Герой Ши

Дух Кисы Воробьянинова в течение многих лет не может найти себе покоя, бродит по кинотеатрам города и портит обивку сидений.

* * *

— Я буду называть тебя Пятницей,— сказал Робинзон Крузо своему новому другу.

— А я буду называть тебя Ублюдком Бородатым,— подумал тот.

* * *

— Петька, а Петька.

— Чего, Василий Иваныч?

— Куда Анка запропастилась?

— Да, пошла вечером к Фурману чай пить.

— Так ведь утро уже.

— А ты знаешь, какой у него здоровенный САМОВАР!!!

* * *

— Почему люди не летают? Вот так бы раскинула руки, разбежалась и…

— Полно те вам, Наташенька,— сказал Пьер и задёрнул штору,— по мне, так очень даже замечательно, что люди не летают.

— Это от чего же?

— Представьте себе, если бы к нам в окно влетала всякая пьяная с…

Посыпались стёкла, и в комнату, сорвав шторы, ввалился поручик Ржевский. Он незамедлительно матюгнулся, отряхнулся, ещё раз матюгнулся и выпрыгнул в окно. После себя поручик оставил стойкий запах дорогого французского одеколона, смешанного с самогонкой, потрёпанную брошюру К.Э. Циолковского «Полёт на Луну» и горестно вздыхающую Наташу.

* * *

Ничего не сказал Мальчиш буржуинам. Ведь по-инострански знал только «Рот фронт».

* * *

Гастелло выпрыгнул из горящего самолёта, но парашют не раскрылся.

«Значит, не судьба»,— подумал лётчик, падая вслед за самолётом на вражеский эшелон.

* * *

Пройдут пароходы — привет Мальчишу!

Пройдут паровозы — салют Мальчишу!

А пройдут пионеры — кранты Мальчишу!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *