Звезда еврейского созвездья

посвящается Аркадию Райкину

Легко ли было быть евреем,
Когда болезни вопреки,
Он выходил на сцену, веря
В людей, меняя парики.
Он так мечтал очеловечить,
Приблизить к разуму народ,
В стремленье этом искалечив
Себя до времени. И вот,
Король сатиры загнан в угол,
Лишён регалий и наград…
Но тем — ничуть он не напуган,-
Наоборот — предельно рад…
Три раза смерть его крутила,
Ледок могильный щекотал,
А он по-прежнему шутил и
Визжал и ржал от смеха зал…
И, Боже мой, при всём при этом
Он умирал за часом час…
А в кассе снова нет билетов,
Что были скуплены на раз
Ещё за месяц до премьеры…
Но главный занавес — закрыт.
«Его сарказм — не знает меры!
Чего ж он хочет, этот жид?!»
Ещё честней, ещё острее…
И кто-то в крик, минуя смех:
«Заткните этого еврея!..»
А у еврея был успех;
А у него, любимца зала,
Болело сердце за людей,
Что предпочли Христу Варраву…
Но неуёмный лицедей,
Как надоедливая муха
Всё норовил пробить «стекло»,
Забыв, что люди к правде глухи,
Забыв о том, что напролом —
Чревато смертью: мирозданье
Не изменить, не заменить…
Но перед Небом в оправданье
Бесстрашным ангелом прожить
Хотел актёр… И жизнь — не в промах!..
И через сто, и двести лет,
Такой же искренний и скромный,
Он улыбнётся, юн и сед,
И помолчав, тихонько скажет:
«Привет, друзья!..», — и как всегда,
Играя яркие типа’жи,
Не ошибётся никогда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *