По течению Леты

Город спал мёртвым сном. Чёрный колокол неба отбивал глубокую ночь. Глаза мои слипались, я очень хотел спать, но почему-то сидел в кресле и неотрывным взглядом смотрел на голубого фаянсового клоуна стоящего вот уже двадцать семь лет на узкой старенькой этажерке.
Пелена прозрачных сновидений медленно обволакивала моё сознание, как вдруг я услышал, что дверь моей комнаты тихонько отворилась и слегка качнувшись, замерла. Проскрипели половицы. Пробили напольные часы. Я вздрогнул и пристально посмотрел в сторону двери. Там я увидел нечто вроде длинного коридора, в конце которого светилась ослепительная звезда. Недолго думая, я соскочил с кресла, и окончательно потеряв сон, подобно сомнамбуле, медленно побрёл в сторону изумительного свечения. С обеих сторон от меня потянулись какие-то странные, нелогичные панорамы образов. Что это? Остатки нерастворившихся в памяти сновидений? Любопытства ради, я начал поглядывать по сторонам и к своему удивлению обнаружил причудливые нагромождения остропахнущих незнакомых мне растений. В зарослях этой зелени, сродни насекомым, копошились крохотные фигурки людей. Одни — эту зелень ели, другие — поливали водой, а третьи — носились с зажжёнными факелами, крича, что подожгут её, если… А вот что «если» — я так и не понял.
Между тем, свет звезды, на которой я бежал, заметно увеличился в размерах, а проносившиеся мимо меня картины — исчезли.
В одно мгновение передо мной вырос высокий согбенный старик в чёрной сверкающей рясе. Левой рукой он опирался на кривой деревянный батог, а правой — поглаживал кроны пушистых деревьев. Он стоял передо мной, низко наклонив голову. Длинные пряди белых, как снег, волос свисали до самой земли, скрывая его лицо под седою занавесью.
— Туда тебе ещё рановато, — выдохнул непонятный старик и тихонько добавил,- Иди-ка ты лучше на своё кресло, усаживайся в нём поудобнее и дремли себе на здоровье. Тебе тут делать нечего.
Не успел я и рта раскрыть, чтобы ответить старику, как снова оказался в мягком, уютном кресле. Голубой фаянсовый клоун всё так же улыбался в темноту, успокаивая меня своим невозмутимо весёлым видом. Мне стало хорошо, и… я уснул.
А сон был долгим, глубоким… Во сне я видел множество экзотических цветов. И я не мучился вопросом — откуда взялись они в моём сне. Я просто любовался ими… Мне просто, было хорошо. Иногда мне казалось, что я смотрю в калейдоскоп и вращая его, с интересом наблюдаю, как медленно перекатываются стёклышки, образуя в нём всё новые и новые цветные конструкции. И вроде бы звучала музыка… Сотканная из тончайших живых волокон, она лилась еле слышной кантиленой, убаюкивая моё сознание.
Ещё бы немного и … — здравствуй, Бесконечность…
Но тут я услышал песенку задорно чирикающих воробьёв и, открыв глаза, увидел, что комната моя — это хрустальная раковина наполненная солнечным светом.
Внезапно раздался тяжёлый бой часов и остановившийся на время город — ожил.
На душе снова стало беспокойно и неуютно.
1986г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *