Активность

  • Юрий Пастухов сообщение в ленте группы Логотип группы (Книга прозы)Книга прозы 9 месяцев, 1 неделя назад

    С того света вернулся. Рассказ
    Юрий Пастухов

    Алексея Скокова провожали в армию всей семьей. Он был здоровым и смышленым парнем. Начинался уже вечер, когда на перроне сопровождавший группу капитан дал команду:
    — По вагонам. Мать Скокова, Пелагея, еще крепкая женщина, схватила сына в объятья и запричитала:
    — Не пущу! Слезы непроизвольно текли по ее щекам. Она с трудом опустила руки:
    — Сыночек, мой родной, пиши письма.
    Отец Игнат, «деревянных дел мастер», растерянно теребил смятую в руке папироску, а дед Силантий всё повторял:
    — Алешка, не посрами, будь достойным. Подошла невеста Алексея, Наталья, тонкая, как тростиночка, схватила его руками за шею и прильнула к нему. Она всхлипывала и размазывала слезы по лицу, шептала ему на ухо:
    — Алёшенька, милый, буду ждать тебя!
    Поезд дал длинный гудок и тронулся. Алексей вскочил на подножку вагона и, махая рукой, закричал:
    — До свидания!
    Поезд скрылся, родители ушли домой, а Наталья еще долго стояла вслед уходящему составу.
    Вот было близко, счастье, рядом, и все на свете – хорошо, думала она, но не стало любимого – и все изменилось, стало другим. Повздыхала немного и тихонько пошла, не чувствуя ног.
    Алексея взяли служить в Чечню. Отец каждый день читал в газетах о чеченских событиях. У него на душе было тяжело, боялся за сына: телевизионные «Вести» передавали каждый день о гибели русских солдат. Дед все успокаивал Пелагею:
    — Может, Бог помилует, отведёт несчастье от нашего Алексея.
    А мать уходила в дальний угол молиться, затем, наплакавшись, вытирая передником слезы, возвращалась глубоко вздыхая. Воспаленными глазами глядела на всех, шла на кухню, приговаривая:
    — Я всю-то ночь опять не спала, молилась, думала об Алеше.
    Дед начинал философствовать:
    — Если Дудаева убили, может, боевики успокоятся. Вот если бы в наше время такое было, хватило бы одного десанта. Как мы Берлин брали? На танках, а позади пехота в атаку,вперед! Приказ – «Ни шагу назад!» Эх, было время, повоевали. А сейчас нагнали еще зеленых,необстрелянных, и что с ними стало. Вот бы фронтовиков туда. Показали бы кузькину мать. А то Чечня!
    Дед Силантий расходился не на шутку так, что долго не мог успокоиться. Он в Отечественную пехотным командиром был, всю войну прошёл, имеет ордена и медали, дважды ранен, один раз в плечо, другой – в ногу.
    Прошел год. Раньше письма от Алексея приходили недели через две, а тут перестали. Родители почувствовали неладное…
    И действительно вскоре из военкомата принесли похоронку:
    — Ваш сын, Скоков Алексей Игнатьевич, погиб при исполнении служебного долга, награжден посмертно медалью «За отвагу».
    Все расходы на похороны военкомат заранее взял на себя. Деду стало плохо, начал заговариваться:
    — Такого молодца загубили. На следующий день Скоковы отправились на вокзал встречать цинковый гроб.
    Прибыл поезд. Мать уже не могла идти, ноги подкашивались и не слушались. Отец растерялся и забегал то к поезду, то к жене. Кое-как отводились с Пелагеей и усадили рядом с гробом, а когда домой приехали, прибежала Наталья, красная от слез. Она рыдала у гроба:
    — Милый, на кого ты меня оставил? Мать старалась разглядеть в окошечко гроба сына, но это ей не удавалось. Она не могла уже говорить и все шептала:
    — Алёшенька, возьми меня с собой. …И похоронили Алексея со всеми почестями.
    Прошло какое-то время, и вдруг звонок по телефону:
    — Встречайте меня, вернулся со службы, звоню с автомата с соседней станции. Мать ничего не могла понять, а отец от удивления даже рот открыл; дед стал молиться… Мать, наконец, вымолвила:
    — Вот поговорили с сыном с того света.
    А к вечеру звонок в дверь, открывают, а это их родной сын стоит, жив-здоров, на груди медаль «За отвагу».
    — Мама, это я, Алексей, живой вернулся. Мать, как во сне, с ним разговаривает:
    — Алеша, это ты вернулся с того света. А отец давай его щупать, обнимать, ему тоже не верится, словно во сне. Дед даже перекрестился.
    На радостях отец достал бутылочку водки, а дед полез за гармошкой. Выпили по стакану и разговорились. Тогда Алексей рассказал историю, которая произошла с ним.
    В одно из затиший солдаты мылись в бане, и там он обронил свой солдатский жетон, который попал к одному солдату. На следующий день началась перестрелка с боевиками. Здесь то и убили того, а по жетону Алексея отправили солдата в цинковом гробу на родину. Алексея тоже вскоре ранило, отлежался в госпитале, и вот – дома.
    Мать от счастья не знала, куда его посадить, чем накормить. Вспомнили и о невесте, послали за ней соседского мальчика Васю.
    Наталья как узнала, что Алексей живой, прибежала запыхавшись:
    — Все же есть бог, донесли ему мои страдания, вернули мне жениха.
    Вскоре свадьбу сыграли, а соседи еще долго удивлялись, что он с того света вернулся.
    На это отец отвечал так:
    — Знать, тому и быть, смерть обошла Алексея.
    Они сейчас живут дружно да вспоминают, как с того света Алексей вернулся.