Пернатое

I

До сих пор мне почти совсем не приходилось думать о жизни африканских дикарей… Занятый своими делами, я совершенно забыл об их существовании и имею основание утверждать, что их отношение ко мне носило такой же характер — полнейшего равнодушия.

В своей жизни я написал целый ряд фельетонов и статей: юмористических, сатирических, ядовитых, полных сарказма и негодования, но едва ли хотя одно моё произведение вызвало на устах африканского дикаря улыбку или заставило его искренно негодовать вместе со мною по поводу всё ухудшающейся жизни на нашей бестолковой планете.

Так мы жили: я — сам по себе, а дикари, под палящими лучами африканского солнца,— сами по себе.

Но однажды, когда я сидел в редакции, освещённой электрическим светом, имея перед собой телефон, сзади — шкап, битком набитый гениальными творениями, а сбоку последние телеграммы, сообщавшие мне о различных событиях в самых последних закоулках земного шара,— мне до боли сделалось жаль несчастных, невежественных дикарей, лишённых не только телефона и шкапа, набитого книгами, но даже простой, дешёвой, копеечной вечерней газеты!

— Вот,— сказал я сам себе,— ты сидишь здесь, залитый электрическим светом, сильный, всезнающий культурный человек, а в это же самое время где-нибудь у истоков Нила жалкий, тупой дикарь, раздираемый когтями свирепого льва, молча страдает и от когтей, и от отсутствия вечерней газеты, и от своей собственной тупости и невежества…

Сердце моё болезненно сжалось, и к горлу подкатил тяжёлый ком.

Для журналиста — у меня на редкость добрая, отзывчивая душа и широкое, способное на героизм и самопожертвование сердце.

Целую неделю у меня не выходила из головы судьба африканских дикарей, а ещё через неделю я решил поехать к ним, неся с собой знание, просвещение и истинные культурные начинания, могущие поднять дикаря до меня, всезнающего, разностороннего газетного работника.

Издатель сначала удивился моему решению, потом огорчился, потом выразил опасение — не страдаю ли я тихим помешательством, а потом выдал мне аванс, написал в своей газете, что «редакция, не щадя затрат, решила послать собственного специального корреспондента в Центральную Африку»… и я уехал…

II

Утомившись, после длинного дневного перехода под свирепыми лучами центрального африканского солнца, я, вместе со своими проводниками, остановился на ночлег в тропическом лесу, сплошь состоявшем из лиан, змей и голодных назойливых львов.

Не прошло и часу беспокойного, тяжёлого сна, как я услышал крики, беготню, возню и, очнувшись, увидел себя схваченным дюжими чёрными руками нескольких неизвестных мне людей, очевидно, тех самых, которые так страдали от отсутствия вечерних газет.

Не теряя присутствия духа, я с помощью знаков обратился к ним со следующей речью:

— Милостивые дикари! Я, конечно, понимаю, что весь ваш жизненный уклад и дедовские традиции, теряющиеся во тьме прошлых веков, повелевают вам сейчас же без остатка сесть меня, запив чистой ключевой водой. Но я имею мужество сказать, что это будет самым идиотским поступком вашей безграмотной жизни! Вы убьёте курицу, могущую нести золотые яйца, уничтожите жемчужину, которая будет самым лучшим украшением короны вашего короля. Из истории мы знаем один пример такой бессмысленной расточительности — когда царица Клеопатра распустила в уксусе жемчужину и проглотила эту отвратительную смесь, но ведь это было сделано глупой, истеричной женщиной, а вы — рассудительные, неглупые дикари, с честными, открытыми лицами!..

Известно, что человека можно поймать на самую грубую лесть. Дикари, польщённые моими последними словами и обескураженные указанием на печальной памяти пример Клеопатры, заговорили что-то на своём чернокожем языке, а потом один спросил меня знаками:

— Если бы мы пренебрегли своими священными традициями и оставили тебя несъеденным, что бы ты мог предложить нам взамен этого акта исключительного милосердия?

— Мне гораздо легче указать вам,— гордо отвечал я,— чего я не могу предложить! Я научу вас всему: ваши вигвамы зальются светом электричества! Книгопечатание поднимет ваш умственный уровень, принципы культурной дипломатии расширят ваши границы, а огнестрельное оружие защитит вас от нападений хищных зверей.

Восторженный крик исторгся из нескольких десятков грудей, и обезумевшие от радости дикари потащили меня к королю, куда-то в глубь девственного африканского леса…

III

Гордо, полный сознания собственного достоинства, стоял я перед чернокожим королем.

— Неужели, ты, один человек, можешь всё знать? — изумлённо допрашивал меня простодушный дикарь.

— Я журналист! — отвечал я знаками.— Журналисты должны всё знать. Наша деятельность требует исключительной разносторонности.

— Что ты считаешь самым главным в жизни человеческой? — спросил меня король.

— Печатное слово.

— Можешь ты научить нас этому?

— Господи! — удивился я.— Ничего нет легче.

— Как же это делается?

— Как?

Все окружающие притаили дыхание. Сам король подался вперёд, олицетворяя собой воплощённое внимание.

— Делается это просто: приходит мне в голову какая-нибудь мысль… Я сажусь за стол и излагаю её на бумаге. Затем зову мальчишку…

— Мальчишки у нас есть. Сколько угодно,— вставил король.

— …Зову мальчишку и отсылаю в типографию. Там набирают, печатают и потом это рассылается по всему свету!

Глаза короля заблистали восторгом.

— Что нужно для того, чтобы устроить типографию? Из чего она делается?

Я подумал.

— Из… железа.

— Железо у нас есть! Эй! кто там… Дать этому бледнолицему железа, сколько ему понадобится. Пусть десять самых расторопных моих подданных помогают ему.

— Видите ли…— нерешительно сказал я.— Типографские машины бывают нескольких родов: самая сложная — ротационная, для газет, потом бывают плоские, иллюстрационные… Самая простая, так называемая американка…

IV

У моих ног лежала груда разного железа. Меня окружили десять откомандированных мне на помощь дикарей, и все они с рабской готовностью смотрели в мои глаза, ожидая первого жеста, чтобы начать работу.

Я поднял кусок железа и повертел его в руках. Мне часто приходилось видеть типографские машины, но в них было нацеплено столько разных колёс, рычагов и винтиков, что я сейчас был в полнейшем недоумении — с чего мне начать.

— Прежде всего,— промямлил я,— мы должны бросить ретроспективный взгляд и проследить дело книгопечатания со времени его возникновения. Один бедный человек, по имени Гуттенберг, родившийся в тысяча… (я пожалел, что со мной не было энциклопедического словаря) да… родившийся несколько веков тому назад, придумал вместо рукописных букв вырезанные из дерева. Сначала они вырезались на целой доске, а потом Гуттенберг стал делать их подвижными…

Я запнулся и, безнадежно опустив голову, умолк.

Толпа дикарей с жадным доверчивым любопытством окружала меня, ловила каждое моё слово, каждый жест, как величайшее откровение…

— Да… вот таким образом и было изобретено Гуттенбергом книгопечатание… Впрочем, господа, прежде чем начинать устраивать типографию, мы должны заняться бумагой. Знаете ли вы, как делается бумага?

— Мы о ней и не слыхивали,— заявил король.

— Неужели?! — вскричал я, с сожалением оглядев дикарей.— Ведь это такой пустяк! Должен вам сказать, что бумага изготовляется из тряпок, тряпки из отслужившей свой срок одежды, одежда из материи, а материя из льна, который — суть растение!

Я победоносно взглянул на ошеломлённых дикарей.

Король робко спросил:

— Не можешь ли ты, о чужестранец, указать мне, какое из растений — суть лён?

Я обвёл глазами поросшую травой поляну, но так как, не выезжая всю жизнь из города, никогда не видел живого льна, то благоразумно ответил:

— Бумагу можно делать также из древесных волокон! Американцы приготовляют так называемую древесную бумагу. Должен вам сказать, что Америка со времени открытия её Колумбом сделала большие завоевания в технике… Громадные мосты титанической работы, тресты, захватившие в свою власть всю промышленность…

— Нет, нет,— перебил меня король.— Ты расскажи, как делается бумага из дерева?

— Как? — да очень просто: электричеством!

На лицах дикарей было написано истерическое любопытство.

— Что же это такое электричество? — спросил король.— Можешь ты его сделать?

— Каждый мальчишка в европейской школе проходит физику,— презрительно возразил я.— В жизни культурного человека электричество играет первенствующую роль: по освещённым электричеством улицам то и дело мчатся битком набитые трамваи, на верхние этажи высочайших домов человек попадает в одну минуту с помощью электрического лифта, гигантские синематографы запечатлевают все события, и человечество двадцатого века триумфально катит к далёкому будущему среди электрических молний, освещённое голубым свет…

— Нет, ты не говори нам так,— нетерпеливо перебил меня король.— Ты расскажи лучше, ну… как устроить синематограф?!

— Простите,— с достоинством возразил я.— Но я журналист, и всякую свою мысль привык облекать в законченную, округлённую форму. А синематограф устраивается с помощью электричества.

— Да как же он устраивается?!!

— Он? Прежде всего, я должен… гм… объяснить вам, что такое электричество… Это таинственная, неисследованная ещё как следует сила природы, той природы, которая в своём вечном многообразии…

— Как мы можем получить электричество? — нервно вскричал король.— С чего начать? Ты нам это расскажи!

— Электричество? Существует, видите ли, два рода электричества… Положительное и отрицательное… Так называемые катушки Румкорфа, состоящие из…

За несколько лет моей писательской работы мне ни разу не приходилось касаться электричества, и всё моё отношение к данному предмету ограничивалось тем, что я однажды заплатил монтёру за починку звонков 4 рубля.

— Так называемый магнитный полюс,— пролепетал я,— который является следствием… Гм… В простейшем своём роде электричество в природе можно вызвать с помощью элементарнейших опытов… Например: вы берёте гребёнку и проводите ею по волосам… Характеристический треск, который вы слышите, и есть электричество, разряжающееся…

— Он всё врёт,— послышался сбоку голос.— Он решительно ничего не знает. Давайте его съедим!

— Я ничего не знаю?! — с негодованием воскликнул я.— Сами вы врёте! я всё знаю! я могу посвятить вас в создавшуюся политическую конъюнктуру Европы, могу осветить с самой оригинальной точки зрения творчество Ибсена, расскажу вам о возвращении к культу Греции, о танцах будущего, о крушении индивидуализма, о кознях Австрии…

Меня связали и потащили куда-то…

А я говорил:

— Аэропланы — суть аппараты тяжелее воздуха. Различаются — монопланы, бипланы и так называемые геликоптеры.

— А как они делаются? — с любопытством спросил тащивший меня дикарь

Подробно я этого не знал и потому, помолчав, сказал:

— Скоро человек завоюет воздух, и эти большие белые птицы будут реять в безоблачном небе, которое притихнет, будто изумлённое дерзостью во всё проникающего человеческого гения…

— Он будет очень вкусен,— похвалил меня один дикарь, ощупывая голову.

— Он понравился мне с первого взгляда,— сказал другой.

Я слишком культурный человек, чтобы меня могла тронуть эта грубая лесть…

Я промолчал и, брошенный на траву, стал терпеливо ожидать когда меня зарежут.

— Заявить им разве,— подумал я,— что я знаю, как делаются ружья? Я несколько раз возмущался в печати бесчеловечием пули дум-дум, негодовал по поводу отсталости России в деле вооружения артиллерии дальнобойными орудиями, но как всё это делается — пусть меня повесят — не знаю…

1910

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *