Американцы

Издатель журнала «Северное сияние» Роздеришин и секретарь Бильбокеев составляли объявление о подписке на будущий год.

— С чего начинать-то? — спросил, беря в руку перо, Бильбокеев.

— Ну… как обыкновенно начинается…

— Обыкновенно начинают так,— сказал опытный Бильбокеев.— «Не прибегая к широковещательным рекламам»…

— Это хорошо. Солидно. Только… постойте, дорогой… Что это мы хотим сейчас составить?

— Широковещательную рекламу.

— Ну вот. А пишем — «не прибегая»… Неудобно.

Бильбокеев подумал.

— Существует ещё одно хорошее вступление для такого рода объявлений: «не щадя затрат, наш журнал»…

— Прекрасно! — восхищённо воскликнул Роздеришин.— Именно — «не щадя затрат»… Так и начните.

Бильбокеев написал «не щадя затрат» и выжидательно посмотрел на издателя.

— Ну-с?

— Что? — спросил издатель.

— Вот я написал — «не щадя затрат»,— а что же дальше?

— Да это и хорошо. Чего же ещё?

— Видите ли… я написал придаточное предложение. Как вам, вероятно, известно — придаточное предложение само по себе, без главного — существовать не может… Где же главное предложение?

— Чивой-то я не понимаю,— сказал Роздеришин, растерянно смотря на секретаря.

— Ах ты господи! Вот мы написали: «не щадя затрат»… Ну, а что же дальше?! Нужно так писать: «не щадя затрат,— мы сделаем то-то и то-то». Ну, вот вы и скажите, на что мы обещаем не щадить затрат? Что это такое — то-то и то-то?

Издатель вздохнул.

— Вот оно что! Дальше можно бы написать, что, мол, «идя навстречу интересам многоуважаемых господ подписчиков»…

Секретарь приписал несколько слов и прочёл вслух:

— «Не щадя затрат и идя навстречу интересам многоуважаемых господ подписчиков»…

Он остановился.

— Ну-с? А где же главное предложение?

— Неужели главного ещё нет? — удивился Роздеришин.

— Конечно! Вот мы не щадим затрат, идём навстречу. А на что не щадим, куда идём?

— Гм…— задумался издатель и даже вытянул губы трубочкой.— Действительно. «Идя навстречу интересам многоуважаемых господ подписчиков»… А ведь они, черти полосатые, разве понимают — каково издателю? Гм… Что бы им такое дальше ввернуть? Разве, насчёт окраин?..

— Каких окраин?

— Что, мол, журнал будет уделять большое внимание насущным интересам окраин… Некоторые объявляют так.

— Никанор Палыч! Да ведь это газета может уделять! Какие у нас могут быть интересы окраин? На первой странице какая-нибудь «Девочка с яблоком», потом роман «Разными дорогами», опять — «Девочка с кошкой», она же, поздравляющая с днём рождения бабушку, «Флорентийская цветочница», смесь, и в конце та же проклятая девчонка с собакой, под названием «Два друга». И так — каждый номер. Где же тут окраины? Нужно одно из двух — или насчёт самого журнала размазать побольше — или насчёт премий!

— Что ж насчёт журнала… Даём мы, как обыкновенно: 52 номера роскошно иллюстрированного журнала с произведениями лучших мастеров слова на веленевой бумаге…

— Это мы и в прошлом году писали и в позапрошлом… Нужно что-нибудь насчёт реформ. Вроде, что: 1910 год будет годом наших реформ!

— Да какие же реформы?.. Рассыльного Мотыку я давно собираюсь турнуть, взять на его место — потолковее…

— Ну что вы такое говорите, Никанор Палыч! В других журналах, как у людей… Вон «Зарницы» как написали: мы, говорят, не щадя затрат, будем печатать некоторые рисунки по способу «дрей фарбен друк!».

Роздеришин с суеверным ужасом посмотрел на секретаря.

— Господи! Что же это?..

— Трёхцветная печать! А у нас всё одним цветом жарим… Эйн фарбен друк!

— Голубчик! — сказал издатель.— А вы так и напишете… Что, мол, мы с будущего года будем рисунки печатать эйн фарбен друком.

Бильбокеев рассмеялся.

— Не щадя затрат?

— Не щадя. Можно тут же написать: «идя навстречу». А?

— Нет, Никанор Палыч — не отвертитесь!.. Придётся вам на премии налечь. Что вы предполагали дать?

— У меня тут отмечено: «Альбом красавиц на меловой бумаге — приятное развлечение домашнего очага, полное собрание сочинений знаменитого писателя сороковых годов и книжка портретов членов Государственной Думы»…

Бильбокеев задумчиво качнул головой.

— Недурно. Красавиц штук десять можно дать. Надо в клише порыться. Члены Думы только дорого обойдутся… Фотографии покупать, клише делать…

— Поехали! Может, ещё и в три краски печатать? Пороемся в старых клише и довольно.

— Да у нас никаких клише членов Думы и нет!..

— И не надо. Мало ли у нас есть клише вообще. «Свен Гедин, путешественник по Тибету», «Знаменитый учёный Пастер», «Английский министр колоний», «Убийца президента Карно» — всех можно пустить в дело. Только по бородам подобрать.

— Как… по бородам?

— Да так. У кого из членов Думы борода — ставить клише с бородой, у кого усы — с усами. А что не похожи будут — пустяки. Подумают — нечаянно перепутали. Съедят.

— Разве что так! — сказал Бильбокеев.— А что это за знаменитый писатель сороковых годов, с полным собранием сочинений? У вас там фамилия не указана.

— Да и сам не знаю. Купил на складе по случаю — тысяч двадцать томов какой-то чепуховины, а чьи — так и не посмотрел. Вы уж его там распишете сами.

— Постойте! Мы так и продолжим… Значит: «не щадя затрат и идя навстречу интересам публики, редакция решила дать ряд премий, стоящих в отдельной продаже 27 рублей 55 копеек. 1) «Альбом красавиц». Это изящное издание явится лучшим украшением домашнего очага и своими грациозными формами будет веселить глаз всех любителей женской красоты — лучшего, чем украсила вселенную мать-природа. Перед подписчиком пройдёт ряд лучших красавиц, стоящих в отдельной продаже 8 рублей. 2) Полное собрание сочинений знаменитого мастера слова сороковых годов (не забудьте потом фамилию вставить), произведения которого до сих пор перечитываются и заучиваются наизусть. Имя это стоит в плеяде наравне с такими мастерами слова, как Пушкин, Белинский и незабвенный русский сатирик Н. В. Гоголь, сквозь слёзы смеявшийся над дореформенной Русью и заклеймивший своим талантливым пером взяточничество и отечественную косность. 3) Все подписчики, внесшие деньги до первого января, получат роскошное издание «Наши депутаты». Перед читателем пройдёт здесь ряд лучших людей страны, призванных залечить раны и уврачевать нашу матушку Россию. Всякий может запечатлеть в сердце дорогие черты, внеся деньги до первого января (на год 6 руб., полгода 3 руб. 50 коп.)»

Бильбокеев перевёл дух.

— Хорошо?

— Здорово. О Гоголе метко сказано. Именно что — не щадя затрат! Спасибо.

Роздеришин пожал Бильбокееву руку, а тот ухмыльнулся и сказал:

— Всё-таки, я думаю сверху написать: «не прибегая к широковещательным рекламам»… А?

1910

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *