«Ушла. Но гиацинты ждали…»

Ушла. Но гиацинты ждали,
И день не разбудил окна,
И в лёгких складках женской шали
Цвела ночная тишина.

В косых лучах вечерней пыли,
Я знаю, ты придёшь опять
Благоуханьем нильских лилий
Меня пленять и опьянять.

Мне слабость этих рук знакома,
И эта шепчущая речь,
И стройной талии истома,
И матовость покатых плеч.

Но в имени твоем — безмерность,
И рыжий сумрак глаз твоих
Таит змеиную неверность
И ночь преданий грозовых.

И, миру дольнему подвластна,
Меж всех — не знаешь ты одна,
Каким раденьям ты причастна,
Какою верой крещена.

Войди, своей не зная воли,
И, добрая, в глаза взгляни,
И тёмным взором острой боли
Живое сердце полосни.

Вползи ко мне змеёй ползучей,
В глухую полночь оглуши,
Устами томными замучай,
Косою чёрной задуши.

31 марта 1907

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *