейчас его привезли. Будут показывать всего два раза, т. к. завтра его ждут в Жирновке.
Я  лихорадочно черпаю воду. Бегом, задыхаясь и расплёскивая из вёдер, иду домой. Кричу, ору на брата:
— Привезли, наконец, фильм, о котором говорили. Говорят, отличный! Собирайся быстрее, а то опоздаем. Ещё Афоньке надо сказать! Да быстрее же ты!
— Что, ужинать не будем?
—  Какой там ужин?  Побежали.

В эту зиму к нам  уже привозили интереснейшие фильмы — «Сказание о земле Сибирской»,  «Падение Берлина» и  «Смелые люди». Кино у нас — незаурядное событие. Целую  неделю  потом вспоминаем, спорим, подражаем героям. Уже знаем многих артистов.
Ну, а большинство вечеров проводим за книгами.  Электричество нам пока так и не провели, только дали ток больнице, интернату, школе и сельсовету. При лампе — семилинейке до дыр зачитываю заново «Даурию», «Угрюм — реку» и все четыре книги Жюль  Верна.  Я бредил этими  великолепными произведениями!

Шурка готовится к школе, разводит сухие чернила в воде и заливает в непроливашки. Уже поздно. Мать кричит:
—  Колька! Сколько можно читать? Гасите лампу! Спите!
Тушим свет, фитиль ещё долго коптит и пахнет керосином и гарью. Бежим по очереди к ведру пописать. Я первый пулей залетаю на печку, косясь на заиндевевшие светлые окна — на дворе полнолуние. Но вроде какая-то тень прошла в окнах. Я закрываюсь с головой и взвизгиваю Шурке:
— Кто-то заглянул в окно!
Шурке тоже страшно и он также залезает с головой под тулуп, хохоча и пугая в свою очередь меня:
— Слышишь? Кто-то ходит вокруг избы! Скрип слышишь?
Робко  выглядываем  одним  носом из — под старой дохи.  Нам кажется, что за окном  ходит медведь:
— Скрип — скрип,  ногой!  Скрип — скрип, другой!
Начинаем прислушиваться к шорохам в трубе, за печкой, за окнами. Сейчас  —  после двенадцати ночи, наступило сатанинское время — мы в этом уверены! Черти, ведьмы, лешие и водяные сейчас летают и ходят по селу, а домовые их не пускают в трубу, если они любят хозяина. Затем, немного успокаиваясь, начинаем с Шуркой нашёптывать, фантазировать…
Белый лунный свет залил все окрестности села. Тишина, как в гробу! Между деревьями перебегают, направляясь к деревне, зайцы. Вот один подбегает к моей петле и, не замечая её, попадает в неё. Гадаем — сколько зайцев  попадётся в эту дивную лунную ночь. Наконец, засыпаем…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *