Признание Марианны, или Новые приключения Луиса Альберто. Часть третья

Спальня. Марианна вздыхая присаживается на кровать и думает — взять или не взять трубку.

Марианна: Как им объяснить, что опять ничего не получилось? Ведь я обещала поговорить с Луисом Альберто, а он и слышать ничего не хочет. Как быть? (Поднимает трубку и набирает номер.) Алло, Филиппа? Здравствуйте, Филиппа! Это я, Марианна. Какая Марианна? Сальватьерро. Что с вами, Филиппа? Кто? Филипп Киркоров? Ой, извините, очевидно, я ошиблась. (Ещё раз набирает номер.) Сеньора Чоли? Почему же «безграмотная»? Надо говорить «что ли»? Извините, я, кажется, ошиблась. Попробую ещё раз. (Набирает номер.) Алло, здравствуйте, позовите, пожалуйста, Бетто! Нет гамму не надо. И альфу. И тетту. Спасибо, спасибо — я, вероятно, ошиблась номером. (Кладёт трубку.) Что такое — почему нет связи?

Из-под кровати ехидно выглядывает Марисабель с кусачками в зубах.

Марисабель: Хе-хе-хе.

Марианна в ужасе запрыгивает на кровать.

Марианна: А-а-а!!! Здесь мыши!!!

Марианна визжит. В комнату вваливается Луис Альберто с дымящимся пистолетом и очень непрямым путём, падая и кувыркаясь, подходит к кровати. Вся одежда его вымазана в губной помаде двенадцати цветов, галстука нет, пиджак одет задом-наперёд.

Луис Альберто: Где м-м-мыш-ши?!

Марианна (в ужасе закрывается подушкой): Там! (Показывает под кровать.)

Луис Альберто (пошатываясь): Ща я им дам прикурить!!!

Вползает под кровать. Щёлк, щёлк, щёлк!!! Вылезает обратно.

Луис Альберто: Проклятье — бензин в зажигалке кончился!

Из-под кровати хищно смотрит опалённая Марисабель.

Марисабель: Фу-у-ф!!!

Марианна бьёт подушкой Луиса Альберто.

Марианна: Постыдился бы — здесь же люди! (Показывает на зрителей.)

Марисабель: Фу-у-ф!!!

Марианна: Ты что — опять гороховый суп молоком запивал?!

Луис Альберто что-то мычит, хватает подушку, хватает Марианну и падает с ними на кровать. Из-под кровати — сдавленный хрип. Гаснет свет и начинают ритмично поскрипывать пружины. Хрипы под кроватью учащаются.

Марианна: Луис Альберто — включи свет, а то про нас что-нибудь не то подумают!

Загорается свет. Луис Альберто и Марианна сидят на кровати, свесив ноги вниз. Луис Альберто одной рукой обнимает Марианну, а другой — держит пистолет, направленный вперёд. Чуть подпрыгивая на кровати, они напевают «Полюшко-поле» на бразильском языке. Под кроватью ритмично «ухает» Марисабель.

Марианна (умиротворённо): Милый, почему ты весь в помаде?

Луис Альберто (с удивлением): Да? (Пауза.) Очевидно, в автобусе зацепили. Знаешь, там такая жуткая давка была!

Марианна: А почему у тебя пиджак так странно одет?

Луис Альберто: Ой! Это… А… Это я был в госпитале… Там без халата не пускали. Пришлось задом-наперёд надеть, чтоб за доктора приняли.

Марианна: Что же ты делал в госпитале?

Луис Альберто: Как что? Конечно, занимался благотворительной деятельностью. Две… Нет, даже три конфеты пожертвовал!!!

Марианна: Надеюсь, ты свой галстук не подарил?

Луис Альберто: Нет, Марианна. Этот польский галстук я никому не отдам. Он мне слишком дорог.

Марианна: Так где же он?

Луис Альберто: А это сюрприз, дорогая! Я по дороге встретил такого чудного пёсика! И не мог пройти мимо! Погоди — я сейчас.

Уходит, хватаясь за стены, случайно роняет пистолет. Марисабель высовывает руку из-под кровати и хватает оружие.

Марисабель: Ага!

Марианна (удивлённо): Мышь?.. Ты — мышь?

Марисабель не отвечает. Марианна на всякий случай поднимает ноги на кровать. Входит Луис Альберто с замызганной дворнягой на поводке. Вместо поводка — галстук.

Луис Альберто: Во, какой волкодав! Я его назвал Броненосцем Потёмкиным — уж больно он блохастый.

Марианна: Какой миленький. Ай! И шустренький. Как ты думаешь — он с мышами справится?

Луис Альберто: Конечно! Смотри — какая мощь! Как он играет мускулами! Броня — взять их, фас!!!

Собака яростно влетает под кровать. Раздаётся четыре выстрела, после каждого — собачий визг.

Марианна (в отчаянии): Она убила его!!!

Луис Альберто: Кто убил? Кого убил?

Марианна: Эта мышь застрелила нашего Броненосца!

Луис Альберто: Ого! Надо купить средство от мышей и немедленно! Как ты думаешь, Марианна, автомата Калашникова хватит? Или сразу брать пулемёт?

Тут из-под кровати вылетает пёс с четырьмя туго перебинтованными лапами. Скуля, он убегает из комнаты.

Марианна: Он жив?! Его так жестоко ранили. Может быть, даже смертельно!

Луис Альберто: Ничего, дорогая, не беспокойся — на Броненосце всё заживает, как на собаке. Я это уже успел… Хм. Ты нигде не видела мой пистолет?

Из-под кровати вылетает пистолет и падает на ногу Луиса Альберто.

Луис Альберто (удивлённо): О!.. Наверное, он выпал из кармана… (Засовывает руки в карманы и со счастливой улыбкой что-то там долго ищет.) Хм-хм. Странно — дырок нет. (Поднимает пистолет и заглядывает в магазин.) Осталось два патрона. Марианна! (Она вздрагивает.) Осталось как раз два патрона!

Луис Альберто заговорщицки подмигивает Марианне.

Марианна (в испуге): Но нас же трое…

Луис Альберто: А кто ещё?

Марианна показывает глазами под кровать. (Аплодисменты публики.)

Луис Альберто: Ах, да! Я и забыл. Ты предлагаешь её убить?

Марисабель пытается вылезти, высовывает руку, но тут Луис Альберто наступает ей на ладонь.

Марисабель: Уя-у-у!!! (Выдёргивает руку.)

Луис Альберто: Знаешь, Марианна, по-моему — это кошка! Теперь я понимаю, почему Броненосец бежал. Кошка под кроватью — это смертельно!

Марисабель выскакивает из-под кровати.

Марисабель: А-а-а!!! Мышь!!!

Луис Альберто: Теперь я совсем понимаю Броненосца — увидеть под кроватью Марисабель с мышью! Даже я бы не выдержал!

Марисабель: Мышь!!!

Марианна: Мышь!!!

Марисабель и Марианна запрыгивают на кровать и топают по ней ногами.

Луис Альберто (добро, по-отчески): Дочка, скажи мне, пожалуйста, что ты там делала?

Марисабель: А… Я… (Придумывает и начинает напористо.) В этом доме невозможно уединиться! Везде, везде донимают всякими глупостями! Марисабель — туда, Марисабель — сюда! Папа! Мама! Я хочу побыть в одиночестве! Оставьте меня хоть на минуту в покое!!! (Выбегает, хлопнув дверью.)

Марианна: За что она меня так не любит? Почему избегает? Ведь я всё делаю ради неё!

Луис Альберто: Успокойся, дорогая. Наша дочь уже не маленькая. (Гладит жену по спине, Марианна вздрагивает.)

Марианна: Что ты хочешь этим сказать?

Луис Альберто: Не забывай, какой у неё сегодня день…

Марианна: Разве у неё сегодня…

Луис Альберто: Да, да, любимая. Я частенько заглядываю в календарь…

Марианна: А я и не заметила, что Марисабель совсем повзрослела.

Луис Альберто (продолжая нежно поглаживать супругу): Наверное это произошло потому, что ты много времени уделяла благотворительности.

Марианна: Обещаю, Луис Альберто, что скоро я стану чаще бывать дома!

Луис Альберто: Вот как! И почему же?

Марианна: Дело в том, что я решила… Не знаю, как сказать, но… Видишь ли, дорогой, эта история началась так давно… Если ты не против, я расскажу тебе всё.

Луис Альберто: По-моему, она высохла.

Марианна: Кто???

Луис Альберто: Твоя кофта. (Перестаёт гладить и выключает утюг.) Тебе не стоит так много волноваться — платки не успевают сохнуть. И одежда тоже. К тому же — это плохо влияет на климат в нашем доме. И-и-и… Пойду, пожалуй, за успокоительными для тебя.

Марианна: Луис Альберто, куда же ты? Я так хотела тебе…

Луис Альберто: Ничего, дорогая. Хе-хе. Ночь длинная. Я скоро вернусь, и мы всё… (Уходя, цепляется за порог и кувырком летит в коридор. Там он долго гремит чем-то металлическим и выражается по-бразильски.) Понаставили тут ржавых рыцарей — не пройдёшь, мать вашу!!! (Шум постепенно стихает.)

Марианна (скучая): Ну, вот, оставили меня совершенно одну. И никому нет дела до того, что меня так тревожит. (Пауза.) А что тревожит меня? (Пауза.) Что???

Из-под кровати выбегает мышь.

Марианна (следя за мышью, говорит в пол-голоса): Вот что меня так беспокоит… (Визжит на весь дом.) А-а-а!!! Мышь!!! (Выбегает из спальни.)

Мышь удивлённо таращится в камеру — очевидно, забыла текст. От волнения начинает шевелить усами, трёт в задумчивости бороду, промокает лысину платком. Весьма кстати входит Кончита.

Кончита: Кто кричал? Кто оторвал меня от посте… Я хотела сказать, от плиты? Да, кто?

Мышь: Пи-и-ип!

Кончита: Что?

Мышь: Пи-и-и-и-ип!

Кончита: Да, нет, маленькая обманщица. Здесь ревела, по меньшей мере, дюжина бизонов. Где тебе, шпулька!

Мышь свистит — вбегает стадо бизонов.

Мышь: Пи-и-ип!

Бизоны: А-а-а! (Тыгдык, тыгдык.)

Кончита: А-а-а-а-а! (Тыгдык, тыгдык, тыгдык, тыгдык.) Кто пустил животных на съёмочную площадку???

Кончита выбегает из спальни, вслед за ней — бизоны, мышь, три осветителя, оператор, уборщица, наряд конной полиции и Валентин Пимштейн на горных лыжах. Режиссёр лихо притормаживает и, сладко улыбаясь, кланяется.

Валентин Пимштейн: Извините за маленькое недоразумение — сбежал реквизит из соседнего павильона. Просьба к зрителям — сохранять спокойствие и в ближайшие два часа не выходить на улицу. Рекламную паузу, пожалуйста!!!

РЕКЛАМНАЯ ПАУЗА

Толпа дремучих сибирских лесорубов встречает элегантно одетого джентльмена.

— Микола! Ты ли это? — воскликает один лесоруб, почёсывая затылок топором.

— Да, Евлампий Коловратьевич, вы не ошиблись — это я,— джентльмен расплывается в обворожительной улыбке,— только зовут меня теперь — Майкл.

— Ёксель-моксель, вчера ж бухали вместе — что с тобой случилось? — поражается другой лесоруб, ковыряя в зубах небольшим поленом.

— Попробуйте угадать!

Лесорубы начинают шевелить извилинами — процесс вызывает штормовой ветер, вырывающий деревья из земли.

— Папаша наследство оставил?

— Что вы, что вы — где ему!

— В «Спортлото» выиграл?

— Да разве такое бывает!

— На миллионерше женился?

— Нет. Хотя, мысль неплохая.

— Я знаю — он Дэйла Карнеги прочитал! — говорит вдруг самый умный, размахивая японо-китайским словарём.

— Какого Карнеги, ёрш тебе в печёнку — не иначе, как самого Бажова осилил! — встревает ещё более начитанный, вынимая из кармана ватника Большую Советскую Энциклопедию.

Джентельмен смеётся: «Нет, нет и ещё раз нет! Всё гораздо проще. Мою жизнь изменила вот эта маленькая баночка!!!» Под восторженные вопли дремучих лесорубов джентльмен вынимает из внутреннего кармана смокинга сверкающую двухлитровую банку с перламутровой надписью:

ГОВЯДИНА ТУШЁНАЯ
Продукт изготовлен
на Семипалатинском заводе
мясных консервов.

Играет бравурная «Эх, дубинушка, ухнем», смешанная с молодецким треском счётчика Гейгера. С неба падают ящики с «тушёнкой». Счастливые лесорубы хватают консервы и вскрывают их лёгкими взмахами топоров. По чавкающим физиономиям стекает жир, который превращает дремучих лесорубов в элегантных джентльменов. Где-то далеко-далеко облегчённо вздыхает сибирская тайга.

Интригующий женский голос со стойким рязано-английским акцентом сообщает:

Даже у нас, как у вас!
А у вас, как у нас!
Внешторг всегда вам!

Выплывает длинный ряд номеров телефонов, телефаксов, телеграфов, телевизоров, телепатов, телекинезов и прочей оргтехники.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *